ЛитМир - Электронная Библиотека

========== 1. Северус ==========

Я умру, я знал это так же точно, как то, что трава зелёная, небо голубое, а Дамблдор ни слова не сказал мальчишке о крестражах. Точнее о том, где и как их искать. Иначе я не оказался бы сейчас наедине с Лордом в Визжащей хижине, чувствуя, как плотоядно смотрит на меня его проклятая змея. Нет, я любил змей, безусловно, но Нагайна вызывала во мне трепет. Мерзкая тварь, вместилище части души Тома Реддла… она была отвратительна.

Я не хотел умирать, отнюдь. Но чего стоит моя пустая жизнь в сравнении с судьбой всего магического мира? Лили отдала жизнь за сына. А у меня нет никого, чтобы… Нет никого, кто будет плакать на моей могиле и смотреть на мир моими глазами.

Хотя однажды даже я, кажется, был близок к счастью.

Её звали Мередит и она была обычной девушкой. Нет, разумеется, она была необычной, в каждом своем проявлении, но не волшебницей. Мой язык не повернулся бы назвать её грязнокровкой. Или даже магглой. Настолько нереальной она была. Сумасшедшая? Пожалуй. Ведь никто по своей воле не связался бы с Северусом Снейпом…

Я тем летом был совершенно разбит смертью директора Хогвартса. Настолько, что вернулся в дом, который ненавидел всей душой — тот, где жили когда-то мои родители. Я не стал брать ничего из вещей, мне просто нужно было убраться из замка немедленно. К тому же, Тёмный Лорд в любой момент мог позвать меня, и я обязан был явиться. Я трансгрессировал прямо во внутренний двор неказистого каменного строения в Паучьем тупике Коукворта, где прошло мое детство. Оглядевшись, я не заметил никого подозрительного и, отряхнув рукава мантии, ступил в дом. Я не собирался задерживаться надолго, поэтому не стал утруждать себя маггловской одеждой. Я просто… просто хотел побыть наедине со своими мыслями. Я убил человека, который и так бы умер, но осознание содеянного всё равно наполняло меня горечью. Дамблдор… ненормальный и гениальный, жестокий и справедливый, давший мне смысл жизни и разрушивший меня до основания… Я не знал, что чувствую к нему. Но, несомненно, боль, угнездившаяся в сердце, означала, что я был привязан к старому магу сильнее, чем признался бы самому себе.

Дом, вопреки моим ожиданиям, не развалился, прогнив до основания. И едва я понял, почему, как выхватил палочку из складок мантии. В доме Тобиаса и Эйлин Снейп кто-то жил, причем давно. Я потянул носом, узнавая аромат хлеба, дров в камине, свечей и еще чего-то трудноопределяемого, но, несомненно, бывшего женскими духами. Магии я не ощущал, а значит, сюда попросту забрался кто-то из местных.

— Кто здесь? — строго спросил я, зажав палочку в руке и понимая, что она мне вряд ли понадобится. Разве что стереть воспоминания незваного гостя.

— А вы кто? — неожиданно звонко ответила женщина.

В доме царил полумрак и я чертыхнулся, не желая освещать бывшую гостиную магически.

— Я — владелец дома, моя фамилия Снейп. А вот вы… кто вы и как пробрались сюда? — проговорил я, на ощупь двигаясь на голос. Я чувствовал её, хоть и не видел. Она притаилась в углу, за старым шкафом с бесполезными, по мнению моего отца, книгами. Мама же любила читать. Чаще всего она засиживалась над маггловскими романами до самой ночи, лишь бы не видеть пьяное и злое лицо мужа.

— Вот это да. А я думала, что никому этот дом не нужен — вас и в живых-то нет — так сказали соседи, — голос женщины переменился, в нём зазвучали виноватые нотки, — а я просто… Мне некуда было пойти, мистер Снейп, понимаете? Я ничего дурного не хотела.

Я вздохнул. Оправдывается. Странная. А если я лгу? Может, я преступник и решил поживиться? Хотя мало кто полез бы в родительскую развалюху. От неё за версту разило ненавистью и отчаянием — уж я-то знаю.

— Мне многого не нужно, а домик ничего… стоит. Я его подновила, как могла, вы уж не сердитесь. Тут неплохо, только холодно, так что я камин топлю. Правда, зимой не так, чтобы спасает… — вновь заговорила незнакомка.

