ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Затаскивай его, — кричал мне Макс, — тащи его на сиденье!

Лишившись последних страхов, я протянула руку и затащила Буча в машину. Сразу после этого Чернов дал по газам и сорвался с места. Мы помчались куда-то вперед — куда уехал картель и куда отправилась Стелла.

— Буч, что с тобой? — пыталась я говорить с раненым Бучем. — Тебя ранили?! Буч! Очнись! Отвечай мне!

— В меня попали… — стонал он тихо. — Вот здесь, — положил он мою ладонь на мокрое место. — Болит… очень жжет…

— Макс, мне нужны лекарства! Какие-то обезболивающие! Есть аптечка?!

— Возьми у него в кармане! Он постоянно сидит на этой дряни… — ответил Чернов и попытался наладить связь с оставшейся машиной. — Стелла! Ты слышишь меня?! Стелла!

— Да, я слышу! — кричала она. — Где ты, Макс! Я одна не справляюсь! Они едут на запад, Макс! Едут на запад! Я не могу их замедлить! Машину всю трясет, из-под капота валит дым!

— Где ты сейчас?

— На Каролина-стрит! Они едут прямо в сторону доков! Еще совсем немного — и мы их потеряем!

— Понял, принято, — отрезал Макс, — возвращайся назад!

— Чего?! — психанула Стелла.

— Вернись обратно и забери Асафу… если он еще жив…

— Макс, это безумие! Один ты не справишься! План «Б» не сработал! Все уже кончено, Макс! Нам нужно спасать свои шкуры, пока еще не поздно!

— Стелла, это приказ! Разворачивай чертову тачку и едь за Асафой!

— Хр-р… — рассердилась Стелла, но все же послушала Макса. Из рации донесся визг шин, а затем звук набора скорости — она бросила погоню и теперь возвращалась за Асафой.

Я же тем временем достала из куртки Буча пузырек и дала ему проглотить пару таблеток, чтобы снизить боль. Оставалось только зажать рану и молиться.

— Что теперь? — спрашивала я у Макса. — Что ты обо всем этом думаешь? У нас еще есть какие-то шансы? Ты и вправду собираешься сделать это?

— Что я об этом думаю? — качал он головой. — Думаю, что вся эта операция — дерьмо собачье! Все пошло совсем не так! Под откос пошло абсолютно все, что только могло пойти не так! Мы лишились лимузина! Мы лишились пулемета! У нас осталась, по сути, только одна тачка! Буч ранен, он умирает! Асафа, вполне возможно, что уже убит! Я отправил Стеллу в самое пекло и еду в одиночку за чертовым джипом картеля! Без единого патрона! Везу с собой двух пассажиров и надеюсь на чудо, мать твою! Это полная жопа! Просто жопа с большой буквы «Ж»!

— Но у тебя ведь есть план «В»? Не так ли?

— План «В»? — нервно смеялся Макс. — У меня нет плана «В», Алиса… У меня остался только план «М».

— План «М»? — удивилась я. — Но почему «М»?

— Потому что «М» значит «Микки»… ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

58

В тот момент я уже не отдавала себе отчета в том, что именно происходит. Мне казалось, что эта погоня никогда уже не закончится, ведь я сменила уже две машины и мчалась навстречу схватке между Давидом и Голиафом. Если мы не смогли прижучить броневик тремя экипажами, то что уж говорить об одной-единственной машине Макса?

— Мы уже близко! — нервничал Макс, стирая пот со лба, но не сводя глаз с дороги. — Это Каролина-стрит… Попробую связаться с Микки. Он должен быть на месте, надежда только на него… Микки, прием! — вращал Макс крутилку частот. — Ты слышишь меня?! Это Макс! Микки! Прием!

— Макс, полиция! — увидела я несущийся навстречу автомобиль. — Это копы!

Но черный внедорожник с белыми полосами и разбитой мигалкой пролетел мимо нас, не сбавляя скорости.

— Будь спокойна, это Стелла… Пускай лучше найдет Асафу. Микки! — опять кричал Макс в приемник.

А впереди уже маячил золотой броневик, который стал для нас символом провала. Он был по-настоящему неубиваем. Его как будто специально создавали для такого тяжелого дня — для реальных военных действий на улицах людного города.

— Вот и они, Макс.

