ЛитМир - Электронная Библиотека

Глядя в зеркало, я снимаю макияж и переодеваюсь во что-нибудь более удобное. Мы с Эйденом хотим посидеть допоздна, чтобы провести больше времени вместе до отъезда рано утром домой.

Переодеваясь, я слышу тихую музыку. Просунув голову под майку, я заглядываю в коридор, прислушиваясь, а затем следую на звук. Я натыкаюсь на кабинет, который совмещен с библиотекой. Когда я провожу рукой по книгам на полке, мне бросается в глаза парочка знакомых, некоторые я читала в колледже. Я поднимаюсь по винтовой лестнице и замечаю Эйдена, играющего на пианино. Он не слышит, как я подхожу к нему сзади.

Я наблюдаю, как его пальцы быстро скользят по клавишам. Не понимаю, какую музыку он играет, но он так поглощен, что я не хочу его прерывать.

На столе стоит фотография, и я наклоняюсь, чтобы рассмотреть ее поближе. Снимок сделан крупным планом. В нем я вижу женщину, держащую дюжину роз, улыбающуюся и смотрящую на мужчину, обнимающего ее за талию. Видно, что она по уши влюблена в него. Что касается мужчины, то он прислонился к каменной стене с сигарой во рту. Он не так счастлив, как она. У него безэмоциональное лицо. На снимке оба выглядят молодыми. Однако нельзя сказать, что они оба влюблены. Она выглядит более заинтересованной в нем, чем он в ней.

— Это мои родители.

Я оглядываюсь и вижу, что Эйден перестал играть на пианино. Он закрывает крышку и поворачивается на скамейке, чтобы лучше видеть меня.

Я смотрю на фотографию, потом снова на него. Видно сходство между ним и его родителями. У Эйдена черты отца, но цвет глаз он унаследовал от мамы.

— Ты похож на своего отца, но у тебя глаза матери, — взяв фотографию с собой, я подхожу и сажусь рядом с ним на скамейку.

— Мама также говорила. Она говорила, это единственное, что я получил от нее, — он берет фотографию из моих рук и проводит пальцами по стеклу, касаясь только матери.

Я кладу голову ему на плечо.

— Она тоже любила розы. Поэтому ты их даришь мне?

— Это одна из причин. Мой отец, когда познакомился с матерью, постоянно дарил их ей. Он сказал, что это был его способ показать ей свою любовь, — он кладет картину на рояль, встает и подходит к окну, прислоняется к нему и смотрит на меня. — Я думал, что они тебе понравятся, ну и конечно хотел повторять за папой. И ты для меня особенная. Розами я хочу показать тебе, что чувствую. Роза может говорить громче слов. Когда я даю тебе розу, я показываю себя.

Я вижу красивого мужчину, веселого, милого и заботливого. У него могут быть недостатки, но у кого их нет?

Мне кажется, роза прекрасно олицетворяет его.

— Я понимаю тебя, — заявляю я.

Он стоит и смотрит на меня. Похоже, он не слишком уверен, что я говорю ему правду.

— Значит, все будет хорошо.

Я снова смотрю на фотографию его родителей.

— Расскажешь, что с ними случилось?

Он вздыхает, засовывая руки в карманы.

— Мама умерла ни с того ни с сего. Однажды я вошел в ее спальню, чтобы разбудить ее, но она не проснулась. Я побежала к отцу, он заставил меня остаться с няней. Мама умерла от сердечного приступа.

— О, мне так жаль…

— Да, ни одному ребенку не пожелаешь найти своего родителя мертвым в постели. Кошмары потом все время преследуют по ночам.

— Не представляю, что со мной было бы, если бы я нашла своего отца, — пробормотал я.

— А что с ним случилось? — спросил он.

Я встаю и прохожу по комнате.

— Мой отец узнал, что у него рак четвертой стадии, когда я училась в школе, но я узнала об этом только после выпуска. Он не хотел, чтобы я знала, иначе я бы не готовилась к экзаменам. Он обещал дожить пот крайней мере до окончания, и он это сделал, — я стою рядом с Эйденом. — А что случилось с твоим отцом?

— Это было загадкой, которую так и не удалось раскрыть. Он погиб в автомобильной катастрофе. Позвонил мне и сказал, что едет домой. Полиция утверждает, что его сбили с дороги. Они не смогли выяснить, подрезали его или он увидел животное и попытался свернуть с дороги. Он врезался в дерево.

Я задыхаюсь, закрывая рот рукой.

— Ты серьезно? Это безумие, — я хватаю его и обнимаю за талию. — Мне очень жаль.

Он вздыхает.

— Все в порядке. Мы не живем вечно.

