ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Валентина Басан

Убийство под пальмами

Глава 1

Ева смотрела на залитый солнцем пляж сквозь темные стёкла брендовых очков. Море ласково обволакивало дорогой педикюр теплым, тяжелым и влажным одеялом из песка, стопы утопали все глубже и глубже в мягкое и рыхлое нутро берега. Вода слепила бриллиантовыми ликами, россыпью золота, серебра и самоцветов даже сквозь темноту защиты от ультрафиолета, о которой слагали легенды рекламные ролики. Запах морской соли и мидий был у Евы в волосах и пропитал все тело. Она лениво зевнула и глянула на экран мобильного телефона. Якобы нехотя, но пальцы автоматически потянулись и набрали заветные четыре цифры пароля, чтоб разблокировать экран. Сообщений не было.

– Черт, – выругалась Ева и нахмурила маленький, гладкий лоб. Она зашла в Вацап и снова написала сообщение, которое дублировала уже 2 раза. «Сергей, где ты? Перестань обижаться, я жду тебя в номере. Пожалуйста, напиши или позвони». Ева понимала, что связи у Сергея нет и сообщения ему не доставляются. Когда он получает сообщения, они загораются двойной синей галочкой и он в течении нескольких минут отправляет ответ. Под именем Сергей Супостатов была отметка о том, что он был в сети ровно в 22:00 вчера вечером. И это значило, что на связь он выходил в последний раз ровно через два часа после ссоры и отвратительной сцены в холле отеля.

Ева вспомнила вчерашний день и поморщилась. Она была слишком отходчива и позитивна, но лёгкий характер и весёлый нрав не помогли забыть разочарования в коллеге и, как она думала, в классном мужике. А все так хорошо начиналось.

Ева Владимировна Некрасова была человеком приятной внешности и прекрасной души. Закончив на отлично университет, она получила не только высшее экономическое образование, но и стажировку заграницей по своей специальности. Счастливая бывшая студентка и без пяти минут крупный специалист по внешнеэкономическим связям выходила из самолета в шумном, жарком и ярком городе Испании. Барселона встретила Еву вкусно и по-испански. Девушка влюбилась в узкие улочки, где кажая пядь буквально была пропитана историей. Она ступала по тротуарам со старой плиткой и рассматривала стены отреставрированных домов, задерживалась надолго около табличек прикрепленных к домишкам поменьше, но не меннее важным и нужным тому городу и этой стране. Она пряталась в тени вечнозелёных фикусов-гигантов с восковыми листьями и корнями в рост человека, казалось, что им, корням нет места под землей, они заполонили Царство Аида и вышли наружу, чтобы Ева могла посидеть на них и погладить их грубую, шершавую кору. А туи, которые подпирали небо, стояли на страже, словно солдаты, стройные, высокие, сильные, армия земли, зеленая армия на страже здоровья и чистоты воздуха. У Евы кружилась голова от неповторимого запаха оливкового масла и хамона, который перебивался запахом утреннего кофе и выпечки. Она гуляла по необъятным пляжам и любовалась нарисованными горами на фоне акварельно голубого неба. И спустя год, когда практика на предприятии подошла к своему логическому завершению, как и все хорошее, Ева с радостью сообщила московскому руководству фирмы, что она подписала контракт ещё на три года. Естественно, на родине был страшный скандал, и не только в ООО «Инвест», но и в семье Некрасовых.

Во-первых, начальник отдела Комарова Татьяна Ивановна устроила ей по корпоративному скайпу форменный скандал, где Еве припомнили и практику с первого курса университета, и зарплату стажёра и даже билеты в Барселону. Руководитель была хороша, она почти сломала девушку, взывая то к её совести, то к тому, что Ева работает за троих и даже заграницей, проводит мониторинг потенциальных клиентов, занимается контрактами, налаживает международные отношения и связи с фирмой-партнером.

