ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я Энрик Галларате, — представился я. Как я и предполагал, моя фамилия произвела впечатление.

— Ты, часом, не сын генерала?

— Часом, сын. Вызови дежурного офицера.

— А документы какие-нибудь есть?

Я бросил ему летную книжку (больше у меня ничего нет, водительские права появятся только будущей весной). Марио тоже кинул ему свое удостоверение.

— И бластер на землю!

Марио разоружился. Часовой нажал кнопку на комме.

— Лейтенант, у нас гости.

Через несколько минут в воротах появился лейтенант:

— Это лошади?

— Лошади, — подтвердил я.

— Слезайте.

Мы послушались. Наши документы подверглись внимательному изучению. Потом нас просканировали и наконец пропустили.

Обычная военная рутина. Веками проверенный способ защиты от всяких неожиданностей. Но в данном случае — это способ проспать восстание. Солдат в увольнения не отпускают: все равно некуда. А местного жителя сюда не пропустят. Вокруг все тихо, мирно, можно даже не патрулировать. После войны пара месяцев скуки может даже доставить удовольствие.

— Лейтенант Росси, — представился офицер, возвращая нам документы, — какие-нибудь проблемы?

— Да, но думаю, вы легко сможете нам помочь.

Я пересказал историю с мелким саботажем и отравленными лошадьми.

— Конечно, — сказал лейтенант, — но сначала надо представиться командиру.

На огромной базе — по моим прикидкам, не меньше чем на усиленный мотопехотный полк — стояла вторая рота того единственного батальона, который у нас здесь имелся. Командовал ротой капитан Ортона, и он был просто счастлив оказать услугу синьору Мигелю: удачливые полководцы обычно очень популярны в своей армии (и очень непопулярны в чужих). Так что принимали нас, как дорогих гостей.

Чистить и кормить Вулкана мне не пришлось. Стефан ухаживал за лошадьми в обществе десятка добровольных помощников. Я только запретил своему коню бить кого-нибудь копытами.

Ортона жаловался на месяц мертвящей скуки. Я предложил ему наладить контакт с местным населением и полчаса просто обливал его сахарным сиропом: как будет хорошо, если рота станет мирно патрулировать окрестности, подвозить пешеходов, угощать детей шоколадками, лечить больных в своем госпитале (все равно там пусто, и врач умирает от скуки). Идея поработать Санта Клаусом понравилась капитану: все равно делать нечего.

— И зачем тебе это надо? — спросил меня Росси, когда нас никто не мог услышать.

— Во-первых, — ответил я, — за добрые дела воздается сторицей, особенно на войне, а во-вторых, на все эти мирные патрулирования берите с собой хороший сканер.

— Понял, это информация?

— Нет, это догадка, но очень правдоподобная.

— А почему мне, а не Ортоне?

— Потому что он начнет носом землю рыть и всех тут озлобит.

— Ясно, за секунду до взрыва мина выглядит вполне безобидно.

Я согласно кивнул. Этот парень еще своим нынешним начальником покомандует.

Врач довольно легко определил содержимое ампул. Я связался с Фернаном:

— Фернан, мы на базе. Тут синьору Асколи готовы сказать, от чего ему следует лечить лошадей.

К профессиональной беседе двух докторов я не прислушивался. Есть вещи поинтереснее.

Наконец-то мне повезло. Мастер-сержант роты рассказывал всяким молодым неучам про подвиги профа. Раз уж я здесь, надо вспомнить.

— Ты, наверное, уже сто раз это слышал, — обратился ко мне сержант.

— Не-е, — помотал я головой, — он никогда об этом не рассказывает.

Дело было двадцать лет назад. Корпорация Кальтаниссетта тогда чуть было не исчезла с лица Этны. Предыдущий синьор Кальтаниссетта был стар, его сыновья выросли довольно никчемными людьми — недаром через год он передал бразды правления ББ, который был младшим сыном младшего брата. ББ — человек мирный, ему больше нравится развивать экономику, как хорошей хозяйке — совершенствовать свой дом. А воевать пришлось сразу с Джела, Каникатти и Трапани. И союзников дышащая на ладан корпорация найти не могла. Почему старый синьор заметил и возвысил молодого капитана Галларате, никто не знает. Важно, что ему за пару лет удалось вернуть почти все утраченное и заключить почетный мир. Синьору Мигелю тогда было столько же, сколько мне сейчас, и говорят, он участвовал в боях и хорошо себя проявил. И может, это даже не легенды, насколько я знаю синьора Мигеля.

