ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот все два года и страдал, как тупой подросток то в ванной, то под столом в кулак гонял. — криво усмехнулся шеф, а я покраснела, опустилась перед любимым на колени, спустила брюки вместе с боксерами, мне в лицо тут же «уставился» член Андрея.

— Не надо больше, как подросток! — промурлыкала я и полностью забрала его член в рот на всю его длину, наслаждаясь судорожными вздохами своего мужчины, жениха!

Здравствуй, мама!

Ожидаемо, Андрей сорвал спину. Еще бы, таская все эти железки по залу! Тимофей Геннадьевич ехидно посмеивался над сыном. Ведь именно Андрей таскал спортивный инвентарь, пока они соревновались, а генеральный только лежа на специальной кушетке от груди штангу отжимал, его спина была в безопасности.

— Вам должно быть стыдно, Тимофей Геннадьевич! Это подло смеяться над беззащитным, больным! — попеняла я гендиру.

— Слышишь, сынок, тебя уже беременные женщины отбивают у стариков! — засмеялся Тимофей Геннадьевич. Я рассерженно нахмурилась, сжала кулаки и шагнула в сторону ёрничающего будущего свекра.

— Тише, тише, маленькая! Пусть ржет, пока может. Ему той жизни-то осталось… — со смехом схватил меня Андрей в охапку и показал отцу язык, как мальчишка! Охнув, он поднял меня на руки, но по ступенькам поднимать не стал.

— Прости, любимая, очень боюсь тебя уронить и травмировать! Давай сама, ноженьками! — попросил он, ставя меня на пол и легко целуя в губы.

Андрея я тщательно растерла мазью, замотала в найденный в моих вещах теплый платок из собачьего пуха. Еще в старших классах школы я его вязала для мамы, но не пригодился подарок. Вернее, мама на него так посмотрела, что я предпочла спрятать рукоделку, пока не выбросили. А вот теперь сгодился, надо же! Андрей был недоволен собой и капризничал. Он много раз порывался таскать меня на руках, но и без дополнительной ноши двигался с трудом. Поэтому, в конце концов, отказался от этой затеи. Когда мне на сотовый поступил звонок от контакта с именем «Заказчик», я не сразу сообразила, кто звонит, а когда поняла, очень обрадовалась. Еще в первые дни беременности, когда я думала, что придется обеспечивать себя самой и я потеряю работу, я набрала клиентскую базу для работы на дому. Вот, люди вспомнили обо мне. И я с удовольствием включилась в первый заказ.

Ожидаемо, за ужином на эту тему закипел скандал.

Погасить его удалось только случайно выболтанным именем заказчика: Петр Аркадьевич Билык — прямой конкурент нашей компании. Надо же, его финансовая отчетность оказалась в моих руках! Профессиональная этика истерично вопила, что сведения конфиденциальны! Но этика проиграла любимым глазам! Я вручила Андрею ксерокопии документов для глубокого анализа. К счастью, это мое преступление не вылезло наружу. Петр Аркадьевич так и н понял, откуда его конкуренты в курсе его дел. Люди звонили, я погрузилась в пучину работы, ежедневно отстаивая свое право заниматься любимым делом. Андрей ежедневно баловал меня свежими фруктами, смузи, расслабляющими, ароматными ваннами и легким эротическим массажем. Вдвоем мы ходили на все занятия для беременных и курсы для будущих родителей. Андрей загорелся идеей купить другой дом, попросторнее! Я высказалась против. Я уже привыкла к этому сказочному коттеджику, его удобному расположению, чудесному садику на заднем дворе! В нашем садике, кстати, я активно выращивала полезные травки: шалфей, мяту, чабрец, базилик, розмарин, орегано, кинзу и прочую нужную зелень! Как я все это брошу? Поэтому я предложила просто расширить дом, оборудовать в саду детскую площадку. Подумав и посовещавшись с отцом, Андрей согласился с моим мнением и затеял «Великую стройку». На это время мы с ним переселились в дом Тимофея Геннадьевича на другом конце города. От него недалеко жили и мои родители. И, конечно, однажды в супермаркете мы столкнулись с моей матерью.

Она подозрительно оглядела нас с Андреем, прищурилась, оценивая кольцо у меня на пальце, хмыкнула.