Татьяна Ивановна, также припомнила, что была ей практически матерью, а директор фирмы – отцом. Таких чувственных излияний Ева никак не ожидала, если учесть, что работа в основном происходила по электронной почте и всегда в одностороннем порядке. Она получала задание, выполняла в срок и отправляла обратно. Еще в Москве при работе с контрактами Ева отправлялась в юридический отдел, а для сверки и отчётов – в бухгалтерию к добрейшей Светлане Викторовне, которая угощала булочками и неиссякаемым запасом шоколадных конфет. Директора ООО «Инвест» Евгения Игоревича Паляницу она видела лишь однажды. Он шёл по коридору с чёрным дипломатом в левой руке, а правой поправлял золотую оправу очков. Казалось бы момент истины, Ева поздоровается с самым – самым главным директором, и поравнявшись с ним звонко сказала : «Добрый день, Евгений Игоревич!». Вполне очевидно, последний даже не заметил приближения невысокой Евы и дернул руку при звуке ее голоса. Очки упали на пол и девушка кинулась гепардом поднимать их. В пухленьком теле было мало звериной ловкости и Ева со всего маху встретилась своим лбом со лбом директора.

Бормоча извинения и подавая очки, Ева горела алым цветом праведного стыда. Евгений Игоревич, игнорируя блеющую Еву, проверил замки на дипломате, видимо опасаясь рассыпать содержимое и устремился к себе в офис.

А во-вторых, родители Евочки были шокированы, сбиты с толку и все прочее, что говорят два профессора с учёной степенью и докторской диссертацией. Мама и папа – два божих одуванчика, родили Евушку, единственного ребёнка почти в сорок после череды горьких выкидышей. Они очень постарались и таки дали ребёнку все лучшее сразу. Девочка не только училась на отлично в школе, но и с блеском окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Репетиторы по английскому и (мама здесь не решительно, но настояла) по испанскому языку чередовались друг с другом, каждый два раза в неделю. Ева росла пышечкой, но это ее не портило абсолютно, а наоборот делало симпатичной и очень доброй, улыбчивой и самодостаточной девочкой. Ее темные глаза невероятно красиво выделялись среди копны светлых и густых волос. Несмотря на то, что она росла в семье пенсионеров поздним ребёнком, и как принято в обществе постсоветского пространства, все учителя и соседи считали своим долгом напомнить это ей и ее родителям, друзья и одноклассники очень любили Еву. Без неё не проходил ни один школьный вечер или праздник, а родителей, которые вдвоём ходили на все концерты, даже ученики узнавали и пропускали в первые ряды.

И естественно, ожидая в телефонной трубке новостей о том, что их звездочка, их булочка (вот прозвище “булочка” Еву , конечно, не радовало, но это был ещё один стимул, хоть час в неделю попытаться в очередной раз заниматься спортом), их любовь и счастье не то, что не возвращается в Москву, а продлевает контракт.

Но Ева сделала им предложение, от которого они не могли отказаться. Пока уныние и грусть не переросли в потоки слез и горя, дочь рассказала, что фирма предоставляет ей корпоративное жильё в прекрасном доме на берегу моря, что авиабилеты на имя отца и матери уже куплены и курьер доставит их в течении часа вместе с паспортами и визами, которые Ева предусмотрительно им сделала с помощью подруги из туристического агенства. Не смотря на возраст, родители живо отреагировали на решение дочери, мысленно собирая все необходимое, отдавая цветы соседке на полив и закрывая квартиру на ключ. Уже через пару дней они будут мчать в Домодедово, по-доброму ругая пробки и обледенелую дорогу, в предвкушении встречи с самым дорогим человеком, все так же пахнущим новорождённым ребёнком, с чудом, которое подарил им Господь, когда они отчаялись молиться, верить и ждать.

С начальницей же вышло не так гладко и быстро. Начальница не любила Еву, поэтому на заявленные материнские чувства расчитывать не приходилось. Ева старалась стоять на своём, но разговор заходил в тупик.

– Татьяна Ивановна, я уже продлила контракт на три года. Я остаюсь в Испании. Я все так же буду сотрудничать с вашей фирмой, но по контракту, как советник по внешнеэкономическим вопросам.

– Ева, у нас нет такой должности, ты же знаешь, что наша, наша с тобой фирма, детище на которое мы все положили жизнь и здоровье находится на грани кризиса.

1
{"b":"713117","o":1}