ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пару кварталов все же придется пройти пешком, и это едва ли не самая опасная часть работы: лесные мыши не бегают по улицам. Хорошо хоть сектор Трапани плохо освещается (опять синьора жаба душит).

А вот и ограда резиденции, и вокруг нее — ну очень широкая дорога, а по ней большое движение. Первая сложность, результат моей поспешности. Преодолеем. Канализация-то в этом дворце есть. Я отстучал на подлокотнике запрос: «Главный туннель в резиденцию». Через пять минут получил ответ и осторожно, вдоль стен, повел мышей к нужному нам подвалу. А люки в Палермо делаются: «берегите ваши каблучки» — не очень-то частая решетка, мышь как раз пролезет. Знакомое место. Берегитесь, крысы: мы теперь втроем. Крысы побереглись — ни одной не встретилось.

Нет, в дом мы не полезем, там на входе наверняка полно сюрпризов. Но дренаж-то в парке есть, поливают же его; и дожди хоть и редки, но уж если зарядят… Вот и колодец, сквозь закрывающую его решетку видны звезды. Стенки, правда, вертикальные, но для стальных когтей этот бетон довольно мягок. Полезли. Ох, все-таки вверх — это не вниз, нам с Храбрым Парнем как-то ни разу не пришлось так карабкаться. Забрались. Я приободрил Диоскуров, объяснив им, что такие подвиги даже их дедушка не совершал. Дух перевели, пора браться за дело. Несколько раз мы попадали в луч сканера, но охоты за нами не открывали: мало ли в парке зверюшек? От земли, да еще и в темноте обзор, конечно, никакой. Так что я никак не мог сориентироваться, и мы немного поплутали, пока Полидевк не почувствовал запах машинного масла. Отлично, это или гараж, или площадка для катеров, а она во дворце Трапани расположена на крыше. На крышу мы не забирались? Нет! Мыши развеселились. Значит, это гараж. Ох, сколько здесь сканеров и бластеров, но просто так они не палят — застрелишь еще ненароком хозяйскую кошечку. Так что к самой стенке гаража мы подошли без проблем. Мертвая зона. Я перевел дух.

Мы трижды обошли все окна подвала: закрыты. Мои расчеты не оправдались. Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. А это что такое? Кухня, запах изумительный. И окошко открыто. Быстро, быстро — понесут же охраннику ужин, небось голодным не оставят. Диоскуры вместе забились в щель за кухонным шкафом: еще не хватало, чтобы нас увидели и пустили какую-нибудь кошку ловить мышей. Ждем. Долго. Наконец дверь открылась, и чьи-то изящные ножки покатили маленькие колесики вон из кухни: развозят ужин внутренней охране. Кастору чуть не прищемили хвост, а в остальном все прошло отлично, теперь главное не попасться на глаза девушке, а то визгу будет…

Красотка пококетничала на центральном посту охраны, у черного хода, у пожарного выхода и только после этого направилась в гараж. Что ей там сказали! Да если бы кто-нибудь из наших охранников сказал какой-нибудь девушке из обслуги хоть что-нибудь отдаленно похожее, проф немедленно закатал бы его в болотистые джунгли травить ядовитых змей. И даже заледенелый ужин не послужил бы оправданием. Не важно, манеры охранников клана Трапани — не моя забота.

Плохо другое: недовольный ужином охранник не ел, а не сводил глаз с «Ламборджини». Дьявольщина. Окно открыто, все замечательно, а этот уставился. Что ему там надо? Внезапно он встал (Кастор даже испугался, что нас заметили), подошел к элемобилю, открыл дверцу и начал копаться внутри машины. Через пару минут он выбрался оттуда с бутылкой в руках: покопался в баре большого босса, решил подсластить себе жизнь. Да-а! Зачем было огород городить? Я мог просто сам прийти сюда, на глазах этого обалдуя вскрыть машину и сделать с ней что угодно, не затронув только запас спиртного. За него парень дрался бы не на жизнь, а на смерть.

Даже в окно лезть не пришлось: дверца осталась полуоткрытой.

Пока Полидевк придерживал откинутый кожух, Кастор осторожно подгрыз пару проводов «жесткого» тормоза: в городе это приспособление не нужно, но когда Трапани поедет кататься, ему же придется разворачиваться на маленьком пятачке. Третьего или четвертого поворота эта система теперь не выдержит. Годится. Общими усилиями мыши привели пол элемобиля в порядок — я порадовался, что взял обоих. В четыре лапы отлично получилось.

