ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какое производство вас интересует?

— Всё. Всё, что есть и что вы можете предложить: научная деятельность, оружейное направление, транспорт, продукты питания и так далее. Единственное что — за вами будут присматривать. Имейте это в виду. Но это всё на будущее. Думаю, как вольюсь в дела, ещё раз позову вас для обсуждения конкретно по делу.

— Мы передадим нашим соотечественникам.

И они удалились. Мы же направились в кабинет, потому что пора бы уже хотя бы набросать план освободительной акции. Как и собирался, первыми освобождать мы будем гномов. Хотя, как освобождать? Мы просто заберём оттуда людей и перевезём их под наше чуткое наблюдение. В результате мы их растащим по концентрационным лагерям, в которых они будут отрабатывать косяки свои и своей уже уничтоженной страны. Собственно, эти же лагеря должны перерасти в деревни, а то и в маленькие города. Работа-то будет банальной — постройка домов и благоустройство земли.

— Вот только ты же понимаешь, что им нужно будет отправить помощь?

Заранну очень сильно интересовал вопрос о жизни разумных. Зная её, понятно, почему она так заботится о выживании людей.

— Угу. Вон, те же орки. И из наших присмотр. А вот с пострадавшими всё сложнее — скорее всего, они просто запинают людей, что не есть хорошо.

— А орки их не запинают?

— А оркам мы уже напинали, так что они на собственной шкуре поняли, что пинаться — это плохо. Но жить они будут раздельно. Для этого нужно уже начинать строить бараки в местах установки лагерей.

— Может, пусть сами? Закинуть их в условия, где им просто придётся трудиться сообща?

Внесла предложение Мишейра.

— Не выйдет.

Мотнул я головой.

— Скорее всего, они просто поубивают друг друга. Нужно наблюдение. И желательно, чтобы наблюдение было строго дисциплинированным. То есть, как минимум околовоенные люди с, хотя бы минимальной подготовкой. Плюс, там не должно быть серьёзного оружия, чтобы избежать возможности бунта заключённых, которые, я уверен, захотят устроить бунт.

— А вам не кажется, что сначала надо обсудить, как мы их всех будем вывозить с территории стран?

Суккуб обвела нас ехидным взглядом.

— Катриночка, солнышко, а кто у нас за боевые действия отвечает? Тут дело не в том, что нужно делать сначала, а что после. Тут дело в том, что мы обсуждаем, что будет происходить здесь, а ты должна собрать командиров отрядов и разрабатывать план проникновения, захвата и последующего вывоза пленных.

Я посмотрел на краснокожую девушку. Она всеми силами строила из себя дурочку: глупая улыбка и часто моргающие честные глаза. Её это не спасло:

— Шуруй выполнять.

Со вздохом, она поднялась из-за стола, но, поймав её за руку, я подтянул лицо девушки к себе и чмокнул.

— Всё. Аванс получила. Брысь.

После шлепка по упругой попке удаляющийся цокот копыт был слышен ещё долго.

— Вернёмся к нашим баранам.

— Можно на первое время основать лагеря здесь, здесь, вот здесь, возле речки, и здесь в поле.

Заранна поочерёдно ткнула пальчиком в четыре точки, две из которых были возле леса.

— В принципе, может сработать.

— Что именно?

Похоже, Мишейра потеряла нить рассуждений.

— Ну смотри: есть четыре… ну, пусть будет деревни, чисто образно. Здесь, к примеру, идёт добыча дерева. Они будут переправлять его в деревню, расположенную в поле. Заем? А всё просто — там будет пункт обработки и производства. А вот они будут распространять изделия во все остальные деревни, взамен получая еду, одежду и прочие прелести. Крайне простая система. Бонусом можно попробовать провести эксперимент с совместным трудом — орки и люди же имеют свои преимущества и недостатки, так? Пусть более сильные и выносливые орки валят лес, а люди его обрабатывают.

— А как мы будем мирить их с остальными потерпевшими?

— Элементарно — налаживать аналогичную торговлю с гномами, эльфами и остальными. Пока в рамках средневековья, без высоких технологий — обойдутся. Потом, конечно, развитие подтянем, но на первое время остановимся на этом.

— А у нас, значит, прогресс будет идти полным ходом?

