ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Думал, думал. Прикидывал, прикидывал. А потом махнул рукой и решил начать со своего вбоквела, который назывался "Рогоносец", про бедного, почти нищего рыцаря, случайно оказавшегося в водовороте событий на планете Крин. Надо только будет внимательно следить за речью и не сильно отвлекаться от социалистического реализма. Сказка она, конечно, сказка, но победа добра обязательна и всяких романтических сцен поменьше желательно, а ещё герой должен стоять за бедняков и разных других пролетариев от сохи и магии.

Даже и не заметил, увлёкшись, что время уже даже начало одиннадцатого. Прихватил рисунки с коньками и "разгрузкой", быстро сбежал на первый этаж. Там уже тёзка и старшина его поджидают. Ну, от площади до стадиона пять минут ехать без пробок и светофоров. Впрочем, с пробками и в 2020 году не густо. Пётр думал, что опоздает и тренировка уже в самом разгаре. Дудки. Полтора десятка разномастно одетых парней уныло каталась по кругу, а вратаря ещё двое неспешно забрасывали оранжевыми мячами. Один из тренеров разговаривал с Панёвым. Молодец парень, не обманул, пришёл на тренировку.

Вячеслав принёс уже готовые коньки с рисунка Петра. Оперативно.

– Когда успел-то? – покрутил в руках выросшие ботинки Штелле.

– Да у моей матери сестра есть двоюродная. Вот её муж и работает в мастерской по ремонту обуви. До самой ночи с ним вдвоём провозились. Утром попробовал, гораздо удобнее кататься и сразу увереннее себя чувствуешь, – скорее тренеру, чем Петру объяснил Вячеслав.

– Виктор Фёдорович? – обратился к увлечённо дёргающему язычки ботинок Пётр.

– Так точно, – оторвался и узнал, наконец, первого секретаря горкома партии Башкирцев.

– Виктор Фёдорович, соберите команду, – попросил тренера Штелле.

Тот засвистел, замахал руками и через пять минут нестройной толпой хоккеисты обступили гостей. Полный бардак и полное отсутствие дисциплины. Так не пойдёт. Нужно это ломать.

– Построились в одну линию, – указал рукой Пётр справа от себя.

Ноль, так, обменялись вопросительными взглядами. Один даже задал сакраментальный вопрос: "Зачем".

– За надой, я сказал построиться, – повысил голос Штелле.

Построились, ещё за пять минут. И это всего восемнадцать человек.

– Лейтенант, – обратился Пётр к ожидающему их невдалеке наряду, – Проверьте товарищей на алкогольное опьянение. Тех, что с похмелья в одну сторону, тех, кто пьян в другую.

– Дохни, – работник вытрезвителя начал привычную работу.

В результате набралось пять похмельных и трое явно успели пивком подлечиться.

– Этих в раздевалку, – указал Пётр милиционерам на пьяненьких.

– Да мы вчера только вернулись после двух тяжёлых матчей на выезде, – попытался вступиться за ребят игрок в возрасте.

– За неявку на матч присуждается техническое поражение. Так? – Пётр дождался кивков, – Это – 3:0. Правильно? А вы проиграли оба матча с разгромным счётом. Может, лучше было не ездить и не позорить наш город? Или послать обкатывать молодёжь. А вы бы водку кушали. В общем так. С сегодняшнего дня на каждую тренировку будет приходить старшина милиции Вадим Кошкин, – Пётр указал на "робингуда". Он будет проверять вас на трезвость. При малейшем подозрении на то, что вы вчера выпили, или сегодня, не дай бог, с вами произойдёт неприятность. Какая, узнаете через пол часика. Теперь о плюшках. Вот такие коньки, как у Вячеслава Панёва вам надо сделать всем. Адрес мастера ваш новый товарищ скажет. Ещё я сейчас дам тренеру материал (капрон фильтра) и чертёж. Вам нужно подойти сегодня после тренировки в швейное ателье на улице Ленина и назвать пароль: "Жилет". Вас обмерят и сошьют приспособления для тренировок. Обещали уложиться в два дня. Так, что в субботу заберёте. Платить, не надо. Оплатит завод. После тренировки подойдёте к Панёву, он расскажет, что потребуется от вас. А потребуется свинцовые груза. Какие, он и объяснит. Зачем это нужно я тренеру расскажу.

– А сейчас нельзя рассказать, – кто-то полюбопытствовал.

