ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А потом? Какое образование ты хочешь получить?

Сложный вопрос. Хочу все вместе. Но на Этне нет ни одного исторического факультета. И вообще, я быстрее по книгам научусь всему, чему сам захочу.

— Не знаю еще. Надо посмотреть программы курсов математического и физического факультетов, кое-что я уже знаю. А что, вы предлагаете мне официально учиться в университете?

— Может быть. Тебе это не нравится?

— Потеря времени. Самостоятельно быстрее.

— Ну смотри, дело твое. Если передумаешь — мое предложение остается в силе.

Надо и впрямь готовиться к экзаменам — но лень. Начну этим заниматься, когда вернемся в Палермо. А здесь мы проведем еще пару недель, так что я успею понаслаждаться японской поэзией пополам с римской стратегией. И историей любимого мною кемпо, кстати, тоже. Вот откуда оно пошло. Ниндзя понравились мне даже больше самураев — коллеги. И выдумщики. Кое-какие шутки можно попробовать повторить. А хокку Басё написаны про меня. Про меня прежнего:

Зимние дни в одиночестве.
Снова спиной прислонюсь
К столбу посредине хижины.[43]
* * *

Так, понятно, изучение истории Европы приводит в Рим, а истории Японии — в Китай. Когда я, интересно, буду все это читать? У меня действительно слишком много увлечений. А, ладно. Все равно отказаться от чего-то невозможно. Нечего и мучиться по этому поводу.

Чего только нет в интернете? Этну колонизировали лет триста назад с Новой Сицилии. Тогда уже весьма развитой и богатой. Поэтому сеть здесь сделали сразу и сразу загрузили в нее несколько совершенно замечательных баз данных. Правда, ими по большей части никто не пользовался уже много лет. Впрочем, несколько серьезных исследований техник различных школ ниндзя я нашел без труда. И трактат Сунь Цзы[44] тоже нашел — чтение на ближайшую ночь, если проф не заметит.

Глава 32

— Эту ночь ты будешь спать, — заявил проф безапелляционно, — и не вздумай протестовать, а то я уберу твой комп.

— У-у! — взвыл я, — А когда же мне читать? И вообще мне уже немного больше пяти лет…

— Да? Ведешь ты себя не слишком разумно. И так сегодняшний день псу под хвост. Так убирать комп?

— Не надо, — вздохнул я, — А в джунгли мы так и не сходим?

— Еще не нагулялся?

— Так ночью же ничего не видно! Днем бы сходить. Обещаю не дергать горынычей за хвосты.

— Поинтересуйся с утра у синьора Альгеро: найдется в охране любитель бродить по джунглям — тогда сходим. А без проводника не пойдем.

— Как это, интересно, и вы, и я выбрались оттуда живыми, да еще и ночью?

— Я — совершенно спокойно, а ты — чудом. Чудеса случаются не слишком часто, — невозмутимо ответил проф.

Наутро я сразу побежал советоваться к начальнику охраны.

— А, чертенок! — приветствовал он меня.

Точно, Филиппо я не просто отомщу, я страшно отомщу.

Любитель погулять по джунглям нашелся, и оказался им тот самый начальник караула, который встречал меня и профа в ту ночь. Звали его Доменико, и он был очень смущен, что не сумел сохранить в тайне мой поход в джунгли:

— Тебе как, не слишком влетело? Своему-то начальнику я обязан доложить, как все было. Кто ж знал, что он расскажет это синьору Галларате?

— Не переживай — ничего страшного. Да и голова горыныча стоит пары синяков. Как бы я иначе ее заполучил?

— Да, конечно. — Он расстелил передо мной карту Джильо. — Вот, смотри: мы можем сходить на этот мыс. Здесь небольшая хвойная рощица, родник, отличный пляж. Туда ведет вот эта тропа, правда, по большей части через болото, но ведь тебя оно и интересует. В одну сторону идти часов шесть. Так что лучше всего выйти с утра, дойти до места, провести там ночь, а на следующий день вернуться. Мы так с ребятами обычно делаем. Или можно вызвать туда катер, тогда уже в тот же вечер вернемся.

— Лучше, конечно, с ночевкой.

— Согласен. Ну что? Завтра с утра? Только снаряжение надо подобрать вечером.

— Хорошо, профессор не против, надо только его предупредить.

