ЛитМир - Электронная Библиотека

Елена Архипова

От медведя до любви один шаг

Глава 1

– Елизавета, – начал торжественно Николай, – как ты смотришь на то, чтобы…

Лиза затаила дыхание в предвкушении момента.

– … чтобы съехаться и жить вместе?

– Коль, а это ты мне так предложение, что ли, делаешь? – уточнила девушка. Ну, мало ли? Может, она тут где-то в тарелке со стейком колечка не разглядела?

– Лизка, ну вот откуда ты такая в нашем современном мире? Книг, что ли,перечитала в своей библиотеке? Прежде, чем предложение делать, надо ж и узнать друг друга поближе, не находишь?

– Да я то, Коля, нахожу. Но и понимать хочу: ты мне просто так съехаться предлагаешь или с намеком на будущее грядущее?

– Ох, Лиза, ну почему с тобой так всё сложно, а? – вздохнул Николай, – хорошо, считай, что я делаю тебе предложение, но с отсрочкой на год.

– То есть, это у нас помолвка, Коль? – Лиза смотрела на Николая, а сама загадала, что если он сейчас скажет "да, помолвка", то она согласится. Но только непременно именно так!

– Ну, хорошо, называй это как хочешь! Слово то какое забытое откопала, библиотекарша ты и есть библиотекарша! – усмехнулся Николай.

"Не сказал!" – отметила Лиза мысленно, а вслух произнесла:

– Да? Ну тогда поехали!

– Куда? – опешил Николай.

– Как куда? Сначала ко мне домой за вещами, а уж потом "Коля, я Ваша навеки!" – расхохоталась Лиза, – я хоть и простой библиотекарь, в отличие от тебя, мой дорогой будущий олигарх, но личные вещи и у меня имеются.

– Личные вещи?

– Ну да! Ты же не думаешь, что будущая жена у тебя совсем уж бесприданница! – продолжала веселиться Лиза, – или подожди, Коль, ты не планировал, что я к тебе жить перееду? Ты, наоборот, думал, что сам ко мне переедешь, да? Не удивлюсь, что у тебя в багажнике уже и сумка с вещами лежит.

По тому, как у Николая забегал взгляд, Лиза поняла: не планировал будущий олигарх, что она к нему переедет. Не планировал… Вот же она наивная! Конечно, куда же к нему-то? Там же мама! Это же нормально, правда, когда она там одна в трехкомнатной будет жить, а они вдвоем в однушке у Лизы.

– Значит, так, Коля, мы с тобой вот так, для здоровья, с вечера пятницы по вечер воскресенья, уже сколько встречаемся? Почти год? – Николай неуверенно моргнул, что, видимо, означало "да", – так вот, знай, олигарх ты недоделанный, я хоть и простой библиотЭкарь, как ты меня за глаза со своими друзьями называешь, но гордость тоже имею! И простое женское желание иметь семью – тоже! И заметь, не просто "съехаться", а именно семья. А семья, Коля, это общая фамилия, двое детишек и собака. А ещё большой дом за городом. Заметь, дом, а не однушка или трешка! Если ты не готов, то давай не будем больше тратить ни твоё, ни моё время. Как там сейчас принято говорить: "Давай возьмём паузу в наших отношениях", так, кажется? Вот и считай, что я беру эту самую паузу. Захочешь продолжения и развития отношений, приезжай. А сейчас, Коля, давай, до свидания! – Лиза встала из-за столика в кафе, где они ужинали с её, как ещё утром она считала, будущим мужем. Перекинула привычным движением косу с плеча на спину и собралась уходить.

– Это ты меня бросаешь, что ли? – Николай смотрел на неё недоверчиво, – серьёзно? Ты. Меня. Бросаешь? – произнёс он каждое слово отдельно, – да где ты ещё такого, как я, найдешь то, библиотекарша? Тебе же уже почти 30! Да кому ты нужна то через пару лет будешь?

Дальше Лиза слушать не стала, развернулась, махнув косой, и гордо пошла на выход. Потом вдруг развернулась и быстро подошла к столику, где Николай, решив, что она осознала сказанное им, начал победно улыбаться.

