A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
84
* * *

Мы с Гераклом проходили сложное место на новенькой трассе, когда перед моими, точнее Геракловыми глазами появилась надпись: «Экстренное выключение. Возвращайтесь!» Я очень удивился, однако повел разочарованного Геракла к выходу. Теперь на нашем пути не было никаких препятствий. Профа в лаборатории не оказалось — первый раз его нет в то время, когда я возвращаюсь из Контакта.

Габриелла дала мне глотнуть сока и передала комм.

— Я слушаю.

— Энрик, — раздался голос профа, — срочно найди в парке пригодную для Контакта лесную мышь. И никуда не уезжай.

— Понял, — потянул я разочарованно, но проф уже отключился.

Я сегодня намеревался встретить Ларису, сходить на две тренировки — впрочем, одна из них проводится прямо здесь, и на нее я, возможно, попаду, — а вечером собирался опять гулять с Ларисой. Ну что за невезение!

Я поднялся и отправился в парк. Здесь живут дети Храброго Парня и еще два десятка других лесных мышей. Их все охотно подкармливают, иначе они бы не задержались: Лабораторный парк слишком мал для такой популяции.

Глава 51

Я сел, прислонившись к стволу самой большой сосны, и начал «прощупывать» лесных мышей. Этот старый, а этот глуп; четыре дочки Храброго Парня хотят жить спокойно. К тому же у них уж дети появились. А вот этот — в самый раз. Тоже, наверное, потомок моего Парня. Открываю глаза — это что еще такое? Напротив меня устроились сразу два лесных мыша. Я помотал головой: нет, в глазах у меня не двоится.

Осторожно, чтобы не спугнуть мышек, я постарался сосредоточиться на Контакте с одним из них. Так, получается. И мыш мне нравится. Отключаюсь. Второй сидит все так же спокойно. Контачу с ним. Вот это да! Близнецы, да какие! Я не могу различить их не только глазами (вполне естественно, девяносто девять людей из ста вообще не сумеют различить никаких двух лесных мышей, даже если от этого будет зависеть жизнь), но и мысленно. Они действительно ничем не отличаются один от другого, и оба — любители приключений. Чего-чего, а это я им обеспечу. Я протянул руку, и оба мыша забрались на нее. Им просто не терпится попасть в новую жизнь, полную опасностей! Но начнется все со сладких фруктов и знакомства.

Через полчаса я выяснил, что могу контачить сразу с обоими мышами, и это даже проще, чем с кем-то одним из них. Как бы их назвать? Близнецы… Кастор и Полидевк. Хотя я сомневаюсь, что какой-нибудь бог принимал участие в появлении на свет одного из них. Похоже, они внуки моего Мыша. А вместе будут Диоскуры. Как бы научиться их различать… Дать им имена и предложить запомнить? Тогда они уже будут разными. Весь следующий час я просвещал мышей в древнегреческих мифах. Еще смешнее, чем с Гераклом: тот все же более сообразителен.

Я вспомнил одну старую трассу, которую когда-то давно проходил еще вместе с Храбрым Парнем. Тогда мы с ним несколько раз пожалели, что он не может раздвоиться.

И где я теперь буду искать эту трассу? В закрытых файлах профа? Взломать я, допустим, сумею — попадусь, правда, обязательно. Но ведь придется еще и разбираться, как проф называет и кодирует старые трассы. И между прочим, он мои файлы не взламывает, лог доступа в интернет проверяет, это да, но на мои диски еще никогда не лазал. Долго размышлять о намертво перекрытых путях мне не пришлось, потому что проф вернулся, и с ним вместе приехал наш старый знакомый капитан Стромболи.

— Привет, — сказал проф, — представлять вас не нужно. Мышь нашел?

— Нашел, и не одну. — Я предъявил свое приобретение: — Это близнецы Диоскуры: Кастор и Полидевк. Я не могу их отличить друг от друга даже в Контакте. Пришлось убедить их выучить свои имена, так они хоть в чем-то различимы.

Капитан Стромболи тихо подошел ко мне и осторожно погладил мышек, сидящих у меня на плече. Зверькам это понравилось. Мне тоже, хотя я еще не забыл, как он собирался пристрелить Берти.

— Надо как-то выбрать одного, — застеснялся он своей сентиментальности.

