ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Сказка про Крабика и Рыбку - i_008.jpg

Часть 4

Любовь, Свобода и как на все это заработать

Папа крабика ничему не учил, так как был алкоголиком. За это крабик его очень любил. Звали, кстати, крабика Крабик. Как звали папу неважно, но однажды он объелся денежек (свободы, наркоустриц) и уехал. В глушь, на сушу. Где мгновенно просветлился, отварился, да и помер ко всеобщему облегчению.

И стал Крабик один заботиться о себе, маме и младших братьях крабиках. Собственно, главное – о маме. Устроился чистить раковины. Старательно.

Медуза заметила его старательность и то, что не рвётся Крабик в бой, не роет песок под другими. Приняла это за честность. Подумала: «А ведь и я когда-то была таким крабиком!» И взяла к себе в консалтинговую нору с окладом почти в штуку.

Крабик обрадовался. Загордился. С каждой зарплаты то маме новый панцирь купит, то братьям младшим штаны, то цветную ракушку в дом. Короче, кормилец. Но денежки понемножку откладывает. Ждёт, когда же они ему дадут свободу.

И вот однажды, на корпоративной пьянке на отмелях Финского залива услышал мысли Крабика Дельфин. По-настоящему свободная птица.

Настолько свободная, что ему даже свобода не нужна.

«Свобода? Пойдём, я покажу тебе свободу!»

И взял Крабика к себе в контору медуз гонять. Брокером. С окладом небольшим, но десять штук. И уплыл. Поплыл к пингвинам новую степень свободы познавать.

Но и Крабик не заматерел. Старательно работал. Со временем купил себе норку в среднепрестижном районе отмели. Влюбился. Женился на рачихе. Развёлся. Остался без норы. Попробуй у рачихиных родителей отсуди нору! К ним подходишь поговорить, а они раком пятятся. Всю жизнь. А сразу с ноги бить как-то неудобно.

Но пронёс через все передряги свою старательность. Работать не прекращал. Не над собой – чего Крабику над собой работать? Но всё равно в перспективном направлении.

В Новый Год, День Крабика, да и просто по выходным, Крабик приезжал к маме и спрашивал: «Как же, мама, и когда мне денежки дадут свободу?»

Мама была крабиха недалёкая. И знала всего одну мудрость, но настоящую.

«Денежки дают свободу. Впрочем, настоящий мудрец не тот, кто знает все, а тот, кто знает то, что надо». По крайней мере, так говорила мама Крабика. И видя такую байду, Крабик понял, что старость уже не за горами, а побыть свободным хочется молодым. Или хотя бы до 30. Ну или до 40. Ну или… Ну вы поняли.

Короче, шуршать придётся своими мозгами. А, надо вам сказать, было у нашего Крабика средневерхнее финансовое образование.

Скрипел-скрипел он мозгами, да ничего не наскрипел. Только панцирь клешнями исцарапал.

Расслабился. И однажды в выходные, которые, кстати, у крабиков бывают раз в две недели, сидел дома и думал, чем бы заняться.

«А не посчитать ли мне бабки?» – подумал он.

Сказка про Крабика и Рыбку - i_009.jpg

Посчитал и понял, что за всю свою жизнь он заработал и потратил (считая деньги на креветок, на бывшую рачиху, лечение её во всевозможных клиниках от невроза, потраченную квартиру, подарки каракатицам и просто деньги на детей) больше, чем заработает за оставшуюся жизнь.

То есть зарабатывая больше обычных крабиков, он всё равно заработал больше половины отпущенной ему свободы.

Неделю Крабик думал об этом, неделю пересчитывал. Две осознавал. И через месяц стал свободным. То есть работает так же старательно, но с другим смыслом. Живёт так же, но свободным.

Жизнь его наполнилась смыслом. Заиграли огоньки осознания на усах.

Сказано в крабьем писании: «Все крабы свободны, только не знают об этом».

«Фигня», – подумал наш Крабик. Это всё равно, что быть красивым и не знать этого. Надо разобраться.

Оставил кучку денег маме, чтоб хватило. Немного младшим, чтоб не воровали. А на оставшиеся купил себе ласты и уплыл познавать новую степень свободы к пингвинам. Дельфином.