– И да, Коля, ты прав: мне почти уже 30. И именно поэтому я не хочу тратить ещё и этот год на то, чтобы понять, подходим мы с тобой друг другу или нет. Я, видишь ли, мой дорогой Коля, до сих пор верю в то, что люди должны любить друг друга, а не просто притираться и узнавать друг друга поближе, живя для этого ещё год. А этого года, что мы знакомы, тебе ещё не хватило? И с мамой ты меня именно поэтому и не знакомишь, что мы ещё недостаточно близко знакомы, да? – Николай, явно не ожидавший такого напора от Лизы, молчал, – и запомни уже, Коля, и не позорься перед людьми, нет такого слова "библиотекарша"! Есть библиотекарь! – Лиза выдохнула, развернулась, и, гордо выпрямив спину, пошла к выходу. Взгляд Николая она чувствовала всей спиной, а особенно горячо он чувствовался чуть пониже спины, как раз в том месте, где заканчивалась коса. Лиза знала, что фигура у неё красивая. Она часто ловила на себе мужские взгляды. Вот и сейчас вслед за ней повернулись пара подсолнухов. Тьфу ты! Пара парней, сидевших в кафе с девушками. Бабники!

– Тоже мне, бриллиант чистой воды выискался! Ну и что с того, что мне через год будет 30, но ведь сейчас-то мне только 29! А это большая разница! Как говорила героиня одного фильма: "Между своими 35-тью и 36-тью годами я прожила прекрасные десять лет!" И вот интересно, у них там, в их банке, все так безграмотно говорят или только её Николай? Да тьфу, ты! И никакой он не "мой Николай" теперь! Человеку 30 лет, а он до сих пор не знает, что нет такого слова "библиотекарша"!

Лиза бубнила про себя всю дорогу до дома. От кафе, где они ужинали с Николаем, до её дома, путь был неблизкий. Но ехать на автобусе в такой тёплый вечер ей не хотелось. Да и выговориться хотелось! Она вставила наушник в ухо, чтобы не привлекать внимания окружающих, и уже могла спокойно идти и говорить вслух, делая вид, что ругается по телефону.

– В кафе он меня позвал! А я-то, наивная, решила, что он мне предложение делать собрался! Ага! А он так, оказывается, решил сообщить, что ко мне решил переехать. Вот же зараза!

Подходя к своему подъезду, она увидела, что дверь подъезда открыта нараспашку, у самого подъезда стоит грузовик, и мужики в спецовках выгружают мебель.

– О, у нас новые жильцы, никак, заезжают! Интересно, в какую квартиру? – эти вопросы она уже совершенно точно не говорила вслух, но, тем не менее, она услышала старческий голос:

– Ну, здравствуй, соседка!

И следом ещё один: "Лизавета, помоги!", но странное дело, тот, второй, звучал как будто в голове у Лизы. Голос был женским. И называл её странным, давно забытым именем. Лизаветой её только бабушка называла когда-то в детстве. Потом бабушка умерла, и уже больше никто так Лизу не называл.

На лавочке, где обычно сидит пограничный, он же и таможенный контроль в лице трёх бабушек соседок, сейчас сидела одна, при этом совершенно незнакомая ей бабуля. Рядом с ней стояла клетка с голубем.

– Здравствуйте! – удивленно ответила ей Лиза, а сама всё пыталась понять, правда, что ли, голубь? Обычно канарейка или попугай. А тут голубь!

– Ну, и чего ты так на эту голубицу глаза таращишь? Не видела, что ли, никогда птицы в клетке? – впилась в Лизу глазами незнакомая бабуля, – или послышалось тебе что?

И только Лиза собралась спросить, не слышала ли и бабуля просьбу о помощи, как опять услышала голос в голове: "Лизавета, не сознавайся, что слышишь меня!"

– А это у вас голубь, да? – пришлось на ходу ей выкручиваться.

– Вот дура девка! Говорю же, голубица это! – проскрипела бабуля, продолжая сверлить Лизу взглядом.

– Что ж Вы обзываетесь? Разве я обидное что-то у Вас спросила?

– Ладно, не обижайся, соседка. Давай лучше знакомиться! Тебя как звать то?

– Елизавета Серова. А Вас?

– Елизавета, говоришь? Ну-ну! – чему-то своему хмыкнула странная бабуля, – а меня Екатериной Никитишной зовут. Тебе разрешаю называть меня Катерина.

– Очень приятно! Катерина, может Вам помочь что? Вы в какую квартиру въезжаете?

– Так сказала же уже. В соседнюю с твоей.

– Да? И впрямь, соседка, – усмехнулась Лиза, – просто мы тут все, вроде как, соседи, раз живем в одном подъезде. Я думала, Вы образно выразились в прошлый раз.

1
{"b":"710964","o":1}