ЛитМир - Электронная Библиотека

— АПЧХИ!

— С добрым утром.

— Какой же ты гад.

Проворчала она в ответ.

— Чего пришёл-то?

— С нами беседовать желают, так что одевайся и пойдём завтракать.

— Угу. Как только ты свалишь.

— Интересное условие.

— Я так-то голая.

— Угу. И что я там не видел?

— Я тебя щас покусаю!

— Понял-принял.

Пришлось спешно ретироваться, а то, ведь, действительно покусает. Уж кто-кто, а она это может.

Ждать долго не пришлось. Через пять минут мы уже сидели при параде за столом, напротив эльфийской делегации. Задолбала и её сопровождающая Дрилай были одеты соответствующе — на принцессе было зелёное платье, а на телохранительнице — лёгкая кожаная броня со стальными вставками. Оружие у них, разумеется, отняли — оно им ни к чему, потому что за порядком следят слуги, каждый из которых вооружён пистолет-пулемётом. Мы же, как привилегированная верхушка, могли позволить себе пистолет, кобура с которым находилась у каждого по-разному: у меня — сзади на поясе, у Заранны — на бедре под платьем, Мишейра носила свою слева подмышкой. И только Катрина была в полной боеготовности — обвешавшись всем своим оружием. Хорошо, хоть, автомат за стол взять не додумалась.

Вот нам принесли завтрак. Ничего необычного. Вся снедь прекрасно подходит для начала дня. Всё лёгкое и всего в меру, при том, что блюда будут сменяться часто.

Первой диалог начала Задолбала:

— Как представитель Айнура и временный управленец восстанавливающегося королевства я хотела бы знать ваши дальнейшие планы.

— Что конкретно?

— Для начала, что ваша сторона предпримет этой зимой?

— Этой зимой наша сторона будет отстраивать всё, что ещё не отстроено и производить то, что необходимо произвести для эффективного освобождения захваченных стран.

— Как-то размыто. Хотелось бы конкретики.

— Конкретики, значит…

Я расслабленно откинулся на спинку стула.

— Извольте: во-первых, зимой в самых неблагоприятных условиях для ведения каких-либо боевых действий я своих людей никуда не пошлю. Их и так не много в силу того, что под моим контролем всего один город. Во-вторых, как я уже сказал, необходимо как следует подготовить бойцов, а это дело не быстрое.

— А конкретно по освобождению, что вы можете сказать?

— Могу сказать только то, что в первую очередь мы поможем гномам, в силу того, что они находятся в крайне тяжёлых условиях: согласно докладам, их горы крайне не плодородны, так что сейчас все они сидят на довольно скудных запасах, которых должно хватить в упор до конца зимы. У людей в горах ситуация не лучше, так что они не предпринимают никаких агрессивных действий. Да и противник там весьма малочислен, так что много времени это занять не должно.

— А что насчёт Айнура?

— Он на очереди. Плодородные земли всячески располагают к тому, чтобы как следует запастись едой на зиму. Если проще, я советую передать твоим деятельным собратьям, чтобы они засели где-нибудь поглубже и вели себя потише до конца зимы.

— А потом?

— А потом придём мы и всех спасём.

— Я о другом. У твоих действий должна быть цель. Я не верю, что ты делаешь это всё просто так.

— И правильно делаешь. Моя цель — загнать все страны под один флаг. С сохранением местного управления, но основной властью станем мы.

— Хочешь захватить мир?

— Да.

— Это невозможно.

— Это необходимо. Насколько я знаю, члены вашей правящей верхушки выжили, а значит, ты так и останешься наследной принцессой.

— Ты это к чему?

— К тому, что вместо временного правителя, ты можешь стать постоянным в новом государстве. Туда в любом случае надо сажать кого-то из знакомых, а на тебя можно положиться.

— Что будет, если король не согласится?

— Его сместят. Вместе с роспуском всего остального состава правительства. Они будут лишены титулов, земель и прочих благ, а их место займут те, кто понимают важность того, что я готовлю этому миру.

Моя собеседница покачала головой:

— Будет много несогласных. Скорее всего, будут бунты. Народные восстания, которые перерастут в гражданскую войну. Оно тебе надо?

