ЛитМир - Электронная Библиотека

Как-то невзначай меня посетила мысль, что за весь день я забыл сделать одну простую, но важную вещь. Хотя, важная она только для меня. Катрина и Заранна всеми силами пытались меня отговорить, видя в этом только неоправданный риск. Что поделать? Беспокоятся они за меня, и я это ценю. Вот только больно я упёртый.

Достав из сумки флягу, я открутил крышку и сделал маленький глоток.

Горько.

Язык почти сразу же потерял чувствительность, значит, больше нельзя. Закрываю крышку и убираю ёмкость обратно.

Примерно через пару минут язык начал приходить в норму. Думаю, нет смысла описывать процесс, потому что он был вполне обычным. Как от анестезии. Просто постепенно вернулась чувствительность, вот и всё. Опасно ли это? Только если бездумно хлебать этот раствор, как я в первый раз. Что поделать? Дурак и есть дурак.

— Почему не спишь?

— Потому что не спится.

Пожал я плечами, отвечая на вопрос Заранны. Девушка неслышно подошла со спины и, обняв меня, положила мне голову на плечо. Длинные каштановые волосы тут же бросились щекотать щёку.

— Сама-то чего не спишь?

— Забыл? Я — ночное создание.

— А, точно. Привык видеть, как ты днём работаешь.

— Не страшно.

Какое-то время мы стояли молча, смотря на спящий город. С неба падали редкие снежинки, подхватываемые лёгкими порывами ветра. Крыши домов ещё днём покрылись тонким слоем снега, что напрямую свидетельствовало о том, что зима-таки наступила. Ну да ничего, переживём — запасов хватит, тёплый дом есть, даже подруги, чтобы скоротать время есть. А ещё дел по горло, которые надо разгребать.

— А ты… ты ей доверяешь?

— Мишейре?

— Да.

— Доверяю. А почему ты спрашиваешь?

— Просто… чем дольше я на неё смотрю, тем сильнее понимаю, что той Мишейры, которую я знала, уже нет.

— Да, она изменилась. Но ты ошибаешься, если думаешь, что сама осталась той же, что и прежде. Все мы изменились, просто в силу того, что мы долго её не видели, изменения и бросаются в глаза.

— Наверное, ты прав. Но это не отменяет того факта, что ты мог умереть.

— Продолжаешь мусолить эту тему? Давай будем честными: я всё ещё жив и помирать не собираюсь. Тем более что у нас ещё полно работы в этом мире, а разгребать её, кроме нас, не кому.

— И это всё?

Прошептала вопрос девушка прямо мне в ухо.

— Ну и куда же я от таких красавиц денусь?

— Так уж и красавиц?

Кажется, у кого-то игривое настроение.

— Что? Чувствуешь, что проигрываешь Катрине? Или Мишейре?

— Дурак.

Хихикнула тёмная эльфийка, ткнув меня кулаком в бок.

— Знаю…

Ухмыльнулся я.

— Пойдём внутрь?

— Да. Пойдём. Холодно здесь.

Стоило нам только перешагнуть порог, как тут же почувствовали резкую смену температуры. Внутри замка гораздо теплее, чем на улице, хоть настоящие холода ещё впереди — от местных узнал. Надо же было всё узнать, прежде чем обустраиваться.

Так или иначе, а зиму-то мы пережить должны. Запасов на всех хватит, особенно, учитывая то, что орков, а их чуть меньше половины всего населения, можно обеспечивать минимальным рационом, чисто чтобы не с голоду не передохли, да работать могли. Но и жестокости подобного подхода я не отрицаю. Буду и дальше оправдывать свой титул короля демонов.

Мишейра и Катрина заняли свои комнаты. Они обе не в духе, после случившегося. Суккуб явно винит нашу принцессу, потому как я прекрасно видел, что она буквально сверлит её злым взглядом на ужине. А ещё я слышал, как куриная нога целиком была пережёвана белыми зубками вместе с костью, которая измельчалась с громким хрустом. Даже мне не по себе стало, а Мишейра просто ни на что внимания не обращала — ходила задумчивая с того самого момента, как я очнулся. Понятия не имею, что твориться в её бедовой головушке.

«Не менее бедовой, чем твоя.»

«Ну, спасибо, Лиса.»

«Так она ж права.»

«И ты туда же!»

С Заранной мы заняли комнату по центру, она же моя комната, она же королевские покои и прочее, прочее.