— Слушай, Энрик, а как ты цветы на клумбе покрасил? Все остальное, что Фил наговорил, мы общими усилиями поняли, как ты сделал. Или это брехня?

— Не-а, но все было еще смешнее. Был какой-то спор о моральных проблемах, кто-то очень торжественно произнес, что белое всегда остается белым. Ну, я и устроил. Только там была не клумба, а четыре садовых вазы с болотными лилиями. Я их поздно вечером полил разведенными чернилами от принтера. Каждую вазу другим цветом. Синим, красным, желтым и фиолетовым. Зрелище было очень красочное. Эти лилии же в основном ночью воду тянут.

— И что, действительно была тревога?

— Не-е, если к нам прилетят зеленые человечки, наш начальник охраны скажет, что не его забота, как там Энрик хулиганит.

Мы посмеялись.

— Понятно.

— Ладно, побегу я опять плавать, а то профессор скажет: «никаких джунглей».

В поход мы отправились целой толпой, потому что Марио и Филиппо заявили, что им велено сопровождать меня все время, а они и так уже один раз лопухнулись. Я ехидно заметил, что, если бы они не препятствовали моим начинаниям, я бы с удовольствием ходил повсюду вместе с ними. И не пытался бы никуда без них удрать. Согласиться с моими доводами охранникам помешали грозные взгляды, которые бросал на них проф.

Вот как, оказывается, надо ходить в джунгли. Высокие ботинки, наглухо застегнутые комбинезоны, боевые бластеры, комм-браслеты. А воду все равно пришлось тащить на себе. В болоте ее сколько угодно. Но уж больно грязная, без крайней необходимости ее лучше не пить.

— Главная опасность в джунглях не горынычи, тем более, что днем они спят. А вот травы и деревья встречаются ядовитые, да еще и с шипами. Так что поосторожнее, — наставлял нас Доменико на дорожку.

Профа он попросил идти замыкающим. Лица Филиппо и Марио вытянулись: они же здесь охраняют! Ха, проф в этом не нуждается — сам кого хочешь сохранит. Где, интересно, он этому научился?

И мы тронулись в путь. Через пару часов мне надоело глазеть по сторонам: растут здесь папоротники и хвощи, под ногами болотный мох. Цветов нет. На Этне вообще нет своих цветов, только те, что привезены с других планет. Всякое зверье, если и обитало где-то рядом, пряталось при виде нашей кавалькады. А мне для хорошего Контакта с кем-нибудь незнакомым необходимо его видеть. Одно счастье: насекомых на Этне тоже нет. Я читал, сколько беспокойства они доставляют людям.

Доменико остановился так внезапно, что я еле успел затормозить. Нашу тропу пересекала другая дорожка, и тот, кто ее проделал, о сохранении флоры явно не заботился: по краям лежали целые валы из древовидных папоротников. Эти валы пересекали нашу тропу, и нам предстояло через них перебираться.

— Кто это тут прошел? — спросил я шепотом.

— Маракан, — пояснил Доменико. — Они травоядные, но горынычи на них нападать не рискуют, разве что на детенышей. Есть желающие полюбоваться?

— Да, — ответил я.

— Нет, — ответил проф.

Я проиграл еще до начала дискуссии.

— Тогда полезли на ту сторону, — предложил Доменико, — шуметь нельзя, а то приманим маракана. Не шуметь тоже нельзя: дорожка глубокая, как речка, и кто-нибудь кусачий в ней обязательно найдется.

Все взоры обратились на меня. Я даже возгордился — главный спец по безвыходным положениям.

— А эти кусачие, они как добычу ищут?

— Ну если кто-нибудь мелкий в воду свалится, они туда и плывут стаей, а если кто-нибудь очень крупный — не рискнут.

— Приманить сюда маракана, пристрелить и по нему на другую сторону перебраться.

— А серьезно?

— Серьезно…

Я отломил лист папоротника и забрался на вал. Брошенный в воду лист оказался в центре маленького шторма.

вернуться

43

Пер. В. Марковой.

вернуться

44

Сунь Цзы — великий китайский полководец V в. до н. э. Его классический «Трактат о военном искусстве» можно смело рекомендовать каждому, кто интересуется военной стратегией. Собственно, если вы его не читали, то вы точно не интересуетесь военной стратегией.

35
{"b":"71","o":1}