— Мне — нет. Но, не узрев ада, рай не построишь. И для этого я собираюсь протащить их всех через каждый его круг, показать все ужасы преисподней. Я знаю, что крови будет много. Что ж, будем надеяться, что они напьются сполна.

Я немного пригубил рубиново-красное вино из бокала.

— Это будет тирания. Чистейшей воды. Такие правители не живут долго. И умирают либо от яда, либо от ножа в спину.

— Да. Поэтому мне нужен противовес, которым является Заранна.

С этими словами я указал на тёмную эльфийку, сидящую по правую руку от меня. Она внимательно слушала наш диалог, мысленно отмечая важные моменты. А зная её, она именно этим сейчас и занята.

Никто уже не ел. Все с интересом смотрели на нас двоих.

«Надеюсь, я всё делаю правильно.»

Мелькнула в голове мысль.

— Думаю, она найдёт способ как-то смягчить массы, потому что я этого делать не умею. Я знаю, она справится. Не зря же её все здесь любят.

— А тебе стоило бы этому научиться.

— Определённо.

Кивнул я.

Но вся моя жизнь — сумбур. Она несётся вперёд и мне нужно за ней поспевать. При этом никто мне не скажет, когда она оборвётся. Может, завтра меня снова дёрнут на задание, а на следующий день очередной герой мне отчекрыжит башку. А умирать мне никак нельзя. Есть на то веские причины, а теперь к ним прибавилась ещё одна. И эти причины никогда меня не отпустят, потому что срока моей жизни нет. Я построю эту империю с нуля, и при мне она будет разрушена. А причина не столь важна.

На этом я замолчал. Воцарилась тишина. Никто меня не торопил. Все погрузились в свои мысли. Разумеется, разрушившей эту недолгую паузу была моя собеседница:

— А ты не боишься, что я всё передам своим, и они будут готовы к твоему приходу?

— Я тебе больше скажу: на то и расчёт. Только сказать тебе надо, что им за всё это время, что у них осталось, надо пересмотреть свою систему и придать ей более пластичный вид. Понимаешь, я, ведь, не власти хочу. Она мне и даром не нужна. Мне вполне достаточно и того, что у меня есть дом, в котором меня всегда ждут, а это… Просто хочу, чтобы в этом доме всегда было безопасно. Думаю, количество конфликтов мы сможем свести к минимуму, но для этого, как я и сказал, придётся окунуть всех жителей этого мира в самые тёмные глубины ужаса и отчаяния, чтобы они сами взмолились о переменах.

— Думаешь, взмолятся?

— Посмотрим. Это процесс не быстрый. Если говорить про отдельные расы, то гномы, скорее всего, примут эту политику без вопросов. От них вообще не стоит ждать подлянок. Насколько я увидел, они жутко прутся по технологиям, а вместе с прогрессом как раз они и приходят. Зверолюди… Сейчас они сидят по норам и не отсвечивают, сомневаюсь, что что-то потом изменится. Эльфы… Дроу уже находятся под моим командованием, а светлые… Придётся повозиться, чтобы изжить предрассудки и отбить дух консерватизма, но тоже особо страшного быть ничего не должно. А вот с орками жопа — там придётся выжигать несогласных калёным железом и вырывать закостенелую древность с мясом. Остались только люди. Их немного, всех, кого заберём из стран — займём чем-нибудь полезным. Думаю, аргументов у нас хватит, чтобы они всё поняли. Остальные же малочисленные народы будем подключать по ходу дела, потому что с ними я пока не знаком.

— Я должна всё обдумать. Честно, слушая тебя… мне страшно. Я пойду.

— Конечно.

Кажется, она настолько погрузилась в размышления, что даже забыла про Дрилай. Она молча поднялась со своего места и, молча поклонившись, неслышно последовала за принцессой.

Проблемы в гареме

— Думаешь, всё это необходимо?

— Что?

— Такие методы. Это как-то слишком жестоко даже для тебя.

— Ань, мы же всё уже обсудили. Я буду безгранично счастлив, если все они с улыбками на лицах примут мои условия и, взявшись за руки, начнут строить светлое будущее. Но, ты же не хуже меня понимаешь, что так никогда не будет. Всегда найдутся закостенелые консерваторы, которые сделают всё, чтобы оставить всё по-старому.

3
{"b":"711409","o":1}