ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лариса склонилась над картой рядом со мной:

— О, смотри, Нью-Эльба: целиком наш, два небольших города, пищевая и текстильная промышленность, фермерские хозяйства — животноводство, на побережье рыболовство. Невысокие горы, заросшие хвойным лесом. Бальнеологический курорт. Горячие источники. Сможешь ты убедить своего отца, что у тебя ревматизм?

— А ты?

Мы посмеялись.

— Ладно, — решил я, — Нью-Эльба нам подходит. Осталось уговорить родителей и обзавестись снаряжением. Ну это я сам. Большую часть купим на месте.

— А на какие деньги?

— Не беспокойся, найдутся.

— Откуда у тебя так много?

— Научить тебя играть на бирже? Это тоже своего рода приключение. У тебя, кажется, с математикой все в порядке.

— А что? И научи!

— Обязательно, вот вернемся с Эльбы…

— А почему не сейчас? — хитро улыбаясь, спросила Лариса.

— Не хотел хвастать раньше времени, но я обещал профессору сдать экзамены за среднюю школу. Пока я этого не сделаю, просто не смогу никуда поехать. Я рассчитывал все сдать за две недели, а оказывается, у меня есть только восемь дней. Придется поднапрячься. И свободного времени пока не будет, совсем.

— Понятно, — удивленно протянула Лариса, — так вот почему ты не учишься в школе.

— Почему? Мне и самому интересно, — улыбнулся я.

— Вундеркинд!

— Ха, скорей аристократ. Аристократы, как известно, грамотны по праву рождения.

— Кому известно?

Весело смеясь, мы помчались к Ларисиному дому: ей пора было возвращаться. Мне тоже.

Когда мы добежали до ее дверей, ко мне опять вернулось деловое настроение:

— Не передумала?

— Не-а.

— Тогда постарайся еще сегодня уговорить свою маму и сразу же мне позвони.

— Хорошо.

* * *

Лариса позвонила мне на комм раньше, чем наш элемобиль въехал в Лабораторный парк.

— Мама не против. Ей, в общем, все равно, куда съездить со мной на недельку.

— Ясно. Значит, я тоже договариваюсь.

Как я буду убеждать профа, ума не приложу. После получаса размышлений я решил, что лучше всего сказать правду, только правду, но не всю правду — не подводить же Ларису. Проф еще не лег спать, так что поговорить удастся прямо сегодня.

— Можно? — спросил я, постучав в дверь его кабинета.

— Заходи, Энрик. Вид у тебя очень решительный. Я тебя слушаю.

— Профессор, в ближайшие восемь дней я готов сдать все экзамены, поставить все «жучки», которые найдутся на складах у синьора Мигеля, и угробить всех его конкурентов. Но после этого я хочу поехать на неделю на Нью-Эльбу, потому что там будет Лариса.

— Понятно, — слегка озадаченно сказал проф. — А к экзаменам ты готов?

— Послезавтра можно уже начать. Лучше с биологии, за все остальное я не беспокоюсь. Можно даже не два, а три экзамена в день сдавать.

— Хорошо, я поинтересуюсь, нет ли для тебя чего-нибудь срочного. Но я поехать не смогу, это точно. Ты удовольствуешься обществом синьора Соргоно?

— Зачем мне его общество? У меня будет общество Ларисы.

— Ясно. Если ты сдашь экзамены и не случится ничего неожиданного, то почему бы и нет? В конце концов, у тебя за всю жизнь были только одни каникулы, и то не совсем настоящие. И это моя вина.

— Спасибо! — Я расплылся в улыбке, удержаться было невозможно. Между прочим, самураи умели себя контролировать. Например, могли никогда не улыбаться. Так ли мне это надо?

Осчастливленный, я отправился учить биологию. И занимался этим всю ночь и весь следующий день с перерывом на тренировку. Сенсей был не слишком мною доволен.

В голове у меня тикали часы: времени мало, а дел невпроворот. Осталось только семь дней. Вечером седьмого надо уже улетать.

На следующий день я, непрерывно зевая, со скрипом в мозгах сдал биологию. Идеально.

Я написал письмо Ларисе, что профессор не против каникул и что один экзамен я уже сдал. Потом вынул Винни-Пуха из тайника и завалился спать до вечера; ночью нам с Гераклом придется поработать.

Глава 37

Работа показалась мне несложной: Гераклу предстояло увидеть своими глазами некую встречу, и все. Он не мини-робот и не телекамера, блока питания, кроме желудка, в нем нет. Отличить его от любой другой кошки невозможно. А все, что он видит, передается мне на глазной нерв и снимается специальным датчиком. Просто и элегантно. Как выяснилось, все, что он слышит, тоже записывается.

Поздно вечером я вошел в Контакт и направил рыжего к месту работы. Опять бесконечные улицы Палермо. Забавно, что, проходя по ним сам, я бы их не узнал — проверено. Геракл только один раз помахался когтями с другим котом и до полусмерти напугал какую-то маленькую собачонку так, что ее стоящая на страже хозяйка продолжала кричать нам «кыш», когда мы уже скрылись за углом.

