A
A
1
2
3
...
53
54
55
...
84

Ровно в 18–00 Лариса робко заглянула в зал, за ее спиной прятались остальные.

— Заходите, синьориты, я не ем маленьких девочек! — поприветствовал их синьор Лекко. — Энрик, принеси нам, пожалуйста, четыре жестких мата, мы сначала будем учиться падать. А потом катись отсюда! Нечего тебе здесь делать!

Девочки тихо захихикали. Я сделал то, что мне было велено, и откланялся. Все равно, сообщение я профу так и не послал и на кемпо опоздал.

Уже охранник и водитель в элемобиле объяснили мне, кто я такой, потом то же самое сделал синьор Соргоно. Когда я с получасовым опозданием явился на тренировку, сенсей только переглянулся с профом и ничего мне не сказал. Все-то сегодня мною недовольны!

Напряженную тишину за ужином можно было резать ножом и делать из нее бутерброды: проф никогда не говорит о моих прегрешениях в присутствии лакея. А других животрепещущих тем сегодня не было, не рассказывать же, как я утром чуть не разбился.

В профессорский кабинет я проследовал без приглашения. Проф, кажется, немного удивился и пошел следом за мной.

— Ты ничего не хочешь мне сказать?

Я помотал головой. Влип я по собственной глупости и оправдываться не буду. Почему я не придумал никакого способа и на елку влезть, и не уколоться? Даже не попытался! Это уж точно идиотизм. Вот и терпи теперь!

* * *

— А цветник ты зачем перепахал? — спросил проф.

Я стоял, прислонясь плечом к стене, и ждал, когда уйдет боль. Почему я сразу не убрался к себе? Раньше всегда уходил. Кроме того случая, когда мне влетело за ночную охоту на горыныча, но в тот раз было почти не больно.

— Не скажу!

— Как маленький! Может, тебя в угол поставить?

Наверное, я сильно изменился в лице, потому что проф шагнул ко мне и приобнял за плечи:

— Что такое? Никогда не смотри так на вооруженного человека, а то тебя застрелят просто со страху.

Проф случайно разбудил таких демонов… Я никогда не рассказывал ему о первых шести годах своей жизни и вообще никому не рассказывал и не расскажу. За попытку поставить меня в угол я действительно могу убить человека. За всякие проступки надо платить — но не так же! Боль меня вполне устраивает, унижение — нет!

Восторженное письмо от Ларисы было послано мне в утешение. Хоть что-то сегодня не наперекосяк!

Глава 54

Надо хоть один день провести в тишине и покое, перед компьютером. У меня накопилось слишком много вопросов, ответы на которые следует искать на закрытых сайтах семьи Кальтаниссетта. А к профессионализму синьора Арциньяно я отношусь с большим почтением. Моя старая затея с сайтом-ловушкой оказалась очень полезной: теперь я знаю десятки способов взлома — но как мой сайт взломали в отделе электронной безопасности, я так и не понял. Они сумели не оставить никаких следов в обоих моих логах! И если бы синьор Арциньяно не признался, я бы так об этом и не узнал. Как они это сделали, конечно, интересно, но в данном случае бесполезно: если профессионал знает о дырке в защите, он обязательно ее заткнет. Те дырки, через которые я пролезал раньше, уже заткнуты, да и тогда пролезть в них мог только свой. От своих не очень-то защищаются, это же только я такой наглый, а все остальные знают, как это опасно: совать свой нос куда не просят.

Тем не менее я испробовал все виды своего оружия на непроницаемой броне родной корпорации. (Когда это она стала родной? Но ведь все-таки стала.) И угодил в ловушку: сам же подал идею нашим специалистам. Я проломился в закрытую зону и обнаружил там пустую страницу; как выяснилось, у нее имелся лог защиты, и я в него попал. Если я попытаюсь его отредактировать, меня сразу поймают; убедить же глупый сервер в том, что я его владелец, у меня не получилось. Что же делать? Хм, из нескольких собственных программ и кое-какого стандартного софта я склепал виртуального хакера с виртуальным компом, посадил его на общественный сервер, потом спокойно вышел из ловушки: сейчас туда заберется хулиган, которого нельзя поймать, потому что его нет. — он просто уничтожит уличающий меня лог, а потом и сам растворится в интернете. Если я нигде не ошибся, то этот взлом сойдет мне с рук. Жаль, проверить было некогда и негде. Хотя, конечно, решение не изящно: все равно что пустить маракана затаптывать мышиный след. Уф! Кажется, пронесло, но, чтобы это проверить, надо провернуть всю авантюру еще раз. Не-е, хватит с меня.