— Да я вижу… — сжал Макс зубы и попытался снова выйти на связь: — Микки, твою мать! Где ты, парень?! Ты слышишь меня?! — Но в ответ был только белый шум. — Мы уже подъезжаем к критической зоне. Если эти козлы покинут этот квартал, то это будет фиаско. Там уже начинается их территория, туда я не поеду, потому что это натуральное самоубийство. Там повсюду их люди. Поэтому или Микки сейчас обезвредит мексиканцев, или мы все упустим окончательно. Это будет полным провалом. Сущим кошмаром, — говорил Макс и давил на педаль газа, догоняя золотистый джип, но надеясь на помощь. Сжимала кулаки и я… — Где же этот чертов Микки?!

Внедорожник картеля прошмыгнул мимо последнего в квартале переулка и направился к своим на полном ходу. Мы вот-вот должны были проиграть эту битву. Схватку, в которой мы лишились машины, потеряли Асафу и отправили к нему Стеллу. Бой, в котором ранили Буча, а деньги банда так и не отбила. Макс поставил на кон абсолютно все и в итоге остался ни с чем. Он прекрасно это понимал и чувствовал вину перед остальными. Чернов проявил упрямство и послал всех на верную смерть, включая меня и самого себя. С минуты на минуту мы должны были въехать на вражескую територию, где нас изрешетят до последнего кусочка. В этом уже не было сомнений.

Но затем случилось то, на что так надеялся Макс — в самом конце квартала, прямо из-за угла, вдруг показался… танк. Нет, не бронированное нечто, не еще один крепкий орешек наподобие раздавленного перед этим лимузина. Поперек дороги выехал самый настоящий военный танк с развернутой в нашу сторону башней. Аккурат на нас смотрела внушительная пушка, и непобедимый слиток золота летел прямиком на этот танк, не успевая что-то сделать.

Всего одно мгновение — пушка наклонилась ниже, а Макс запрыгнул на тротуар всеми четырьмя колесами, чтобы не оказаться жертвой стрелка и…

Из дула вырвалась вспышка, а за ней прогремел и мощный взрыв. Танк выстрелил снарядом и попал им прямо под колеса едущего джипа: грянул впечатляющий «БУМ» — и обитель мексиканцев взлетела над дорогой. Машина почти сделала сальто, а затем жестко приземлилась на крышу, еще проехав по земле с десяток метров. И это был он — момент окончательной победы.

— Д-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! — оглушил меня Макс криком радости. — ДА-ДА-ДА! ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ДА!!!

— Прием, Макс, — послышался голос Микки из рации. — Я стрельнул по тем, что нада, да? Это ведь была та машина?

— Да, Микки, да, малыш! Это была та машина, именно та! ДА! Я тобой горжусь, пацан! Реально горжусь!

Даже Буч не мог остаться в стороне и хрипло сказал:

— Мы все же их прижали… чертовы ублюдки… хе… кхе…

— Как ты, мужик? — сжал Чернов руку Буча. — Еще держишься? Давай крепись, мы тебя подлечим… Будешь как новенький.

— Попытаюсь не сдохнуть, бро… Ты красава.

Макс вынул из пистолета магазин, но тот был пустой. В нем не было ни единого патрона.

— Что ж, — вздохнул он и вышел из машины. — Пора приступать к аресту. Я всегда мечтал это сделать…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍59

Макс уверенно пошел к машине картеля — перевернутому джипу, из которого выполз один из мексиканцев.

— Ну что, сосунок, — прижал его Макс коленом к асфальту, чтобы надеть наручники, — нарушаешь закон, да?! Нарушаем?! Закон нельзя нарушать, говнина!

В этот момент с другой стороны тачки вылез еще один, и он был вооружен. Но Макс живо взял его на мушку и убедительно гаркнул:

— Брось оружие, щенок! Бросил на землю свою пушку! Живо!

Его вид впечатлял. Чернов был словно заправский коп в темных очках, с окладистой бородой и черными усами. Именно так, наверное, должен выглядеть истинный герой — доблестный полицейский, готовый подставить свою грудь под бандитскую пулю. Такой мужчина может скрутить в бараний рог целую банду и только потом вызвать подкрепление, чтобы отвезти бедолаг в полицейский участок.

39
{"b":"711965","o":1}