– Зачем? У вас половина команды пьяная. Кстати насчёт пьянки. В воскресенье будет матч с командой Динамо Алма-Ата. Правильно? – народ закивал.

– Там полкоманды наших, – подсказал кто-то.

И ведь, правда. В 1964 году бывший тренер "Труда" Эдуард Фердинандович Айрих переехал в Алма-Ату, где стал у руля "Динамо". К сожалению не только сам переехал, но и забрал с собой лучших воспитанников краснотурьиского хоккея.

– Я пригласил на матч руководителей всех предприятий города, весь горком партии и горком комсомола. Профсоюзы пригласили ветеранов войны. Придут школьники, и даже горны с собой принесут. Попробуйте только опозориться. Как потом людям в глаза смотреть будете, – Пётр знал, что в реальной истории эти ребята проиграют – 5:2. Посмотрел, когда книгу писал. Но если протрезвеют, да плюс Панёв, да плюс накачка и полные трибуны. Может, и свернёт история в сторону? В сторону победы.

В это время подошли трое пьянчужек. Глаза у парней были дикие. Милиционеры только что затащили их в раздевалку, спустили с них штаны, разложили на лавки и отстегали тонким кожаным ремнём. Вполне чувствительно. Только не это главное. Главное, их сфотографировали в этом виде и предупредили, что если хоть один раз они ещё придут пьяными или с похмелья на тренировку, то фотографии появятся на стенде, на центральной площади вместе с кухонными бойцами с пояснениями, что эти великие хоккеисты пришли на тренировку пьяными. Это было за гранью. Этого не могло быть. Но задницы-то болели. Тихими тенями пристроились вразумлённые за спинами одноклубников и даже дышать старались через раз.

– Ну, продолжайте тренировку, а я расскажу Виктору Фёдоровичу про занятия с утяжелением.

Глава 32

Воскресенье получилось аж пересыщено событиями. Утром на станции Воронцовка встретили Юрия Богатикова. С руководителями дворца, оркестра и ансамбля духовых инструментов Пётр договорился заранее, что репетиция в воскресенье начнётся в восемь утра. Народ собрался. Пока настраивали инструменты и сыгрывались, Пётр в кабинете директора Дворца Металлургов угостил будущую звезду "Незалежной" чаем с печеньками. Потом Вика с Сирозеевым исполнила пять песен. Русский хохол покрутил носом, выдал, как и положено мэтру: "Не плохой материал", и поинтересовался и чего собственно от него хотят.

Богатиков Петру не понравился. Наверное, сказывалось воспитание на Украине. Жадность. Нет, не сама жадность, а какая-то въевшаяся привычка во всем искать выгоду. Вот фамилия вроде русская, а сущность хохляцкая. Тогда как у Лещенко вполне украинская фамилия, а судя по его речам на всяких вечерах с Галкиным, вполне русский характер. Парадокс. Может, пока не поздно послать русского хохла куда подальше и передоговориться с хохлом обрусевшим, то есть с Левой Лещенко. Тем не менее, дали с листа исполнить солисту Луганской филармонии "День Победы" и "С чего начинается Родина". "День Победы" получился так себе, а вот песня про Родину получилась даже лучше чем у Бернеса. Пётр всё решиться не мог, стоит ли брать Богатикова в соратники. Предложил исполнить "Журавлей". Блин. Где взять ещё одного Илью Калинникова – великого музыканта, лидера группы "Високосный Год"? Богатиков спел лучше Бернеса с гарантией. Но до "Високосного Года", как до Луны пешком. Опять не понятно, то ли брать, то ли послать. Пришлось попробовать ещё одну песню. "До свидания мальчики". Нет. Нужна Анжелика Варум. Чёрт. Махнув рукой, Пётр предложить спеть последнюю – "Комбат батяня". И вот тут Юрий Богатиков попал. Даже лучше, чем Расторгуев.

– Что, будем предлагать переезжать в славный город Краснотурьинск этому товарищу? – отвёл в сторону Вику Штелле.

– Это в тысячу раз лучше Сирозеева, но я поняла ваши метания Пётр Миронович. Лещенко и Кобзон "День Победы" как-то душевнее поют, хоть у Богатикова голос лучше. Ничего я займусь его воспитанием. Берём. Теперь нужно найти Сурганову или Варум и не помешал бы Серёжа Парамонов.

39
{"b":"711673","o":1}