A
A
1
2
3
...
57
58
59
...
84

— Он же мог просто потерять этот ключ!

— Не смеши меня! Он потерял, и именно я нашел, и как раз после нашей встречи у школы, и каким-то невероятным образом узнал, от чего этот ключ и где этот катер стоит.

Гвидо сузил глаза:

— Думаешь, только ты такой храбрый?

— Нет, не думаю, но предупредить тебя должен. И, как выяснилось, не зря. Ты не понимаешь, что легко отделаться не удастся. Еще не поздно отказаться.

— Нет! — твердо ответил Гвидо.

Я молча пожал ему руку. Потом попрощался с остальными.

— Удачи! — сказала Лариса упавшим голосом.

— Не волнуйся! Все будет в порядке, вечером позвоню.

Я вынул батарейку из своего комма, забрал на почте заказанные для Бутса вещи, сел в такси и сразу же отправился на стоянку.

Прилично одетый, приторно вежливый мальчик польстил самолюбию сторожа и не вызвал у него никаких подозрений. Как легко угонять катера, если есть ключи! Через пять минут я уже оказался в воздухе, и никто ничего не заметил. Я запустил прослушивание эфира: тревоги пока не было.

Какой послушный катерочек! Правда, старый, реактивный. По дороге к условленному месту я успел изучить противоракетную систему и систему управления огнем.

А вот и знакомая полянка. Я вышел из катера и помахал руками. Бутс вылез из укрытия минут через десять.

— Привет, лимузин подан!

— Угу.

Бутс устроился на сиденье рядом со мной.

— Переоденься, а то тебя на корабль не пустят, — сказал я, бросая ему сверток с одеждой.

Что-то невразумительно ворча, Бутс переоделся. Я протянул ему тюбик с депилятором:

— И бороду! Она тебе не идет.

Через полчаса Бутс стал похож на человека в достаточной степени, чтобы слабонервные дамы не кричали: «Караул! Грабят!» от одного взгляда на него.

Я протянул ему документы и кредитку:

— Ты полетишь на Новую Британию, корабль уже на орбите. Выучи свое новое имя, чтобы не вздрагивать, когда тебя зовут. Денег тебе на первое время хватит, а там что-нибудь подвернется.

Я запустил двигатель, и мы взлетели. Бутс старательно изучил свои документы.

— Хм, Энрик, не хотел говорить при этих декоративных, — он старательно произнес это слово, — щеночках. Ты ведь мне ничего не должен. Почему?

— Эти декоративные, как ты сказал, щеночки не так уж плохо себя проявили. А самый маленький отдал за тебя свою шкуру. А вот они тебе точно ничего не должны.

— Я не об этом спросил.

— Ну ты был первый человек в моей жизни, который сделал мне что-то хорошее просто так, ни за что.

— Просто так! А две тысячи монет?!

— Ты же не знал, что у меня есть код.

— Хм, не знал, но ясно было, что обузой ты не будешь. Ты волчонок, даже сейчас, как ни завивайся — в пуделя не превратишься. А потом, я же тебя бросил, и это тебе дорого обошлось. Сколько тебе ребер сломали?

— Шесть. Какая теперь разница? Если бы ты меня не бросил, мы бы сейчас с тобой вдвоем подыхали от голода в этом лесу.

— Не-е, при тебе я бы не влип так глупо. Ты как живешь? Ничего?

— Хорошо, весело и интересно.

— Неплохо устроился. — Бутс спохватился: — Ты все время уходишь от ответа!

— Я и сам не знаю, но если бы я этого не сделал, потом бы всю жизнь жалел.

Бутс вдруг расхохотался:

— Помнишь, как я тебя шлепал, а ты орал: «Я тебя убью, когда вырасту!»?

— Конечно, — буркнул я, покраснев, — нечего было делать это при всех!

Мы уже покинули атмосферу, в иллюминатор стали видны звезды. Я включил систему распознавания целей нашел нужный корабль и настроил автопилот на сближение. Стыковку придется проводить вручную, а я в реальности никогда этого не делал, только на тренажере. Спокойно, тренажер хороший, реальность ничем от него не отличается.

Бутс замолчал, то ли пораженный величественностью открывшейся картины, то ли обдумывая то, что я ему сказал. Хорошо, пусть помолчит, мне надо сосредоточиться, а то мы просто разобьемся о борт корабля.

