ЛитМир - Электронная Библиотека

— К нему пришли за товаром, если кинет — потеряет репутацию, а она тут даже подороже денег будет.

В срок он уложился и, получив от бледного бандита расписку о деньгах, поспешил выдворить нас за дверь. Мы же отпустили бандита на все четыре стороны и отправились в гостиницу.

Ранним утром мы направились на позицию. Спокойно вскрыв задний вход, мы проникли в дом и поднялись на крышу. Прохладный ветер тут же подул в лицо, заставляя жмуриться от неожиданности. Добравшись до края крыши, я открыл чемодан и принялся собирать винтовку. На этот раз полностью.

Улёгшись на крыше, прицелился примерно туда, где через час должна проехать колонна машин, я сделал пробный выстрел. Хлопнул глушитель, плечо лягнула отдача, а на асфальте чуть правее от того места, куда я целился, появилась маленькая щербинка.

— Пойдёт.

Пробормотал я, упирая оружие прикладом в крышу.

— Ну что, я пошёл?

— Слушай…

Девушка замялась.

— Давай ты выстрелишь, а то… я… боюсь ошибиться.

— А шеей рискнуть ты, значит, не боишься?

— Ты справишься куда лучше меня.

Серьёзно ответила Мишейра.

— Так что не спорь.

Она быстро сократила дистанцию и прильнула к моим губам.

— До скорого.

И побежала спускаться.

— Вот же неугомонная.

Пробормотал я, укладываясь на крыше поудобнее и ловя в прицеле место, где проедет автомобильная колонна.

Если б я был султан

Я вышел на крышу своего замка, неся в руках небольшой чемоданчик серебристого цвета и корзинку с бутербродами и компотом, попутно напевая под нос простенькую песенку:

— Если б я был султан, я б имел трех жен…

Ночной ветерок легонько шевелит волосы.

Кладу чемодан на крышу, рядом ставлю корзинку. Замки на чемодане тихо щёлкнули.

— И тройной красотой был бы окружен…

Крышка поднимается, открывая своё содержимое.

— Но с другой стороны при таких делах…

Достаю раму и прищёлкиваю к ней ствол.

— Столько бед и забот, ах, спаси аллах!

Щелчок и приклад встаёт на своё место.

— Зульфия мой халат гладит у доски…

Магазин со щелчком входит в шахту.

— Шьет Гюли, а Фатьма штопает носки…

Специальный прицел с электронной начинкой закрепляю на раме.

— Три жены красота, что не говори…

Откусываю бутерброд и оттягиваю скользящий затвор, после чего загоняю патрон в казённик.

— Но с другой стороны тещи тоже три.

Сажусь на край крыши, прислонившись спиной к одному из мерлонов, и свешиваю одну ногу с крыши.

— Если даст мне жена каждая по сто…

Прикладываю винтовку к плечу и ловлю в прицел нужный отрезок стены.

— Итого триста грамм — это кое-что!

Винтовка лёгкая. В ней максимум килограмм веса.

— Но когда на бровях прихожу домой…

Навожу прицел на спускающуюся с этой стороны ушастую фигуру.

— Мне скандал предстоит с каждою женой!

Плавно тяну спуск. Тихо плюёт винтовка и тушка безвольно летит в кусты.

— Как быть нам султанам ясность тут нужна…

Передёргиваю затвор, выбрасывая пустую гильзу и загоняя новый патрон.

— Сколько жен в самый раз? Три или одна?

Прицел ночного видения — прекрасная вещь. Всё видно почти как днём, особенно эльфов, которые задумали устроить государственный переворот.

— На вопрос на такой есть ответ простой…

Элекронный прицел сам берёт все необходимые поправки, мне же нужно только наводить ствол и жать на спуск. Красота.

— Если б я был султан — был бы холостой!

Снова выстрел и снова тело летит в те же самые кусты, где его ловят и оттаскивают ребята из спецназа.

— Ты что тут делаешь?

Раздался из-за спины взволнованный голос Заранны.

— Провожу естественный отбор.

Буркнул я, производя очередной выстрел.

— Ты что, отстреливаешь тех, кто к нам лезет?

— Ага.

