ЛитМир - Электронная Библиотека

На этой ноте мы покинули научный блок. Нам на прощание выдали ещё по местной ПП-шке, как залог того, что будут рады с нами сотрудничать. И всё-таки я прикрепил кобуру с новым револьвером, закинув свой старый в сумку. Вот только местная кобура резко контрастировала с костюмом, заставляя задуматься над изготовлением своей собственной, но это уже когда вернёмся.

Вечером по местному времени нас принял капитан. Он был бледнее обычного, но держался молодцом. В общем, ничего нового не произошло: Кзерк попросил меня повторить то, что я ему сказал до этого, после чего были оговорены условия жизни и всё прочее. Так же было решено, как переправить всех, чтобы одновременно дать нам гарантии. Нам выделят корабль, на который помимо экипажа будет помещено некоторое количество криокапсул с наиболее ценными специалистами, которые сыграют роль своеобразных заложников. Да и потом будет проще, если часть адаптируется среди местного населения, и уже они будут знакомить своих товарищей с бытом аборигенов. Отлёт запланировали на следующее утро. Как раз будет время пообщаться с начальством.

Вот мы и дома

Ночью, как и было обещано, мы вели себя тихо, дабы ненароком не спровоцировать ещё один сбой в работе персонала. Спали мы, проще говоря. Хотя первое время Мишейра то и дело хихикала, вспоминая подробности недавнего разговора с Кзерком, да и я изредка ловил себя на том, что весело улыбаюсь. Сон наступил как-то неожиданно, что ли?

— Ну и?

Тьма сидела передо мной в кресле, скрестив руки на груди.

— Что?

Спросил я самым невинным видом и даже поморгал для приличия.

— Не строй из себя дурачка. Ты, хоть, знаешь, в какую сторону лететь?

— Не-а.

Честно помотал головой я, за что получил усталый вздох собеседницы.

— Ну, вот за что мы тебя вообще держим?

— За неординарный ум, хорошее воспитание, гениальные идеи, ну и ещё, потому что я вам нравлюсь.

Расплылся я в довольной улыбке, чем вызвал смех собеседницы.

— Ты ещё забыл упомянуть о том, что до смешного наглый.

— Не без этого.

Кивнул, соглашаясь с её словами. Какой смысл спорить с всесильным созданием? Тем более, что мне необходима его помощь.

— В общем, я хотел попросить о помощи в транспортировке лодки до нашего мира.

— Знаешь же, что мы не вмешиваемся в происходящее.

— А кто запрещает-то? Насколько я понял, вся вселенная — ваша песочница, так почему бы не перенести один куличик из пункта А в пункт Б?

— Потому что за этим «куличиком» последует песочный замок.

— Ой, да ладно. Только не говори, что тебе не интересно посмотреть на то, как технологически развитые расы будут интегрироваться с населением махрового средневековья.

Тьма ненадолго задумалась:

— Ну… Ладно, уговорил, чертяка. Но тебе придётся накачивать весь корабль тьмой и светом. Объём мы обеспечим, так что не экономь. Лучше пусть излишки уйдут в пустоту, чем ты угробишь всех из-за одной не перенёсшейся детали. Но потом тебе будет очень плохо. Всё понял?

Вздохнув, я кивнул:

— Понял.

— Вот и хорошо. Начнёшь, когда отойдёте от станций на километр. Можно чуть больше, но раньше лучше не надо. Сам знаешь, когда энергии смешиваются, они становятся нестабильны.

Аудиенция окончилась. Даже не сомневался, что согласятся — как я и сказал, они смотрят на происходящее в мирах и не вмешиваются. Иначе, зачем было создавать возможность призывать героев? Правильно, чтобы посмотреть, что будет, а такие как я нужны, чтобы миры не сгинули из-за этих экспериментов.

Утро встретило меня чёрными блестящими глазами на бледном лице, смотрящими на меня сверху вниз. И почему-то в этот момент мне показалось, что ничего прекраснее я уже нигде не найду.

«Извращуга.»

«Лиса, отстань от моего чувства прекрасного, и не компостируй и без того больной мозг.»

Аргументов у девчонки не нашлось, и она замолчала. Ну и славно. Правда в этот момент заговорила Мишейра, и её голос вывел меня из мечтательно-созерцательного состояния:

— Подъём! Нам отправляться скоро! Давай, поднимай свою ленивую задницу, нам уже завтрак принесли.