Я вопросительно посмотрел на профа и мотнул головой в сторону его кабинета: мы можем спокойно разговаривать здесь или слабая осведомленность капитана Стромболи должна таковой и оставаться?

Проф меня понял:

— Оставь грызунов знакомиться с капитаном и пошли поговорим.

* * *

— Я могу контачить с ними обоими одновременно, — выпалил я, едва за нами закрылась дверь, — даже вспомнил одну старую трассу. Мы с Мышем еще жалели, что у него не два тела.

Проф посмотрел на меня оценивающе:

— И даже думал, как бы взломать мои защиты и найти её?

— Честно говоря, да, — ответил я, — но не успел.

— Хорошо, что я вовремя вернулся. Ладно, у нас есть дела поважнее твоих дурных наклонностей. Капитан Стромболи сейчас идет на одну очень важную встречу. И очень опасную. Он возьмет с собой одного из твоих близнецов и пройдет вместе с ним сканирование: мышь не должны заметить. Когда его довезут до места, мышка должна будет выбраться наружу и осмотреть окрестности: мы не знаем, где будет проходить встреча, а это, как ты понимаешь, очень важно. Потом тебе придется найти удобный наблюдательный пункт и поднять тревогу, если заметишь, что капитану грозит опасность.

— А что считать опасностью?

— Он будет безоружен и среди врагов. Своих с бластерами там не окажется.

— Тогда ему нельзя будет помочь!

— Можно, но это не твое дело. Твое дело поднять мизинец, если увидишь что-то подозрительное. И постарайся сделать так, чтобы мне у монитора тоже было понятно, что случилось.

— Ясно. Пусть капитан возьмет обоих. Четыре глаза лучше, чем два.

— Уверен?

— Нет. Мы же не смогли пройти трассу на троих. Или у нас еще есть на это время?

— Боюсь, что нет. А раздвоение личности у тебя не начнется?

— Ну если до сих пор не началось…

Потом мы обсудили некоторые технические аспекты связи и вернулись в лабораторию, где нас терпеливо дожидался капитан Стромболи и очень довольные им мыши: он их все время подкармливал фруктами. Обожрутся и не захотят работать, да и отяжелеют — так что этот лукуллов пир я пресек.

— Я не могу выбрать, — как-то по-детски посетовал капитан, — они мне оба нравятся.

— И не надо, — кивнул я, — берите обоих.

Капитан попытался сразу рассовать мышей по карманам своей широкой куртки.

— Не спешите, сначала я войду в Контакт.

Я сел в кресло, а Диоскуры устроились у меня на коленях.

— На левом колене — Кастор, — сообщил я, — посадите его в левый карман, а Полидевка — в правый.

— Все, пошел, — сказал проф. Почему-то он всегда говорит именно так. Хотя я-то как раз никуда не иду.

Капитан забрал мышей и посадил их в карманы.

Долгое время я ничего не видел и только по звукам догадывался о происходящем: вот капитан спускается в лифте и в вагончике нашего маленького частного метрополитена едет в резиденцию Кальтаниссетта, вот он проходит стандартный контроль на входе — мышей не обнаружили, отлично. Потом садится в элемобиль и куда-то едет. Остановился и чего-то ждет. Чьи-то тихие шаги.

— Капитан Стромболи?

— Да, это я.

— Идите за мной.

Еще одна поездка в элемобиле, на этот раз на заднем сиденье. Затем долгий пеший переход. Как бы мышей не укачало после такого обеда. Остановка. Писк сканера. Нет, нас не обнаружили. Стромболи осторожно прикасается к правому карману. Полидевк чуточку высовывается наружу. Рука капитана закрывает его от врагов. Так, отлично, справа сзади стоит очень подходящее дерево. Полидевк метнулся на него в лучших традициях своего дедушки. Через полминуты настала очередь Кастора. Он спрятался в высокой траве. Дав Кастору задание поискать в окрестностях чьи-нибудь ноги, я сосредоточился на том, что видит Полидевк. Где это мы находимся? Пределов Палермо мы не покидали: поездка была не такой долгой. Какой-то скверик — их у нас много, и это самое удобное место для тайного свидания. Мешать таким встречам дураков нет: смертельно опасно.

51
{"b":"71","o":1}