ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Надо сказать, что обе юные синьориты сохраняли совершенно безмятежный вид. Уверенность каждой из них в своем парне была безгранична.

— Хорошо, — согласился я и выбрал себе бластер по руке. — Как считаем?

— Каждое потерянное очко — плюс секунда, результат считается по времени. Если у тебя будет хоть один нолик — ты проиграл.

Он, значит, промазать не может. Ну-ну.

— Годится.

Не совсем честно: у меня реакция гораздо лучше. С другой стороны, он тут уже все серии прошел. Неизвестно, какое преимущество больше значит.

— Стреляем «Один против взвода в джунглях», — предложил парень. — Тридцать две мишени, и попадать надо в правый глаз.

— Мне все равно.

На большом экране перед моими глазами шел обратный отсчет. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Ноль.

Первому стрелку я попал в переносицу — черт, минус два очка. Следующего слишком долго искал среди зеленой листвы. Потом дело пошло на лад. Еще одному попал в бровь.

Закончил стрелять я на три секунды раньше своего соперника. Но у него 320 очков, а у меня 317. Плюс три секунды — ничья. Но он крут: делать все так же быстро, как я, — почти нереально.

— В первый раз встретил достойного соперника, — прокомментировала Лариса.

— Ага, — согласился я, драться не хотелось.

— Ну ты даешь! — сказал парень. Кажется, у него тоже пропало такое желание.

Забавно, что каждый уверен в своей победе. Мы улыбнулись и протянули друг другу руки.

— Лео, — сказал парень.

— Энрик.

— А мне можно пострелять? — спросила Лариса.

Лео хмыкнул, но его стремление поязвить увяло под моим суровым взглядом.

— Я тоже хочу! — вдруг заявила девочка Лео.

— Еще одно соревнование! — хохотнул он.

— Не-ет! — хором сказали девочки.

Я вложил бластер в руку Ларисы и обнял ее, чтобы помочь прицелиться — тир, оказывается, отличное место! Лео оценил: «Я не нахально лезу обниматься, я тебе просто помогаю».

Через десять минут все девочки в тире учились стрелять. Синьор Мигель узнает, — или меня убьет, или спасибо скажет. Учитывая, что это наш парк и, следовательно, наши девочки, — скорее второе. Не такой уж он ретроград.

Судя по репликам Лео, его девочку звали Тереза. Я тоже ненавязчиво представил Ларису.

Тир мы покинули вчетвером, когда у девочек начали дрожать руки.

— Ой, — сказала Тереза, взглянув на часы, — я опаздываю.

— Но еще не опоздала? — поинтересовалась Лариса.

— Какая разница, катер уже улетел! — Тереза чуть не плакала.

Мы с Ларисой переглянулись.

— Пошли, — решительно сказал я, — сегодня ты успеешь домой вовремя.

Вообще-то я не собирался хвастать своим «Феррари» — не всем же могут купить такой. Но правило «Всегда приходи домой к назначенному сроку» — одно из самых главных для всех детей Этны, и его нарушение никогда не спустят просто так.

— Ты умеешь? — стараясь казаться равнодушным, спросил Лео.

— Нет, я его сюда руками толкал. Куда вас доставить, синьорита? — спросил я, запуская двигатель.

Тереза назвала улицу.

— А площадка там где?

— Нет там площадки, — хмуро сказал Лео, — только маленький скверик рядом.

Я вызвал на экран карту Палермо. Понятно, почему у Лео так испортилось настроение: судя по месту жительства, Лео и Тереза не принадлежат к высшему классу этнийского общества. А парень горд, как шотландский горец, так что наши шансы на продолжение знакомства близки к нулю. Кажется, он огорчен так же, как и я. Что же делать? Ну, во-первых, не пороть горячку. Спокойно выяснить его координаты и поддерживать отношения так, чтобы у него даже мысли не возникло, что он навязывается. Для начала.

Лариса, кажется, успела раньше: она всю дорогу шепталась с Терезой, а потом обратилась ко мне:

— Энрик! Мы завтра идем купаться?

— Ну я же тебя еще не утопил! Значит, идем.

— Мы за вами заедем, — решительно сказала Лариса, — в десять часов. Годится?

— Ага, — сказала Тереза, — а потом еще постреляем.

