A
A
1
2
3
...
38
39
40
...
84

Капитан был приглашен к нам в гости отдохнуть и пообедать. И с благодарностью принял это предложение. Охранники начали выгружать багаж.

— Та-ак, — протянул синьор Соргоно при виде головы горыныча, — Энрик, это ты собираешь такую гадость?

— Это не гадость, — обиделся я, — это голова горыныча.

— Вижу, а как ты ее заполучил?

Филиппо и Марио горестно застонали и начали каяться.

— Они не виноваты, — заявил я, — я сбежал, и чтобы остановить меня, потребовался бы взвод с тяжелым вооружением.

— Понятно, — сказал ничего не понимающий синьор Соргоно, — так вы его только один раз выпустили из виду?

— Да, синьор, — ответил Марио.

— Это рекорд! — кивнул начальник охраны. — Вряд ли это достижение можно превзойти. Получите премию и отпуск на две недели.

За обедом мы обсуждали подробности минувшего боя. Капитан Барлетта объяснял мне, как я могу научиться водить катер, и предлагал свою помощь и полковой аэродром в качестве учебной базы.

— Сначала, — наставил на меня указательный палец проф, — вы, молодой человек, сдадите все экзамены. А потом гуляй до следующего учебного года.

— Ладно, десять дней на подготовку и четыре дня, чтобы сдать. Осенью я пойду учиться в университет. Вы были правы, надо хотя бы попробовать поучиться, как все. Если не понравится — просто не буду там появляться. А в промежутке научусь пилотировать все, что летает.

— Хорошая программа, — одобрил капитан. — Ты, как я погляжу, не только стреляешь быстро.

— Кто бы приделал к этому парню регулятор скорости!

— А зачем? Мне и так хорошо.

— Тебе — да.

Глава 36

Как приятно вернуться домой после долгого отсутствия! Даже отдых может надоесть, если его слишком много. После обеда я сразу сел писать письмо Ларисе, приглашая ее пойти погулять завтра вечером.

Перед тренировкой сенсей внимательно осмотрел и одобрил мою катану, заметив, что приемы боя на мечах не могли измениться за последнее тысячелетие, а значит те ката, которые исполняются с боккэном, должны подойти и для моего клинка. Среди найденных мною работ, посвященных различным школам кемпо, были и описания фехтовальных техник двумя мечами — катаной и вакидзаси. Это мне тоже может понадобиться.

Наутро мне пришлось взять себя в руки, закрыть файл «Дзен и военная подготовка самураев» и вернуться к школьной программе. Повторять мне пришлось, в основном, биологию. К великому огорчению профа, это единственный предмет, который меня решительно не занимает.

Вечером Лариса одобрила мою негритянскую рожу и ехидно спросила, сколько я еще убил бедных маленьких горынычей.

— Еще одного, — признался я, — правда, не один, нас было пятеро.

История нашего тяжелого похода неожиданно оказалась смешной и увлекательной. Как так получается? Большую часть времени мы просто шли: в первый день — по болоту, во второй — по пышущим жаром скалам. И я не сказал ни слова неправды. Все равно Ларисе было интересно.

— Почему мне тоже нельзя участвовать во всяких приключениях? — спросила она.

— Ты же девочка, — удивился я, — тебе не понравится.

— Откуда ты знаешь?

— Ну-у это все знают, — протянул я.

Слабый аргумент — я это сразу осознал, как только сказал. Лариса это тоже поняла:

— Помнишь, ты рассказывал о древних египтянах. Они еще считали, что Солнце — это бог и живет в море. Они все так считали, но это же неправда.

— Вообще-то всякие приключения, как ты говоришь, совсем не такие забавные, как получается потом в рассказах. На самом деле мы просто пять часов шли по болоту, и под ногами хлюпала вода. Было жарко, и хотелось пить. А пересекая тропу маракана, мы еще и вымокли до нитки в вонючей болотной воде. И валить папоротники резаком — тяжелая и грязная работа.

— Ну-у все это правда, но у тебя глаза горят, когда ты об этом рассказываешь.

— М-мм…

Надо срочно придумать Ларисе какое-нибудь не слишком опасное приключение. Или она убедится, что с нее хватит, или я — в том, что был неправ.

— О чем ты задумался?

— Придумываю тебе приключение, — признался я.

Лариса засмеялась:

— Спасибо, а родители что скажут?

— Ну ты же хотела приключений. На них обычно набиваются без разрешения.