Устал я за день. Скинув одежду, я тут же и повалился на кровать. Тёмная эльфийка с кошачьей грацией, которую обычно не ожидаешь от подобной комплекции, забралась под одеяло, прижавшись ко мне. Я чувствовал, как она вся покрылась гусиной кожей. Приятно, конечно, но не сегодня. Как я уже говорил, день выдался весьма тяжёлым.

Так мы и заснули. Я лежал на спине, справа от меня мирно сопела Заранна, пристроив голову на моей груди.

«Интересно, ей так вообще удобно, учитывая, что она выше меня?»

«Видимо, да. Ну, всё, спи.»

Далее последовал беспардонный зевок — Лисица, совершенно не стесняясь, демонстрировала мне недра своего рта, усеянного острыми ровными зубками. Она всегда спит в обнимку с собственным хвостом. Прямо как сейчас. Белочка во сне изредка дёргает своими ушками. Идиллия.

Я тоже недолго пробыл в сознании, оставив все проблемы и разборки на день грядущий.

День начался с очередного глотка яда. Горечь во рту, онемевший язык… это уже становится рутиной. А этой бурды во фляге ещё много…

Пока я расхаживал по комнате, в чём мать родила, Заранна даже близко не подавала признаков бодрствования, развалившись на кровати, раскинув руки. Одеяло прикрывало только живот тёмной эльфийки, всё остальное было выставлено на всеобщее обозрение. Ну, да грех жаловаться на то, чему глаз радуется. Склонившись над спящей, я аккуратно убрал каштановые пряди волос, открывая красивое лицо.

Решив её не будить, я тихо оделся в свою «домашнюю одежду» — чёрные брюки, туфли и рубашка, скромно украшенные серебряной вышивкой, и вышел из комнаты. За дверью меня встречала Изабелла. По её виду было видно, что она хочет что-то сказать, поэтому я задал вопрос в лоб:

— Ну что ещё?

— Прибыла её высочество Задолбала, хочет вас видеть.

— И даже не потрудилась сообщить о визите заранее?

— Да.

— Ладно, с подводной лодки уже не убежишь… Раз прибыла, придётся встречать. Нас, кого? Нас — меня или нас — всех нас?

— Она не уточнила.

— Тогда пойду будить девчонок. Передай, чтоб подождали.

— Хорошо.

Девушка-енот развернулась на каблуках и пулей рванула в сторону гостевых комнат.

— Я разбужу Катрину.

Стоило мне обернуться, как я увидел Заранну в полном королевском облачении: закрытое чёрное платье с серебряной вышивкой в форме цветов. Вьющиеся каштановые волосы хоть и были распущены, но прибывали в полном порядке. Всё это вкупе с её фигурой и фиолетовой кожей смотрелось умопомрачительно.

«Надо будет какого-нибудь художника припахать, чтобы увековечил её в картине, потому что фотография будет слишком банальна.»

Мелькнула в моей голове мысль, тут же укоренившись на задворках памяти, чтобы в определённый момент напомнить о себе. Что ж, как придёт время — тогда и реализую.

Как обустроена комната Мишейры? Если честно, никогда не задавался этим вопросом, но, стоя прямо перед дверью, вдруг задумался.

«А действительно, как? Может, всё там сплошь в паутине?»

«Не, это уже какой-то стереотип.»

«А может, у неё в комнате полумрак?»

«Она что, похожа на вампира?»

«Так, девчонки, хватит. Пошли, посмотрим.»

Протянув руку, я открыл дверь. Что можно сказать? Неправы были все. Комната девушки-арахноморфа была абсолютно обычной: шторы раздвинуты и в окно ярко светит солнце. В самой комнате чисто прибрано. Горничные, конечно, проводят ежедневную уборку, но даже так сразу заметно, поддерживает ли сам хозяин чистоту в помещении. Она — да.

Кровать находилась в относительно тёмном углу, но он просто не освещался прямыми лучами. Наша принцесса лежала, укутавшись в одеяло так, что снаружи осталась только голова. Будь на моём месте человек, не подготовленный — точно бы обделался. А всё дело в лишённых век, чёрных глазах, которые всегда выглядят одинаково. Только умиротворённое выражение лица и едва заметное дыхание свидетельствовали о том, что девушка всё же спит.

Коварный план не заставил себя долго ждать: аккуратно подкравшись к спящей, я пощекотал её нос. Реакция последовала незамедлительно:

2
{"b":"711409","o":1}