ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Остров Камино
Три дня до небытия
Далеко на квадратной Земле
Одна среди туманов
Assassin's Creed. Единство
Дневники стюардессы. Часть 2
Чужаки
Оживший
Наша Рыбка
A
A

Бедняжку Марию и Геракла намертво прикрутили к креслам и больше не обращали на них внимания. Наш большой катер вертелся, как осенний лист на ветру, — я в жизни даже не видел ничего подобного, тем более не ощущал. Благодаря потрясающему маневрированию в нас ни разу серьезно не попали. Со стрельбой у меня не очень заладилось, я долго не мог ни в кого попасть, только слышал за спиной довольные возгласы Марио. Наконец какой-то не слишком умелый летчик угодил в мой прицел, и тут уж я его не выпустил. Взорвался он уже совсем близко от нас. Катер тряхнуло. Кто-то выругался. Внезапно мы повернулись так, что все висевшие у нас на хвосте катера оказались в моей зоне. Я почти наугад выпустил две ракеты, и, как ни странно, одна из них попала в цель.

Я слегка распугал катерочки неприцельной стрельбой, потом стал охотиться на самых нахальных. Когда я приноровился, это оказалось совсем несложно. Похоже, что приноровился не только я, потому что внизу раскрылись сразу пять парашютов. Еще одна бочка… После нее моя зона как-то обеднела. Стоп, не надо палить в белый свет. Сейчас налетят, сочтя, что мой бластер вышел из строя.

А вот и они. На сетчатке остались гореть несколько особенно ярких линий. Все, пора! Вы ошиблись, мальчики, здесь просто терпеливый охотник. Сразу три ракеты попали куда надо. А еще парочку я сбил как-то очень легко — один из них, правда, уже был поврежден. Бой кончился внезапно. Только что было в кого стрелять — а сейчас уже чистое небо с редкими облачками.

— Не расслабляться! Сейчас может последовать вторая волна, — утешил нас пилот через интерком.

— Жаль, что я не дал вам поохотиться на горынычей, — сказал проф, — но эта охота гораздо увлекательнее.

— Я тоже так думаю, — ответил пилот.

Минут пять прошли в тревожном ожидании, а потом все началось по новой. Что им надо? Мы же доказали, что добыча кусается. У них, небось, не все пилоты спаслись: когда в такой маленький катерок попадает ракета, можно не успеть катапультироваться.

У меня осталась только одна ракета — приберегу ее на крайний случай. В эту минуту я почувствовал, что ко мне вернулась скорость реакции, которую я получил от полетов с Разбойником. Я выбросил из головы все мысли, мое внимание разделилось между радаром и экраном. Враги один за другим попадали в прицел. Четыре выстрела — именно четыре, не больше, не меньше, — яркая вспышка; иногда под ней оказывается черная точка — спасательная капсула. Это меня не касается, за ними я охотиться не буду. Еще один крутой вираж. Кажется, пилот оценил мои возможности и подставляет мне новые мишени. Я потерял счет сбитым катерам. Не меньше двенадцати, и восемь в первом столкновении. Правда, четыре из них — ракетами. Уф, все, они потеряли больше, чем могли себе позволить. Даже если большая часть этих катерочков автоматы, все равно получается слишком дорого. Небо снова очистилось. Когда на Этне переведутся любители умирать просто так? Самураи хреновы! Настоящие самураи, правда, умирали во имя чести. Это я могу понять, в отличие от верности долгу и господину. Что-то тут странное.

— Ну что? Сейчас еще одна волна? — спросил Филиппо прерывающимся голосом.

— Вряд ли, — отозвался пилот. — Кто у вас на правом экране?

— Энрик, — ответил проф.

— Расти быстрее, я тебя возьму стрелком!

— Спасибо, я бы лучше научился летать.

Похвала скорее смущала: я не сам достиг такой скорости реакции. Это побочный эффект Контакта. Я ничего не сделал для того, чтобы ее заполучить.

— Нет проблем, парень, если, конечно, синьор Галларате не против.

— Синьор Галларате не против, — вздохнул проф, — покоряюсь неизбежному. Внимание, сзади слева!

— Это свои, — ответил пилот, — код совпадает. Прилетели к шапочному разбору… Они что? Спятили?