Как просто коту перейти из одной охраняемой зоны в другую — не то что человеку. Мы пробрались в красивый парк, по которому мне никогда не удастся погулять своими ногами, потому что он принадлежит корпорации Джела. Встреча будет проходить вот в этой беседке. Правильно, над ней уже установлен купол безопасности, а внутри стоят бутылки и закуски. Просочиться под купол можно будет тогда, когда его откроют для важных гостей. А пока мы с Гераклом нашли укромное местечко. Куст, который мы с ним облюбовали, был идеально приспособлен для наших целей, потому что часть его находилась снаружи, а часть — внутри купола. Все, замерли.

Похоже, это последний обход охраны. Нам немного не повезло: охранник наступил Гераклу на кончик хвоста, и мне пришлось полностью перехватить управление, чтобы кот не взвился и не выдал нас громким мявом. Ощущения неописуемые. Вам никогда не отдавливали хвост, которого нет? Успокаивался Геракл долго. Мы уже давно сидели внутри купола, слушали и смотрели какие-то переговоры по поводу каких-то торговых пошлин на какие-то неизвестные мне предметы, когда рыжий заявил, что он способен и сам себя контролировать. Уф, ну наконец-то! Переговоры продолжались полночи. Тоска, как бы не заснуть. Когда все кончилось, мы выбрались из парка, и Геракл (сам, умница!) побрел по направлению к дому. На границе зоны Кальтаниссетта его подобрал наш элемобиль, и через полчаса рыжий уже был в лаборатории.

Едва выйдя из Контакта, я заснул прямо в кресле — не знаю, кто относил меня в постель. Наверное, проф.

* * *

Утром мне тоже дали поспать подольше, так что к повторению химии я приступил чуть ли не перед обедом. Завтра надо сдать математический анализ, геометрию и химию, через два дня — физику, географию и английский. Тогда останется только астрономия — это для меня несложно.

Вообще-то, мне еще надо продумать, какое взять с собой снаряжение, а что можно будет купить прямо на месте. Но это потом, когда экзамены останутся позади.

За обедом проф сказал, что такое использование моих дарований для подслушивания очень ему нравится. Почти безопасно, а главное — эффективно.

— Зато скучно, — заметил я.

— Умирать тоже не весело.

— Конечно, — согласился я, — а зачем?

— Э-э, Энрик, по поводу учебы. Вообще-то ты можешь так себя не гнать. Ну сдашь ты эти экзамены после возвращения — какая разница?

— Это предложение капитуляции или почетной сдачи?

— Понечетной…

— Все равно отвергается. Самураи не сдаются. Сдаются только экзамены: завтра вся математика и химия.

— Ну смотри, нужен хороший аттестат, чтобы тебя приняли в университет.

Заявление, что у меня будет отличный, я на всякий случай проглотил, чтобы потом не пришлось краснеть — мало ли что.

Пятый день в обратном отсчете. Все три экзамена без проблем. Если синьор Мигель не подкинет мне какой-нибудь работы, все будет в порядке. Вечером я позвонил Ларисе, выяснил, что ее решимость не угасла, похвастал, что сдал половину экзаменов.

Теперь можно и о приключениях подумать. Во-первых, карта. Я распечатал подробнейшие карты Нью-Эльбы, какие только смог найти в интернете, и заварил их в прозрачный пластик. Между прочим, невысокие горы Эльбы — это потухший вулкан, поэтому и источники там горячие. Маршрут я наметил не очень сложный, но интересный. Переправа через речку, красивое ущелье, горячий источник, а в конце — кратер вулкана. И всего-то двадцать пять километров туда и примерно столько же обратно. Во-вторых, климат: последние несколько дней по ночам 10 градусов. Значит, Ларисе понадобится спальник. Сам я мог бы без него и обойтись, но зачем? В-третьих, биология: опасные животные и растения. Хищники размером с небольшую собаку, стаями не собираются — не опасно. Ядовитых змей нет. Ядовитые растения есть, конечно, но мы же не идиоты, чтобы пробовать незнакомые шишки на вкус. Порядок. В-четвертых, оружие. Бластер в охраняемой зоне Кальтаниссетта мне не продадут. А если и продадут где-нибудь незаконно (на Этне с этим просто), я не смогу протащить его в катер. Позаимствовать уже на Эльбе у синьора Соргоно? Э-э, я подведу его так, как никогда никого не подводил! Да и заметит, а тогда план «случайно потеряться» летит в тартарары. Десантный нож у меня есть — Берти подарил, когда его вместо могилки отправили в школу охраны. Отлично. Это и оружие, и удобный инструмент. Мы пойдем в горы — значит, потребуется вырезать Ларисе большой посох. А мне — длиной с боккэн. Жаль, что я не умею пользоваться посохом в бою (один из излюбленных самураями видов оружия), но учиться поздно. А вот боккэн — это знакомо. Так, будем считать, что с вооружением мы разобрались.

40
{"b":"71","o":1}