Я придумываю что-нибудь еще, чтобы сменить тему. Разговоры о смерти родителей делают ауру в комнате мрачной, и это одна из причин, почему я не говорю о смерти. Это слишком печальная тема для разговора.

— Я не знала, что ты умеешь играть, — я киваю в сторону пианино.

Он оглядывается через плечо, затем снова поворачивается и смотрит на свои руки.

— Я играю с самого детства. Помогает очистить голову, когда нужно подумать.

— Будешь играть для меня?

Он целует меня в лоб.

— Для тебя да. Думаю, тебе понравится то, что я обычно играл перед сном. Почему бы тебе не прилечь на диван?

— Пытаешься меня усыпить? — говорю я, устраиваясь поудобнее на диване.

— Может быть, — он одаривает меня дразнящей улыбкой.

Эйден открывает пианино и начинает играть медленное попурри. Это песня, которая точно может усыпить меня за считанные секунды. Пока он играет, я чувствую, что засыпаю. Время от времени он оглядывается, чтобы проверить, как я, а потом возвращается к музыке. Где-то в середине песни я действительно засыпаю, Эйден подходит и поднимает меня, чтобы отнести в комнату.

— Я могу сама, — шепчу я.

— Нет, я лучше понесу тебя, — он входит в мою спальню и укладывает меня. — Мы уезжаем через пару часов, спи.

— Ладно, спокойной ночи.

Он встает и идет к двери.

— Спокойной ночи.

~

— Чудесные выходные.

Мы возвращаемся в Чикаго ночью. Хотя улетели из Италии рано утром.

— Согласен. Обязательно уедем куда-нибудь еще раз. Я всегда могу найти хороший предлог, чтобы уйти с работы, — говорит он мне.

Я смеюсь, когда мы садимся в машину.

Эйден хотел, чтобы я вернулась к нему домой, но я сказала, что мне нужно к себе, и что мы можем встретиться позже на этой неделе, когда он не будет слишком занят. Но когда мы сворачиваем на мою улицу, я вижу, как в воздух поднимается дым. Две полицейские машины проносятся мимо нас, останавливаясь перед домом в конце улицы, что заставляет меня нервничать.

Я опускаю окно и высовываю голову, чтобы получше разглядеть, перед чьим домом они остановились. Когда мы подъезжаем ближе, я вижу пожарную машину и скорую помощь на улице. Люди выходят из своих домов, пытаясь выяснить, что происходит. Охранник, везущий нас домой, притормаживает.

— Что происходит? Почему мы замедляемся? — спрашивает Эйден.

— Сэр, кажется, там горит дом, где живет мисс, — отвечает водитель.

Мы объезжаем машины и медленно подъезжаем к моему дому. Я вскрикиваю от потрясения, увидев, что горит.

— Мой дом, — кричу я, хватаясь за дверную ручку.

========== Глава 10 ==========

Мы доезжаем до моего дома. Эйден говорит, чтобы я подождала, но я не слушаю, бросаюсь к людям, собравшимся на тротуаре. Когда я смотрю на свой дом, слезы начинают катиться по моему лицу. Весь дом в огне: нет ни одного дюйма, который не был бы затронут пламенем. Я в отчаянии оглядываюсь, пока кто-то не хватает меня за плечи.

— Эдит, ты здесь…

Нэнси обнимает меня, прижимая к себе, пока я плачу. Все мои вещи остались в этом доме, включая те, которые подарил отец или которые напоминали мне о нем. Все пропало. У меня больше ничего от него не осталось. Открыв глаза, я смотрю, как пламя танцует, распространяясь по всему дому.

Я отстраняюсь от Нэнси.

— Что мне теперь делать? Все пропало, все мои вещи. Даже вещи из моего, моего… — я снова начинаю плакать. Такое чувство, что я снова теряю отца.

— Милая, все будет хорошо, — говорит Нэнси, пытаясь меня успокоить.

Она закрывает глаза, тоже плачет. Она понимает, какую боль я испытываю.

Эйден подходит к нам и тянет меня от Нэнси в свои объятия.

— Мне очень жаль. Я помогу тебе разобраться с этим.

Я прижимаюсь лицом к его груди и делаю три глубоких вдоха, пытаясь взять себя в руки. Нельзя сломаться, по крайней мере, пока что. Не перед всеми этими людьми. Сейчас мне нужно выяснить, как это произошло. Меня не было всего два дня. Не может быть, чтобы дом загорелся так быстро. И пока меня не было, Нэнси присматривала за моим домом. Я разговаривала с ней сегодня утром перед посадкой. Что же произошло?

15
{"b":"711769","o":1}