Лео пожал плечами:

— Ладно.

Классовые барьеры были просто проигнорированы. Туда им и дорога.

Я нахально сел прямо на пыльный газон:

— Завтра, на этом самом месте.

— Ага, счастливо, — сказала Тереза и убежала в сопровождении Лео.

— А теперь доставь меня на скалолазание, — скомандовала Лариса.

— Ты умница! — похвалил я ее, отрывая катер от земли.

— Это же очень просто.

— Не все так думают.

Глава 74

Скорректировать, что ли, один красивый план? Хм, пожалуй, так он станет даже лучше. Я позвонил синьору Мигелю: конезавод на Ористано принадлежит ему.

— Надо же показать им, что не обязательно иметь миллион, чтобы жить по-человечески, — в конце разговора добавил я в качестве аргумента.

— Я не против. Но ты же это только что придумал. Когда ты успел стать таким добрым? Когда мы виделись в первый раз, ты был злой, как стая голодных горынычей.

Еще бы, я тогда сидел на свежих синяках, а в перспективе у меня была еще одна порция, и побольше. Или дело не в этом? Тогда я был злой все время. «Потому что у тебя никого не было», — сказал внутренний голос, на сей раз не ехидный, а задумчивый.

Лариса — настоящий гений человеческого общения. Вчера мы с ней обедали в дорогом ресторане, а сегодня она взяла с собой огромную сумку с бутербродами, помидорами и ранним виноградом. Сок и лимонад купим на месте — они и на пляже стоят всего ничего. Как мне повезло! Тогда, на Липари я первый раз в жизни обратил внимание на девочку — а она оказалась таким ангелом!

— Мы должны появиться первыми.

— Угу, если я не догадался, что нам надо будет что-то есть, из этого вовсе не следует, что я идиот.

Лариса чмокнула меня в щеку:

— Не обижайся!

— Не буду. На самом деле я злюсь на себя, что не догадался.

На пыльном газоне мы приземлились без трех минут десять. Через две минуты появились Тереза и Лео.

Еще через десять минут я выгрузил своих пассажиров на дорожке у пляжа.

— Сейчас поставлю его на стоянку и приду.

Когда я вернулся на пляж и нашел ребят, Тереза о чем-то тихо переговаривалась с Ларисой, поэтому больше всех моему приходу обрадовался Лео.

— Тебя что, пополам перепиливали? — спросил он, когда я снял рубашку.

Вот и не надо искать повод, чтобы завести разговор о конном заводе.

— Нет, это один мерзавец на Ористано кнутом заехал. Его уже похоронили, — утешил я своих собеседников.

С некоторыми купюрами я рассказал историю своего недолгого пребывания на Ористано — выпустил все, что связано с оружием, ну и с Контактом, конечно. Объяснил, что мы ждем из военного лагеря двоих приятелей, чтобы отправиться на остров большой компанией. И прежде чем в глазах у Лео и Терезы зажегся огонек зависти, я успел предложить ребятам присоединиться.

— А родители?

— Приглашение с личной подписью синьора Мигеля Кальтаниссетта их успокоит?

Лео, хохоча, повалился на песок:

— Скорее напугает!

— Он не страшный, только улыбается, как крокодил.

— Я так и передам.

Когда Феб превратил пляж в сковородку, мы убежали под крышу, в тир. Идея научить свою девочку стрелять еще не овладела массами, поэтому мы сперва услышали немало насмешек. Насмешники заткнулись, когда мы с Лео на пару показали, что такое настоящий класс.

* * *

— А выйти на нем в космос можно? — спросила Тереза, когда я вез ее и Лео домой.

— Если вокруг все спокойно, завтра можно будет слетать. Вроде войны никакой нет. Энрик! Мы слетаем? — спросила Лариса.

— Я узнаю, — обещал я, — хотя, знаешь, Лео, с тобой на кормовом бластере можно и повоевать.

— С ума сошел! Тебе тогда мало было?

— А что такое? — поинтересовался ужасно довольный Лео.

Лариса поняла, что чуть не проговорилась.

— Угонщик, — проворчала она.

Лео решил, что Ларисе этот разговор неприятен, и не стал выяснять подробности — тем более что мы уже прилетели.

77
{"b":"71","o":1}