А вот и наш звездолет. Я запросил разрешение на стыковку, получил его и направился к назначенному стыковочному узлу. Ювелирная работа — я весь взмок. На больших катерах, доставляющих пассажиров на орбиту, есть автоматическая система стыковки. На этом катере, кажется, еще никогда ни к чему не стыковались. Уф! Справился. Бутс посмотрел на меня внимательно:

— Первый раз? — спросил он, кивая на приборную панель.

— Стыковка? Да, первый.

Бутс протянул мне руку, и я ее пожал.

— Удачи тебе на новом месте!

— И тебе. Не искать тебя?

— Не будь идиотом, тебе еще лет десять нельзя здесь показываться. А фамилия у меня теперь Галларате.

— Я запомню.

Бутс подхватил свой новенький чемодан и выбрался из катера. Проверка билета и документов прошла без проблем. Все, можно улетать.

Отстыковаться несравненно проще. Теперь вниз, но не сразу: подо мной океан, Северный материк вместе с Палермо сейчас с другой стороны планеты. Можно, конечно, лететь в атмосфере, но это долго и небезопасно. Так что на время я превратился в искусственный спутник Этны и почти час наслаждался невесомостью. Пора! Я понесся в атмосферу, не включая навигационной системы, а ориентируясь по знакомым очертаниям. Северный континент похож на огнедышащего дракона, если смотреть на него сбоку: длинное туловище, четыре лапы, голова и язык пламени, вырывающийся из разверстой пасти. Сияющий глаз дракона — Палермо.

Пора все же включить навигационный компьютер и радар. А это еще кто? На радаре проявились несколько засечек, и они ко мне приближались. Вероятность того, что это наши, мягко говоря, мала: каждая корпорация имеет свои ВВС. Некоторые довольно малочисленные, но мне на малюсеньком катерочке много не надо.

Сдаться мне не предложили, сразу начали стрелять. Экраны пока выдерживали. Хорошо хоть ракету пожалели. Я бросил катер вниз. Над самым городом никто драться не рискнет: все непричастные будут недовольны, превратятся в причастных и отомстят.

Напали на меня впятером, но их катера выглядели не намного солиднее моего. Я решил посопротивляться, раз уж мне не дали удрать. Кормовой и бортовые бластеры я включил в автоматическом режиме — толку от них будет немного. А из носового начал стрелять сам, это я умею хорошо. И кувыркаться можно как угодно, до земли еще далеко. Мои противники — с опознавательными знаками семьи Кремона — не сразу уловили момент, когда жертва превратилась в охотника, и один из них сразу поплатился за это: четыре выстрела в одну точку я научился загонять еще ранней весной. Оп, вспышка, и их осталось четверо. По радио я услышал такую брань… Даже в детстве я не умел так ругаться. Отвечать некогда. Я рванул вверх, потому что от меня этого не ожидали, и, пока они перестраивались, поймал в прицел еще одного. Бац, бац! Ах ты черт, ушел! Но может, я его хорошо повредил? Похоже на то: в бой он уже не стремится. Так, теперь от Палермо, серпантин и о-очень большая мертвая петля. Еще на одного я вышел со стороны солнца. (Третий закат за сегодняшний день — жаль, любоваться некогда.) Бац, бац, бац, бац, готов! Отлично. Спасибо майору Барлетте — щеночек кусается. Боевой катер с синим ястребом пал на нас сверху, как и полагается этой птице. Мои враги порскнули от него, точно воробьи.

— Говорит майор Барлетта, — услышал я знакомый голос, — представьтесь, пожалуйста.

— Это Энрик Галларате. — Я не смог сдержать смешок.

— Та-ак, и кой черт понес тебя в небо, да еще и на таком хлипком катерочке?

— Долгая история, — устало ответил я, — можно, я не буду рассказывать?

— Господь с тобой. Генералу тоже ничего не скажешь?

— Не-е, зачем? Все равно расплачиваться…

— Не сомневаюсь, — язвительно ответил майор.

Никакой жалости в его голосе я не уловил. Да и зачем она мне, только бы он не запретил мне летать.

— Мне надо вернуть катер на место, я взял его без разрешения.

— Не сомневаюсь, — повторил Барлетта еще более язвительно.

Может быть, мне удастся хоть Гвидо уберечь от наказания? Вроде бы никакого вреда катеру я не причинил, а топливо до прежнего уровня можно залить прямо на стоянке. Между прочим, почти на нуле: выход в космос, да еще и бой — для реактивного катера это слишком много.

58
{"b":"71","o":1}