— Что, уже к нам ползешь, лахудра? — выплюнула она мне в лицо. Андрей задвинул меня себе за спину и высокомерно скрестил руки на груди. Даже не стена — непоколебимая скала!

— Мам, у меня двойня! — всхлипнула я. Мне так хотелось восстановить отношения и хоть немного общаться! Все же, не чужие люди. Заслоняя меня от родительницы, Андрей нежно обнял меня, успокаивая. А в глазах у мамы полыхнула боль. Она хлюпнула носом и тоже расплакалась. Растерянный Андрей стоял между двух рыдающих женщин, не зная, как поступить… Но внутренний босс в нем быстро взял вверх. Он легко поднял меня на руки, бросил моей матери властное: «Пойдемте!» и понес меня из магазина к машине, мама семенила следом. Вместе с ней мы приехали домой, я начала хлопотать об угощении неожиданной гостьи, а мама нам с Андреем рассказывала:

— Я не удивлена, Аленка. Это ж наследственное, а у меня тоже двойня была, ты и сынок. Мы так сына хотели, ждали! Но пуповина обвилась неудачно, твоя пуповина и задушила братика! — совсем уже разрыдалась мама.

— И вместо того, чтобы сохранить единственную дочь, вы сделали все возможное, чтобы в старости остаться в одиночестве? — насупился Андрей. Мама, виновато понурив голову кивнула, утирая слезы со щек.

— Заходите в гости! — доброжелательно улыбнулся Андрей моей маме, провожая ее из нашего дома. Итак, в плюсе — я узнала историю своей жизни, раз, наладила худо-бедно отношения с мамой, два! Настроение значительно улучшилось, словно Солнце вызолотило все в душе! Но на следующий день, обеспокоенный возможной негативной наследственностью, потащил меня к моему доктору. После объяснений доктор согласилась с необходимостью повторного, более тщательного обследования. Слава Богу, никаких патологий это обследование не выявило, однако, доктор рекомендовала держать наготове экстренную сумку, так как имелось подозрение на преждевременные роды! Заодно, в документах мы изменили адрес вызова бригады.

Моя жена — ведьма!

Приближался Хэллоуин и тут я узнала, что Романовы не празднуют это веселое вселенское сумасшествие! Ну, уж нет! Теперь эти мужчины — моя семья. И я научу их праздники любить! Или заставлю.

— Ну, как же так, Тимофей Геннадьевич? А если зарубежные партнеры приедут, а мы — европейская компания не поддерживаем европейские традиции? — давила я генеральному «на больное». В прошлом году зарубежные партнеры приехали во время католического Рождества и были крайне раздосадованы, что по вине компании у них сорвался праздник. Не удивительно, что Хэллоуин в компании все же отмечали. Здание офиса украсили разными «страшилками», в основном, руками сотрудников-энтузиастов. Народ развесил светящиеся тыквы, висельников и скелеты в разных местах. Вдень праздника генеральный разрешил людям явиться в костюмах, а на вечер организовал костюмированный бал-маскарад. Сотрудники веселились. Как дети малые! Ходили из отдела в отдел клянчить сладости, пугали друг дружку и голосовали за лучший костюм. Для этого в приемной генерального повесили ящик, куда любой желающий мог опустить листок с именем сотрудника, чей костюм пришелся по вкусу. Голосование было анонимным, а секретарь следила, чтобы никто не подходил дважды к заветному ящику. Победитель конкурса костюмов получал двойной оклад за месяц, а потому, ажиотаж был немаленький.

А к обеду к моему ужасу и удивлению Романовых, прибыла делегация зарубежных партнеров и застали весь этот праздничный переполох.

— Аленка, ты уж если колдуешь, то колдуй нам на рост прибылей что ли! — усмехнулся генеральный вечером, уже дома за ужином. Я все еще белолицая от не до конца отмытого грима — весь день я была беременной невестой Франкенштейна при моем «Франкенштейне» Андрее и с трудом отмыла тонну белого грима с лица.

Тимофей Геннадьевич тоже красовался белым лицом — он был графом Дракулой или, как его со смехом назвал Андрей — Отодракулой! Сам Андрей был украшен синеватыми потеками — от грима синюшной кожи Франкенштейна.

12
{"b":"711710","o":1}