— Может быть, вы уже выйдете из-за шкафа? — буркнул я. — И свет бы зажечь…

Она торопливо шагнула вперед и я всмотрелся в тоненький силуэт, слабо различимый в лунном свете, льющемся из единственного окна. Судя по голосу, совсем девочка. Или просто худая. Раз уж оказалась здесь, значит, и правда некуда пойти.

— Я зажгу свечи, ладно? Электричества нет, за него нужно платить, а мне не всегда есть чем, — деловито объяснила женщина.

— Хорошо, — я на ощупь устроился на диване, где обычно сидела мать.

Она чиркнула спичкой. Пламя на миг высветило тонкий прямой нос и линию подбородка, щеку, прячущуюся под прядями волос — кажется, каштановых. Или рыжих.

— Ого, вы в странном виде, мистер Снейп. С маскарада что ли? Вас и в свете свечей не различить — весь в чёрном, — она зажгла пять свечей, выстроенных в ряд на каминной полке и села в кресло отца, подобрав под себя ноги.

Я смотрел на девушку и молчал. Ей было около двадцати трёх, прикинул я. Тоненькая, как тростинка, волосы растрепаны — мое появление, наверное, разбудило её, глаза темные или так кажется из-за расширенных зрачков? Я напугал её. Чёрт, придется стереть ей память, ничего не попишешь. А пока… пока можно и поговорить. Наверное. Я в жизни не заговаривал с незнакомыми людьми, но в её компании мне почему-то было спокойно.

— Простите за вторжение, мисс… — начал я.

— Блоссом, — перебила она, — Мередит Блоссом.

— Я… не с маскарада. Я всегда так одет. Знаете ли, маги всегда так ходят. В мантиях, — сообщил я.

— Ого, — она прижала ладонь к щеке, — вы не только были на маскараде, но и выпили там изрядно. Завидую. Я уже три года не брала в рот ни капли. Не подумайте, что я алкоголичка, но выпить перед сном бокал белого вина, это… это было приятно. Хотя что тут говорить. Теперь это в прошлом.

— Хотите… вина? — я вытянул ноги поудобнее, одновременно с этим осторожно проникая в разум сидящей напротив девушки. По привычке.

Увиденное мне совершенно не понравилось. Высокий толстый мужчина, с размаху бьющий её по щеке. Рыдающая маленькая девочка — возможно, сестра или дочь. Громкие крики. Посуда, летящая в её сторону. А затем — она, гордо бредущая по пустынной дороге с небольшой сумкой в дрожащих руках.

— Вы что так смотрите? — сощурилась Мередит. — Как будто в голову мне залезли.

Я вздрогнул. Она не сопротивлялась, но как она поняла? Не пыталась защититься и не боялась меня. Она точно не обладает даром, иначе уже применила бы его ко мне по полной.

— Читаю ваши мысли, да, — признался я, — кто та малышка? Дочь?

Мередит закусила губу.

— Сестра. Отец выгнал меня. Давно. Лили уже девять… Наверное, и не помнит меня.

Знакомое имя резануло по оголенным нервам так, что я зажмурился, едва не согнувшись пополам от боли.

— Знаете, мистер Снейп, а вы, кажется, не врете. Наколдуете мне бокал шардонне? — Мередит заговорила нарочито беззаботно. Как будто… как будто пыталась отвлечь. — Вам и самому не помешает. Свечи, конечно, не дают идеального освещения, но я и без них вижу, как вам сейчас плохо. Потеряли кого-то? Не отвечайте, угадаю. Жену? Любимую? Ага, кольца на вас нет, значит, второе. Давно? Что, правда? Почему же так мучаетесь до сих пор?

— Я никого… не любил так, как Лили, — с трудом вымолвил я.

— А она вас?

— Она… нет. Она не знала. А теперь уже поздно, она умерла… Он отнял её у меня, а Лорд… он просто убил её. Никто не защитил. Дамлдор обещал, но теперь и он мёртв и убил его я. Только ради сына Лили я… иначе… — слова полились бессмысленным потоком, но я не мог остановиться, пока не выложил ей всё. Я словно сошёл с ума. Это был не я — хитрый, осторожный и предусмотрительный, это был маленький Северус — сломленный от ужасной потери, растерянный, виноватый. Не знающий, как ему жить дальше.

Мередит слушала, не перебивая, а затем, вздохнув, пересела ко мне. Я остолбенел, ощутив прикосновение её руки к своей ладони. Пока я нес всё подряд, почти рассвело.

— Да, нелегко тебе пришлось… — задумчиво протянула она. — Я не справилась бы. Хотя я не колдунья. Неужели нет заклятья, чтобы оживить мёртвого?

1
{"b":"713453","o":1}