ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Евгений Бажанов

Миг и вечность. История одной жизни и наблюдения за жизнью всего человечества. Том 14. Часть 19. Смена ритма

© Бажанов Е. П., 2020

© ООО «ИТК «Дашков и К°», 2020

* * *

Все чувства человека, его эмоции и желания связаны с окружающим миром и зависят от него, только чувство любви ни от чего не зависит.

Наталья Бажанова

Счастлив муж, нашедший красивую жену, прекрасную в своих поступках.

Мудрецы Второго Иерусалимского Храма

Кто жизнью бит, тот большего добьется.
Пуд соли съевший выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет!
Омар Хайям

Воспоминания – это единственный рай, из которого нас не могут изгнать.

Жан Поль Рихтер
Живи, мой друг, за тех, кто не дожил,
Чтоб за тебя им там не стыдно было…
Не в яхтах, друг, богатство и не в виллах,
А в содержимом искренней души…

Ирина Самарина

Никто не знает наперед, что нас на белом свете ждет: кого блистательный успех, кого позор за тяжкий грех. Всю жизнь – везение одним, боль и страдания – другим, одним за правду – вечный бой, другим – и ложь сама собой. А жизнь уходит между тем частично или насовсем.

Вячеслав Урюпин

Часть 19. Смена ритма

Глава 1. Поговорим о личной жизни

В томе 13 рассказывалось о работе, моей и Наташиной творческой деятельности в июле 2006 – марте 2011 годов. Поговорим же теперь о нашей личной жизни. Недуги, нараставшие как снежный ком, превратили Наташу, а заодно и меня, в домоседов. Наш семейный корабль словно стал на вечную стоянку из-за проблем с Наташиным здоровьем. С этих проблем и начну свое повествование в данной главе.

Напомню, что здоровье моей жены давало сбои еще в далеком прошлом. В 1968-1970 годах, пока я стажировался в Сингапуре, моя юная Наташа раз за разом болела, в том числе очень тяжело опасным инфекционным мононуклеозом (см.: «Миг и вечность», т. 1, с. 130–131; 162-167).

В 1970-х годах, в период работы в генконсульстве СССР в Сан-Франциско, возникали сложности из-за привычки Наташи поздно ложиться спать. Отправляться на работу приходилось спозаранку, в итоге Натуля частенько не высыпалась (см.: «Миг и вечность», т. 1, с. 332–333). Проживая в Москве в 1979-1981 годах, Наташа часто простужалась, болела гриппом, случались приступы аллергии (сыпь на лице, груди), отравления (см.: «Миг и вечность», т. 2, с. 581). Далее было посольство СССР в Китае, где переживания из-за слежки за нами со стороны офицера безопасности усугубили бессонницу. Наташа на регулярной основе принимала сильные снотворные препараты – тазепам, родедорм (см.: «Миг и вечность», т. 3, с. 155).

После возвращения из Китая в 1985 году меня как сотрудника ЦК КПСС и мою жену прикрепили к Первой поликлинике – самой престижной в стране. Листаю медицинскую историю Наташи и выясняю, что у нее сразу же определили остеохондроз на уровне 7-го шейного и 1-го грудного позвонков, вегетативную дистонию, правосторонний сколиоз. В медицинских документах зафиксировано, что супруга жаловалась на слабость, утомляемость, боль в левой пятке, а главное – «нарушился сон, трудно засыпает».

В 1986 году – те же болячки. Врач подчеркивает, что со стороны пациентки наблюдаются «жалобы на плохой сон многие годы (употребляет инсидон, эуноктин, тазепам), повышенная нервная возбудимость, утром просыпается вялая, уставшая, активность нарастает к концу дня». Упоминаются в медицинских документах хроническая гипотония, плоскостопие.

В июле 1986 года у жены обнаруживают кисту левого яичника. Врачи настаивают на операции, Наташа противится, лечится диетой, прибегает к услугам знахарей. Борьба продолжается несколько лет, сопровождаясь «очень плохим сном», улучшаемым только с помощью препаратов (новые – димедрол, тардил), другими заболеваниями, включая остеохондроз, люмбаго, бронхит, частые и сильные простуды, геморрой, запоры и т. д. Киста, несмотря ни на что, продолжала увеличиваться, боли стали невыносимыми, и в мае 1991 года Натуське сделали операцию (см.: «Миг и вечность», т. 6, с. 29–31). Примерно тогда же (апрель 1991 года) врачи заметили «незначительное увеличение щитовидки». В 1990-х годах проблема с щитовидкой обострилась. Начались подъемы давления (которое до этого более-менее стабильно держалось на уровне 110/70), появились экстрасистолы.

В начале 2000-х годов регресс продолжался. Так, в июне 2003 года MP-томография (МРТ) подтвердила признаки спондилёза, остеохондроза, задние грыжи дисков.

Когда мы отдыхали в Карловых Варах в 2004-2006 годах, чешские врачи находили у Наташеньки букет недугов, из которых наиболее серьезными были бессонница, остеохондроз, хронический бронхит, колебания артериального давления. Для борьбы с недугами жена ежедневно употребляла кучу препаратов, в том числе сильных, с тяжелыми побочными явлениями.

В 2006 году давление подскакивает до нехороших величин (154/85; 166/91; 172/91; 178/100! 189/100!). Сбивать давление удается на короткое время с помощью десятков препаратов (конкор, кораксан, коринфар, лазикс, капотен, экватор и др.). Тогда же Натуля начала падать – и ночью, и днем. То сползет с кресла, то рухнет у плиты. Происходило это под воздействием сильных препаратов и сопровождалось синяками. Однажды пришлось обращаться за помощью в травмпункт.

В 2007 году жену терзали бессонница, головокружение, дрожь в руках, апатия, скачки давления, покраснения на теле, частые простуды, рвота. Я отмечал у Наташи отдельные провалы в памяти, наряду с регулярными проявлениями, как и прежде, феноменальной памяти. Обострились расстройства опорно-двигательного аппарата. В феврале 2007 года Натуля отметила в своем дневнике:

«В течение месяца – боли в левом тазобедренном суставе и бедре, две недели назад начались боли и подкашивание в левом коленном суставе. В течение недели ночью побаливает правый тазобедренный сустав».

19 февраля супруге в очередной раз сделали МРТ позвоночника. Вот заключение врача, к.м.н. И.В. Платицына:

«MP-картина остеохондроза и спондилоартроза позвоночника. Нарушение статики позвоночника. Грыжи дисков. Гемангиомы Тнб-8».

Рентгеновское исследование костей таза и обоих тазобедренных суставов, проведенное 20 ноября 2007 года, тоже не порадовало. В протоколе исследования, в частности, сказано:

«Выявляется артроз крестцово-подвздошных сочленений с обеих сторон и начальные признаки артроза тазобедренных суставов. Субхондральный склероз крыши вертлужной впадины. Выраженные проявления тендиноза в проекции больших вертелов с обеих сторон, причем справа определяется отдельно лежащий обызвествленный фрагмент сухожилия, возможно, посттравматического характера.

Заведующий рентгеновским отделением Е.А. Семченко».

И мы, и врачи терялись в догадках относительно причин заболеваний. То звучал вердикт, что все дело в употреблении тяжелейших препаратов, да еще в сочетании со спиртным и куревом. Другие специалисты, и мы вслед за ними, начинали видеть корень недугов в сбоях опорно-двигательного аппарата. Возникала мысль о том, что травмировали Натулю душевные переживания – из-за кончины в 2005 году мамы, моего поведения, отсутствие детей, «несбывшихся надежд» на блестящую научную карьеру.

1
{"b":"710506","o":1}