Снова затвор и снова выстрел. А я всего-то и хотел побыть один, так нет же…

Президента мы убили довольно легко: когда поехали машины, Мишейра разыграла сцену девушки, которую бросил парень, разбила телефон и схватилась за голову. Мне же оставалось только навести прицел на нужную машину и нажать на спуск. Стоило по предплечью разлиться привычному холодку, как мы тут же покинули этот мир.

По прибытии мы оказались за пределами города, который успел сильно измениться. Во-первых, он стал больше, во-вторых, появилось много зданий по несколько этажей, правда, всё, что выше третьего, ещё находится в процессе постройки. Также чуть в стороне от города возвышались трубы заводов. Остальных изменений, я пока оценить не мог, потому что они находились за стеной.

Сейчас здесь воцарилась весна и, судя по температуре и зеленеющим вокруг холмам, уже давно. Лес ещё больше приблизился к городу, так что теперь до него оставалось не так уж и далеко. Глядишь, и к концу лета народ будет туда пешком за грибами ходить. Ну, или ещё за чем.

Немного постояв и посмотрев на восходящее солнце, мы направились ко входу. В роли охранников выступали двое менталов в какой-то новой форме, бронежилетах, шлемах и с незнакомыми мне винтовками в руках. Зато ППРС-ки на бёдрах узнать было не сложно, хоть они и претерпели некоторые изменения. Нас впустили без лишних вопросов. Видимо, помнят, кто их сюда привёз. Ну, или не помнят, а просто в шлемах есть опознавание лиц.

Когда мы вошли, в глаза тут же бросились остальные изменения в городе: асфальтовые дороги, жители, одежда которых стала более качественной, ну и, разумеется, автомобили. Среди жителей появилось довольно много эльфов, гномов, зверолюдов и прочих разумных. Не сложно догадаться, что девчонки вполне успешно провели акции освобождения. Вот только, в отличие от остальных, ушастые были какими-то дёрганными и вели себя скрытно, постоянно оглядываясь, словно опасались слежки.

Чтобы добраться до замка, нам пришлось сесть на автобус, потому что теперь расстояние от внутренней стены до внешней было раза в четыре больше, чем раньше. Благо, ехать надо было не очень долго — дорога прямая. Минут через десять мы уже стояли у ворот внутренней стены. Здесь нас встречали уже наши, замковые, ребята, но в той же навороченной амуниции.

Во дворе замка мы застали сидящую у клумбы Изабеллу. Девушка, как обычно ухаживала за цветами, мурлыча под нос незамысловатый мотив.

— Красиво получается.

Сказал я, подойдя к ней и заглядывая через плечо. От неожиданности девушка резко обернулась, и её голубые глаза оказались прямо напротив моих. В следующий миг это чудо сшибло меня с ног, повалив на зелёную траву с криком:

— Хозяи-и-и-ин!

Полосатый хвост неистово вилял из стороны в сторону, пока горничная пыталась меня задушить или заобнимать, результат, в общем-то, оставался неизменным.

— Пусти… задушишь…

Просипел я, хлопая девушку по спине.

— Ой!

Приняла она сидячее положение, сделав испуганные глаза.

— Хозяин, пойдёмте, ваши девушки так сильно скучали. Пойдёмте — пойдёмте.

Вскочив на ноги, она на всех порах помчалась в замок. Мишейра помогла мне подняться, и мы вместе направились следом за этим неугомонным комочком счастья внутрь замка.

Внутри всё было, как и обычно. Наверное, замок — единственное, что не претерпело изменений за время нашего отсутствия. Хотя, странного в этом ничего нет, учитывая, под кого он подстраивается. А подстраивается он под меня, чтобы мне любимому было тут хорошо и уютно.

Заранна встретила нас в кабинете, куда и привела нас Изабелла. Эльфийка что-то активно обсуждала с Фёдором, стоя перед развёрнутой над столом голограммой карты. У входа стояла Сентипида, рядом с ней на столике находился поднос с чайником. Как только мы пересекли порог, спор прекратился и в нашу сторону посмотрели пять пар глаз. Пять, потому что у Сентипиды их три. Горничная приветствовала нас лёгкой улыбкой и неглубоким поклоном, тогда как на лице Заранны я отчётливо видел радость, а вот от эмпата шло явное смущение и, кажется, стыд.

35
{"b":"711409","o":1}