Днем я поехал в центр, чтобы встретить Ларису и сходить на тренировку. Славные скалолазки были очень довольны и бросить все после первого занятия не собирались. Я признался Ларисе, что больше не смогу присутствовать на их тренировках, но она, кажется, не огорчилась. Сначала я немного обиделся, а потом понял, что девочка просто не хочет выглядеть смешной в моих глазах: с ее точки зрения, я настоящий мастер скалолазания (если бы это было так!).

Сегодня вечером я никуда не пойду: надо иногда и дома посидеть, тем более что мне пришло ответное письмо из деканата математического факультета. Даты сдачи экзаменов назначены, теперь придется выполнять взятые на себя обязательства. К «выпускным» экзаменам по математике я нахально не готовился — поступить так же на этот раз я, пожалуй, не рискну.

Еще пришло письмо от синьора Арциньяно: «Энрик, я знаю, что это был ты. Но улик ты не оставил. Мои поздравления». И как это понимать? Пожалуется он на меня профу или нет? Будем надеяться, что нет: для работника службы безопасности синьор Арциньяно слишком уж благодушен. Но для меня это хорошо.

Потом я решил поизучать историю авиации. Завтра у меня полеты — надо же сделать что-нибудь такое, чтобы майор Барлетта перестал на меня сердиться.

О! Как интересно! Ссылка привела меня к описанию систем связи на флоте. А я уже несколько дней пытался придумать какой-нибудь способ переговариваться с профом во время Контакта. Контактировать мне все легче и легче, теперь уже я умею не контролировать своего партнера все время и могу уделить толику внимания тому, что происходит вокруг моего физического тела. Но беседовать или переписываться все-таки не получится: не хватает ресурсов, как сказал бы экономист. В ставшем моим любимым двадцатом веке, когда радиосвязь еще только придумали, сигналы передавали при помощи специального кода «Азбука Морзе». Мы с профом можем выучить его и перестукиваться на подлокотнике моего кресла — на это моих способностей должно хватить. И проверить, как это будет работать, легко: достаточно пройти какую-нибудь трассу.

Только сегодня я не буду делиться с профом этой идеей, а то он загорится и не отпустит меня завтра летать: дело прежде всего. Поделюсь послезавтра. К тому же в моих файлах, кроме самой азбуки, попалось примечание, что существовала специальная методика обучения. Найти ее где-нибудь в интернете я не смог. Этим уже восемьсот лет никто не пользуется, вот и забыли за ненадобностью.

Глава 55

Утром все еще недовольный Барлетта отправил меня на тренажер с ужасающе сложным (без всяких шуток) заданием, к тому же задал маленькую высоту и вдобавок обещал, что если я разобьюсь хотя бы раз, он меня месяц к катеру не подпустит.

Наверное, он решил, что изрядно меня напугал, на самом деле я был скорее доволен: во-первых, его слова означают, что меня не прогонят, а опасался я именно этого; во-вторых — это вызов! Вызовы мне всегда нравились: хорошо мобилизует. Я постарался забыть, что это всего лишь тренажер, взлетел и представил себе след, который мой катер рисует в небе. Потом я вспомнил, как свистел ветер в крыльях Разбойника, как он поворачивал и маневрировал — особенно когда хотел меня напугать. Сложное полетное задание, говорите? Ха! Я делал вещи посложнее, но только сейчас понял, что птица и катер — это одно и то же.

Сделав один раз все, что мне было велено, я опустился еще на двести метров и повторил самые сложные фигуры — и опять не разбился! Мне даже самому понравилось: наверное, кончился период невезения.

54
{"b":"71","o":1}