Поэтому проф — просто генерал, а всех остальных надо еще назвать по фамилии. И никакой тайны здесь нет. Тогда какого ястреба проф подогревал мое любопытство?

— А если этот Ортона хорошо напортачит? — спросил меня Марио, когда мы уже собирались ложиться спать.

— Вряд ли, разве что нам очень не повезет. Вообще-то, все что угодно может пойти наперекосяк, но это не повод ничего не делать. Когда ничего не идет, совсем плохо.

Тем временем к нам присоединился Стефан с большим мешком под мышкой.

— Что это? — почти равнодушно спросил Марио.

— Подарки.

Стефану надарили столько конфет и шоколадок, что он не только не мог их съесть, но даже и унести в руках.

Я подмигнул Марио: никто ничего не напортачит. Недокормленные дети вызывают примерно одинаковую реакцию у всех нормальных людей. Забавно, что из моего беспризорного прошлого я могу вспомнить буквально несколько дней, когда почти нечего было есть, в приюте было хуже.

* * *

Утром ротный врач сел в джип и поехал по соседним плантациям. На Ористано поставила ногу цивилизация. Теперь надо сделать так, чтобы не убрала. Может быть, отчет врача об этой поездке внимательно прочитают хотя бы в штабе полка. И будем надеяться, что идиоты до полковничьих погон не дорастают.

Мы получили коды для связи — на всякий случай — и отправились в обратный путь. К обеду мы уже въезжали в ворота конезавода.

Все было в порядке, но вид Фернан имел недовольный: он ничего не придумал, так же как и я. Надо правильно поставить вопрос. Иначе ничего не выйдет.

Итак, на острове имеются несколько складов оружия (подозреваю, что столько же, сколько и плантаций). Поверхностное сканирование их не обнаружило. Глубоко? В пещерах? В каких-нибудь ямах, выкопанных для других целей, в подвалах? Слишком сложно. Ямы будет не откопать. Пещер здесь нет. Подвалы используются для чего-то другого — тайна выплыла бы на поверхность. Летучие коты, да если бы еще два дня назад какой-нибудь местный житель узнал, что под каким-нибудь домом спрятан один ящик армейских рационов, дом бы снесли за пару часов. Или я преувеличиваю гуманизм врагов? Нет там никаких рационов, только бластеры и батареи к ним. Приманка для дилетантов. Каникатти и не имели в виду, что из восстания что-либо получится. Обыскать все подвалы? Глупо, не могли же они быть так твердо уверены в том, что никто не будет этим заниматься в момент оккупации.

Я в который уже раз принялся изучать дивизионную карту острова. Темнее всего под фонарем. Я понял! Сканеры неоднократно показывали наличие батарей и оружия, но никто не обращал на это внимания: все знают, как фонит аккумулятор приемной энергостанции. А там такой бункер делается — танк спрятать можно.

Отличная идея, я бы сам лучше не придумал. Осталось только ее проверить. На каждой плантации и здесь, на заводе, есть своя приемная энергостанция. Ну где вы теперь найдете такое место, где нет электричества?! А линий электропередач на карте нет. Совсем нет!

— Фернан! — сказал я в комм-браслет. — Пойдем проверим одну идейку.

Через десять минут я уже свинчивал кодовый замок с бункера. Череп и кости на дверях меня не остановили. Дверь открылась совершенно бесшумно. В помещении, которое по элементарной технике безопасности должно быть пустым, стояли ящики. Новенькие, прямо с завода, даже этикетки не переклеили.

— Марио, — позвал я в комм-браслет, — срочно иди к энергостанции.

Стоило так упорно думать, чтобы посмотреть на такое удивленное лицо.

— Понятно, — прошептал Марио.

— Ты гений! — сказал Фернан.

— Пока еще нет. Надо, чтобы это не выстрелило. Закройте это, как было. И охраняйте, — я помялся, — как-нибудь незаметно.

74
{"b":"71","o":1}