— Конечно.

Кивнул я на вопрос девушки.

— Когда наши гости обживутся — будут творить технологии и прочий разврат на радость нам. Но придётся подтягивать и весь остальной мир к этому безобразию. Причём придётся делать это так, чтобы не нарваться на очередную войну идиотов.

— То есть?

— То есть держать передовые технологии при себе и, похоже, засорять мозги о богоизбранности императора.

Разъяснила нашей принцессе Заранна.

— Ну почти так. Только вот с богоизбранностью не перебор?

— Нет, в самый раз. Да и, фактически, так и есть.

— Не напоминай.

Поморщился я.

— Что, она тебе не нравится?

Видимо, Заранна решила довести до конфликта.

— Ты прекрасно знаешь, что всё обстоит совершенно не так, как ты сейчас пытаешься извратить.

— Да, не так.

Покладисто согласилась девушка.

— Думаю, стоит ей памятник поставить.

— Кому?

— Эльке.

Я скорее выдохнул, нежели произнёс ответ.

— Но это потом. Для этого нужны первоклассные мастера и технологии обработки камня, потому что он должен простоять многие века и даже не треснуть. Это должен быть символ того, что власть заботится о народе и всё, что она ни делает, направлено исключительно для благополучия народа. Необходимо привить идею, что если хорошо власти, то хорошо и им, и наоборот — если плохо им, то плохо и власти. Они должны думать, что все равны, а цель — прогресс ради самого прогресса. Если можно развивать технологии — то их необходимо развивать, если можно развивать способы обучения населения — необходимо их развивать.

— Да-да, мы поняли.

Тёмная эльфийка устало массировала виски.

— Как я понимаю, вот это всё существует только на бумаге?

— Правильно понимаешь. Потому что всему, мной сказанному, будет предшествовать ужасный период крови и убийств. Сейчас мы вывезем людей, и тут же появятся правители, требующие выдать им обидчиков на поруганье. Да и потом, когда мы начнём кардинально менять порядки, то в ответ получим волну негатива чудовищных масштабов. А ещё на другой стороне планеты есть материк, про который информации нема.

— Какой материк?

Тут же встрепенулись мои собеседницы.

— Тот, хвост которого прекрасно видно с орбиты. Больше, увы, информации никакой. Поэтому надо налаживать производство, в том числе космических технологий. Запустить спутники и посмотреть, что же на планете вообще происходит.

— Слушай, ты сейчас говоришь о таких вещах, в которых даже я с багажом опыта за несколько сотен лет ничего не понимаю.

— Я тоже в этом не разбираюсь. Просто пытаюсь объяснить, что нам в принципе может предложить прогресс и чего от него ждать.

— Это слишком сложно.

— Тогда предлагаю остановиться на концентрационных лагерях в средневековом антураже и не забивать мозги.

Откинувшись на спинку кресла, я самозабвенно зевнул. Наши посиделки заняли практически весь день: пока меня ввели в курс дела, пока объяснили мне недалёкому, что и где на карте показано, пока разобрались, что делать с тем, что сейчас происходит и только после этого мы перешли к финальной части обсуждения, которая заняла меньше всего времени.

— Так, девчонки, я предлагаю сейчас перекусить и идти на законный отдых, то есть, валяться.

Кабинет я покинул последним — девушки рванули так, словно я их там цепями приковал и только сейчас расстегнул ошейники. Пришлось догонять, а то, ведь, съедят всё и мне любимому ничего не останется.

Простые будни

— То есть, ты хочешь сказать, что все знатные рода разом теряют своё состояние и, фактически, власть?

Судя по её лицу, Задолбала никак не могла понять, как моя задумка вообще может сработать.

С того момента, когда мы вернулись, прошла неделя. Наши бойцы уже отбыли в земли гномов. Как стало ясно из докладов, процесс проходит вполне успешно. Наши силы достаточно комфортно чувствуют себя на чужой территории и уверенно движутся вглубь. Местные никак себя не проявляют, а люди оказывают едва ли не символическое сопротивление. Кажется, что помани их едой, и бедолаги с радостью побросают оружие и сиганут в корабельные бараки. Даже дверь сами запрут и ключ выкинут.

20
{"b":"711409","o":1}