— Понятно, и что ты можешь предложить?

— Пока не знаю, я же не хочу, чтобы тебе запретили со мной встречаться.

— А я скажу, что сама все придумала и тебя уговорила.

— Во-первых, тебе никто не поверит. А во-вторых, за кого ты меня принимаешь? Не могу же я прятаться за твоей спиной!

— Что же делать?

— Весенние каникулы у тебя скоро?[46]

— А, ты же не знаешь… — Лариса что-то подсчитала. — Еще конец этой недели и следующая, восемь дней.

— Отлично. — Я лихорадочно соображал, успею ли сдать экзамены до этого времени. — Мы с тобой сейчас выберем место, и ты убедишь своих родителей поехать туда, и я тоже — хотя это будет непросто, у меня же только что кончились длинные каникулы.

— Папа никуда не сможет поехать.

— А мама?

— Мама, наверное, согласится. Кстати, она просила тебе передать, что хочет с тобой серьезно поговорить.

— Это насчет того, что я на тебя плохо влияю? — в страхе спросил я.

— Нет, не беспокойся, просто мама — дизайнер. Ты же видел наш дом?

— Ага, незабываемое зрелище, я серьезно.

— Так вот, мама хочет ввести в моду египетский стиль. Помнишь альбом, который ты мне подарил? Она уже нарисовала кучу эскизов и, кажется, собирается поделиться с тобой гонораром.

— Э-э, не надо, я же ничего особенного не сделал. Пусть она лучше согласится поехать, куда мы с тобой выберем.

— Шантажист! А что мы будем там делать?

— Заблудимся в лесу. Заблудиться может каждый — это же случайность.

— Здорово! А куда мы поедем?

— Надо подумать. В этнийские джунгли я тебя не поведу: профессор не зря сказал, что туда только на тяжелом танке. Что-нибудь в умеренном поясе — хвойный лес и не слишком жарко. Идем!

— Куда?

— В книжный магазин. Нам надо посмотреть карту.

— А почему мы не можем поискать приключений прямо здесь? Выйти из охраняемой зоны…

Больше Лариса ничего сказать не успела, потому что я крепко взял ее за плечи и развернул лицом к себе:

— Ты никогда не будешь выходить за пределы охраняемой зоны, если тебя не сопровождают, по крайней мере, четверо охранников с боевыми бластерами. Понятно? — слегка встряхнул я девочку. — Это приключение было бы очень опасно для меня, а для тебя — просто смертельно, ясно?

— Ясно, ясно, что ты так вскинулся?

— Значит, не ясно. Объясняю грубо, но доходчиво. В лучшем случае, тебя зверски изнасилуют впятером или сколько их там будет. В худшем — еще и убьют, чтобы понадежнее спрятать концы в воду.

Лариса побледнела:

— Откуда ты знаешь?

— Знаю. Пожалуйста, поверь мне и все!

— Ладно. — Девочка вздохнула и отвернулась.

— Не сердись, просто я за тебя испугался, слишком уж ты решительный приключенец!

Лариса повернулась ко мне лицом.

— Кто бы говорил! — улыбнулась она, — Сам хорош: кто потащился ночью на болото, где водятся горынычи?

— Люди опаснее горынычей, и намного.

— Особенно некоторые Энрики: у меня теперь синяки будут.

— Прости, я не хотел.

Мы в молчании шли в сторону книжного магазина, но это уже было мирное молчание. Лариса — настоящее чудо, с другими девчонками и поговорить-то не о чем, как я убедился. Как там Васто говорил? Тряпки, фигурка и мордашка. А мне повезло. За такое счастье надо платить. Страхом и неуверенностью.

В магазине я вставил в считыватель компакт-диск с атласом Этны. Там же были подробные описания флоры и фауны многочисленных островов.[47]

— Так, нам нужен остров в умеренной зоне, ближе к экватору, чем к полюсу, принадлежащий клану Кальтаниссетта, а на нем — какая-нибудь турбаза и большой лес рядом с ней.

вернуться

46

Год Этны длится почти точно 352 местных дня, что составляет примерно 374 земных дня. Поэтому школьный учебный год организован так же, как на Земле.

вернуться

47

На Этне только два небольших материка, размером примерно с Австралию, но с гораздо более длинной и изрезанной береговой линией. Зато по всему океану раскиданы многочисленные острова самых разных размеров. Многие из них нетерраформированы или терраформированы частично.

39
{"b":"71","o":1}