На левом экране замелькали вспышки выстрелов. Наш катер перевернулся вверх ногами, и враги — теперь это уже было ясно — оказались в моем секторе. Поиграем. Это уже не маленькие катерочки. Я выпустил последнюю ракету и начал стрелять. На сей раз четырех выстрелов оказалось мало. Я ругал себя за непредусмотрительность: надо же выпустить все ракеты в какую-то мелочь! А этих так просто не спалишь. Пока одного продолбишь, бластер перегреется. Кажется, это «Джел-7», тоже новенький, тоже на антигравитации летает.

Откуда-то сбоку прилетели еще две ракеты, и врагов стало поменьше. Поняв, что у меня перегрелся бластер, пилот развернул катер и отдал цели кому-то другому. Мой сектор ненадолго очистился. Как же медленно охлаждается бластер!

У меня за спиной выругался Марио.

— Хвостовой бластер все!

— Возьми один из моих, — сказал проф.

— Понял. Энрик, твой как? — спросил пилот.

— Остыл.

— Давай, малыш, еще разок!

Катер опять сделал какой-то невероятный вираж, и прямо передо мной оказались два больших боевых комбинированных катера типа «Джел-7», теперь я видел маркировку. Одного я сразу поймал в прицел. Теперь надо долбить и не терять. Во второго выстрелили ракетой — это проф или Марио, — и он долго кувыркался, чтобы уйти от нее. Ушел, но это нас спасло. Своего я добил.

— Опять от меня! — крикнул я.

Мир перевернулся в очередной раз, и сектор очистился. Филиппо непрерывно давил на гашетку. Оп! А теперь в нас попали, и неслабо. Защитные экраны сгорели, и мир наполнился звуками боя. Скрежет, гул, взрывы. Катер рванул вверх. Противники ненадолго отстали.

— Их двое осталось, — сказал пилот, — экраны кончились, так что быстро слетаем вниз. Одного расстреляет Энрик, второго снимем ракетой. Синьор Галларате, у вас еще есть?

— Да, две.

— Все, начали!

Мертвая петля, теперь вниз. Проф выпустил ракету, и один из врагов закувыркался в попытках уйти от нее, а мне пилот подставил второго, причем прямо брюхо — там обычно защита послабее. Интересно, там человек или автомат управляет бластером? Я, кажется, уничтожил его, прежде чем в нас попали хотя бы раз. А потом я начал долбить. Как пилоту удалось держаться все время с этой стороны от вражеского катера, непонятно, земля и небо поменялись местами двадцать раз. Наконец яркая вспышка взрыва. Уф! А второй где? Ракета настигла его чуть ли не в ту же секунду. Сильно покалеченный, он пошел куда-то к земле. Догонять его мы не стали.

— Теперь главное сесть, — усмехнулся пилот.

— Не говори гоп… — осадил его проф.

— Мы сейчас войдем в нашу зону, — предупредил пилот, — я скажу, когда можно будет расслабиться.

Все, кроме профа, расслабились тут же, потом я оглянулся и постарался собраться обратно. Филиппо и Марио, кажется, сделали то же самое.

— Вошли в зону!

— О-ох! — вздохнули все с облегчением.

Мимо пронесся катер с синим ястребом. Что там пилот ему говорил, мы не слышали, но через десять минут у нас был эскорт, способный разнести в клочья космический крейсер, если бы тот каким-нибудь чудом спустился в атмосферу.

Филиппо бросился отвязывать и приводить в чувство свою невесту. Храбрая девушка, ни разу даже не завизжала. Я вспомнил, как глупо она вела себя в истории с бластером. Только дьявол поймет женщин, и то если сам принадлежит к прекрасному полу. Геракл тоже выглядел не лучшим образом, и мне пришлось долго его утешать.

Летели мы еще часа два, но больше на нас никто не рисковал напасть. (Еще бы!) «Ястребы» довели нас до самой посадочной площадки в Лабораторном парке.

Когда мы сели, пилот буквально вывалился из своей кабины — я даже испугался, что он ранен. Филиппо и Марио подскочили к нему и подняли на ноги.

— Капитан Барлетта, — торжественно обратился проф к пилоту, — вы самый лучший летчик, которого я видел в своей жизни!

— Благодарю вас, генерал, — церемонно ответил пилот.

Еще одна загадка в жизни профа — придется опять взламывать сайты, потому что и проф, и явно информированный синьор Соргоно в свое время отказались просветить меня. Почему, например, проф командовал всеми в Липари? Почему капитан Барлетта назвал его генералом? Если я его прямо спрошу, он мне ответит или нет?

38
{"b":"71","o":1}