«А как мы отсюда выберемся?»

«Ну это просто, — объяснил я мышкам, — вернется же девушка за подносом».

Девушка вернулась, надо полагать, опять пококетничав на всех постах. Во время завтрака, обеда или ужина эту резиденцию можно тихо взять штурмом, и никто ничего не заметит. Надо будет поделиться этой мыслью с профом.

Вслед за девушкой — она не даст нам заблудиться — Диоскуры вернулись на кухню. Чтобы выгнать их оттуда на улицу, мне понадобились все силы: вот это действительно сложность, из-за которой я обещал вернуться, но мы уже и так возвращаемся. Угрозами и посулами удалось-таки оторвать мышей от соблазнительных запахов. Мы вернулись к люку в парке (проф азбукой Морзе командовал: «направо», «налево» — так действительно очень удобно), спустились вниз, дальше обратный путь был уже известен.

В элемобиле я читал мышам мораль, приводя в качестве отрицательного примера нерадивого охранника и объясняя им всю опасность непослушания. Если бы проф меня слышал, он бы умер от хохота. Диоскуры поняли меня неправильно, мышиная логика:

«Это же хорошо, что человек оказался таким… как ты сказал?»

«Нерадивым», — мысленно прорычал я.

«Вот-вот, именно таким».

Неправильное я им имя дал: братцы Диоскуры как раз и были главными мифическими хулиганами, а теперь и мои такие же — вот и буду с ними мучиться.

Перед тем как я прервал Контакт, мыши успели сказать мне, что готовы съесть кота, если их немедленно не накормят! Я так и передал, добавив от себя, что каннибализм больше не кажется мне преступлением.

Глава 61

На следующий день синьор Трапани разбился на своем «Ламборджини» так, что хоронить было нечего. Не судьба мне прислать венок на его могилу. А на его поминки меня, конечно, не пригласят.

Уже днем воздух над Палермо был заполнен ревом моторов низко пролетающих катеров, на горизонте даже при солнечном свете виднелись вспышки выстрелов и взрывающихся ракет. Героический третий истребительный вел тяжелые бои за господство в воздухе. Каждые полчаса я читал сводки (специальный сайт обновляли с такой частотой), боясь увидеть в списке потерь знакомую фамилию. О, мадонна, да мне там все фамилии знакомы! В промежутках я только метался по комнате: если бы я был там! Но проф меня ни за что не пустит, а если я сбегу, меня не пустят уже летчики.

К вечеру полк потерял пять катеров, но вроде бы все летчики успели катапультироваться — одного, правда, еще не нашли.

В понедельник во всех школах Палермо отменили занятия. Дети сидели по домам, хотя воздушные баталии откатились от города в сторону моря.

Проф решительно велел мне перестать метаться и взять себя в руки. Все-таки военный в нем ощущается: как будто можно успокоиться по приказу! Оказалось, можно. Я начал готовиться к экзаменам в университете и проверял знакомый сайт только раз в час. К вечеру там появилась черная рамка и имя в ней: пропавшего вчера летчика нашли… мертвым.

В ночь на вторник бои шли на земле, причем в самом городе. Наутро я узнал, что наши тихо взяли резиденцию Трапани, а потом решили откусить еще и оставшуюся часть сектора — вот это уже тихо не получилось. Не везде охрана ушами хлопает. Без профа здесь, конечно, не обошлось. Наверняка, когда мы с Диоскурами бегали по резиденции, он заметил то же, что и я, а может быть, ещё больше. На рассвете часть подданных Трапани выяснила, что им сменили гражданство. Но кажется, особо недовольных не было. Семья Трапани — самая старая на Этне, главный приверженец замшелых традиций. Мало кому понравится, что его сколь угодно умная дочка не может учиться в университете, а сын рабочего на конвейере может, конечно, стать охранником, если выиграет чемпионат Этны по кемпо, но начальником охраны даже чего-нибудь мелкого не сможет стать никогда. С какой-нибудь другой семьей так бы не получилось: пришлось бы вести уличные бои, сражаться за каждый дом и двор и получить в итоге никому не нужные развалины.

62
{"b":"71","o":1}