Пришлось вставать. Перекусив тем, что нам снова доставили в комнату, я оделся и нацепил всё оружие на положенные места, после чего мы вдвоём покинули помещение.

Кзерк нас уже ждал на площадке с кораблями. Ну как, площадке. Наш гигант был попросту пристыкован к станции и по факту находился за её пределами. То есть судить я мог только по тому, что вижу, а вижу я исключительно вход, представляющий собой обычную двустворчатую дверь в стене. Створки которой разъехались пропуская нас внутрь.

— Значит так, корабль должен отойти от станции минимум на километр, после чего я перенесу его на орбиту своей планеты.

— Это как?

Удивлённо выгнул брови Кзерк.

— Точно так же, как если бы я переносился сам, просто с грузом. Ну а принцип я и сам не понимаю.

Тут в разговор влезла Мишейра:

— Подожди. Это ж какой объём энергии должен быть? Ты один это не потянешь.

— Не потяну. Но я договорился с теми, кто потянет.

— Ты говоришь о Первозданных?

Я утвердительно кивнул.

— Но они же не вмешиваются, разве нет?

— А кто их осудит? Понимаешь, дело-то в том, что над ними никого нет. Все эти правила они придумали для чистоты эксперимента, ну или для интереса. Это отнюдь не нерушимые заповеди. То, что я приводил какие-то доводы, было только для вида. Я уверен, они были согласны ещё до того, как вышли со мой на контакт.

Так мы и дошли от выхода со станции до входа на корабль. Экипаж уже вовсю суетился, готовясь к отлёту. Кто-то бегал и снимал показания, кто-то проверял проводку, кто-то сверялся со списком поступивших пассажиров в анабиозе. Вот к последнему-то мы и направились.

— Тут находится две сотни наших соотечественников: сотня менталов и сотня эмпатов. Все они либо выдающиеся инженеры, строители, учёные, либо простые граждане нашей родины.

Говоря это, Кзерк обвёл рукой капсулы.

— Все они весьма ценны как с моральной точки зрения, так и с утилитарной. Надеюсь, вы не предадите наше доверие.

— Взаимно.

Я протянул ему руку. Кзерк в ответ сделал недоумевающее лицо.

— Руку надо пожать в знак доверия, согласия и межвидовой дружбы.

Разъяснила мой жест напарница. В общем, рукопожатие-таки состоялось, хоть, и какое-то неуверенное.

— Через полчаса ваш корабль отстыкуется. Я передам ваш план капитану, затем проинструктирую экипаж. И вот, держите.

Он протянул нам маленькие гарнитуры.

— С вами свяжутся, когда корабль отойдёт на указанное рассторяние.

— Ладно, мы тогда осмотримся.

Кзерк коротко кивнул и, развернувшись, утопал в обратном направлении. Когда я хотел-было позвать Мишейру с собой, её и след простыл. Только где-то вдалеке мелькнули короткие чёрные волосы.

— Любопытной Варваре… но не будем о грустном.

Я подошёл к одной из капсул и заглянул в небольшое окошко. Внутри был эмпат. Бледно-голубая кожа, глаза чуть больше человеческих, кудрявые рыжие волосы, опускающиеся до плеч, и плавные черты лица выглядели весьма привлекательно. Я даже невольно засмотрелся на эту незнакомку. А ещё возле капсулы чувствовалось спокойствие. Похоже, они даже во сне транслируют своё состояние окружающим.

Я взял лежащий рядом планшет и, открыв список усыплённых, принялся неторопливо его листать.

— Блять.

Шёпотом выругался я, наткнувшись на фотографию этой рыжеволосой красавицы, рядом с которой находилась подпись: «Сумкин Фёдор Петрович. Инженер-конструктор машиностроительной отрасли.»

«А я думала, что все Петровичи сплошь бородатые и, вечно измазанные в масле, ремонтники.»

«Значит, подруга, не у одной тебя только что треснул шаблон.»

Сказала сидящая в кресле-качалке Белочка, попивая кофе и листая какой-то журнал с пустыми страницами.

— Ну нахер.

Сказал я, кладя планшет обратно.

— Мне моя психика дороже.

15
{"b":"711409","o":1}