Часть 5,

в которой появляется Рыбка

Жила-была Рыба. Большая и умная. Конечно, не сильно большая и не сильно умная, но правильная. Прямо скажем, была она средних размеров и туповатая, но осознавала себя и работала над этим. Кушала планктон, пила солёную воду по нечётным понедельникам, в общем, развивалась. И как и всех больших и умных рыб, её учили Истинному Языку Молчаливых Рыб, Которые Молчат.

Прошло время. Жила наша Рыба не кисло. Даже икру пыталась метать.

Как вы знаете, начав обучаться Истинному Языку Молчаливых Рыб, Которые Молчат, остановиться нельзя. Пока не найдёшь своё.

Пришло время, и наша Рыба узнала, что дно океана в Самой Глубокой Расщелине покрыто Песком Осознания. И самое смешное, что только для непосвящённых он называется Песок Осознания, а на языке Молчаливых Рыб, Которые Молчат, он называется Воздух. И любая рыба, даже лоховская, схватив песчинку этого песка, то есть глотнув воздуха, становится высшим существом. Человеком.

Для человека не составляет труда поймать и обмануть самую умную Рыбу самым простым и тупым фокусом, привязав к веревке крючок. Но есть и более сложные способы. Хорошо, что только самые тупые и ограниченные люди этим занимаются. Но человеком хочет стать любая рыба. Даже если не мечтает об этом.

Сказка про Крабика и Рыбку - i_010.jpg

Но больно глубока Расщелина с Придонным Песком Свободы. Больно долго и глубоко плыть. Больно сильно вода сверху давит. А снизу ещё сильней.

Стала наша Рыба нырять. Раз нырнёт, другой. Всю морду в кровь разбила (или что там у рыб есть).

Хрен там был. Только справится с давлением сверху – давление снизу выталкивает. Только переборет внешние перегрузки – внутренние начинают напрягать. Только научится задерживать дыхание, желание дышать пропадает.

И стала наша Рыба учиться. Прошерстила много библиотек различных конгрегаций. Научилась науке. У омаров научилась поджимать брюхо для более глубинного заныривания. У старинных латимерий научилась выделять хитин на спине для компенсации верхнего давления. У придонных дельфинов подчерпнула, как бронировать плавники. Скаты научили её, что придонный песок сверкает, как и всякий воздух, и смотреть на него нельзя. Один плавник нужно сделать зеркальным и ориентироваться по нему. И даже кит помог ей. Показал, как очищать сознание при кессонной болезни.

И с каждым новым знанием и умением заныривала Рыба всё глубже. На полметра, на метр. И с каждым более глубоким погружением она всё ближе видела дно, и всё более понимала, как далеко ей до него. Недостижимо. Безнадёжно.

Но «жить» на Истинном Языке Молчаливых Рыб, Которые Молчат, означает «продолжать движение». Поэтому отчаянию не было места в сердце Рыбы. Тем более что треска научила её развлекать саму себя.

Всё глубже и глубже опускалась Рыба. Всё темней становилась вода. Всё более одиноко ей было.

И вот уже месяц она всё ниже и ниже заныривает по полметра в день в полном одиночестве и темноте.

И вот уже дно лишь яркой звёздочкой светится вдали. Только изредка проплывают мимо чёрные рыбы типа мурены с тонким стебельком на лбу, на конце которого светится огонёк. И ничего эти рыбы не видят вокруг кроме этого огонька. Наркоманы.

Вот уже и они остались наверху. И вот уже не столько природная сила, не только отшлифованная безупречность, а просто скука.

Великая сила скуки. Как известно, скука на Истинном Языке Молчаливых Рыб, Которые Молчат, означает «лень».

Лень делать глупые дела. Лень возвращаться к старой жизни. Лень повторять свои ошибки. Как вы, наверное, догадались, все в море считают Молчаливых Рыб, Которые Молчат, ограниченными и тупыми. Не наделил их Морской Бог Главным Даром. Нет в них той искорки, с которой беспечно веселятся селёдки. Нет дерзости летучих рыб.

2
{"b":"710355","o":1}