ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 6

...- Ты твердо решил, Жора? - Взгляд Захара выражал одновременно сочувствие и крайнее неодобрение.

- Мы уедем. Так будет лучше для всех.

Захар вздохнул.

- Мальчишек хоть оставь. Ты же знаешь, нельзя им без истока, пропадут.

- Не пропадут! - Георгий решительно дернул молнию на компактной дорожной сумке. - Я вылечу их.

- Они не больны.

- Мы все больны! И они, и ты, и я!.. Я отдал Медведю брата, но его сыновей не отдам. Я увезу Игоря и Мишу. Далеко. В Москву... Стану учиться... Жизнь положу, но найду средство... Как ты не понимаешь, Захар! Ведь ты же шаман, ты был там, когда умирал мой брат.

- Я шаман, я был там. И ты был там. Но ты же знаешь, нам пришлось отдать его медведю. Сергей убил человека. Он поступил как дикий зверь. Ты же сам застал его на трупе. Он пытался убить и тебя! Напал со спины. Оставил в лесу умирать... Вспомни, сколько ты полз по снегу, пока мы случайно не обнаружили тебя!

- Я помню, - пряча глаза прошептал Георгий. - Я помню...

- Помнишь... - Захар помолчал. - Нам пришлось отдать его медведю. Он повел себя как зверь и должен был погибнуть от клыков зверя. Испытать на себе то, что совершил сам. Это справедливое возмездие. Мы так делали всегда.

- Вот именно, Захар. Вот именно - всегда. Но я не хочу такой жизни своим племянникам. Они мне как сыновья, ведь своих детей у меня нет... Все решено, Захар. Мы уезжаем в Москву.

- Я никуда не поеду! - раздался вдруг дрожащий от ненависти звонкий мальчишеский голос.

Захар и Георгий обернулись.

- Я останусь здесь! - твердо повторил Михаил...

- Игорь, не спи... Открой глаза... Держись, не вздумай умереть...

Монотонный голос назойливой мухой ворвался в мягкое небытие, которое ласковой волной окутывало Игоря. Ему было хорошо, легко. Он словно плыл по теплому морю, удаляясь все дальше от боли и проблем, приближаясь к яркому доброму свету...

- Игорь, открой глаза...

Голос бубнил и бубнил, внося дисгармонию в окружающий Шатуна покой так, что свет впереди потускнел, а черные волны вдруг стали холодными и неуютными. Игорь поежился и попытался спрятаться от назойливого голоса. Он хотел вперед, к свету, а голос мешал, тянул назад, но Шатун не хотел возвращаться.

- Игорь, держись... Открой глаза...

- Ты зря стараешься, Олег, - раздался вдруг второй голос, резкий и вроде знакомый. - Он уже помер давно. Ты битый час твердишь одно и тоже, а он даже не шелохнулся.

- Он жив. Разреши мне помочь ему, развяжи руки...

- Ох, и хитрый же ты, шаман! Я тебя развяжу, а ты меня в челюсть и поминай, как звали!

- Тогда помоги ему сам. Там трава на берегу осталась...

- Ну, уж нет! Я уйду, а ты веревки скинешь и...

- Игорь, открой глаза, - снова забубнил Олег.

- Да заткнись же ты! Надоел! - оборвал его резкий голос.

- Игорь, проснись, не спи... - не обращая внимания на окрик, продолжал бормотать Олег. Раздался звук удара и стон.

- Я же сказал, заткнись! Или еще хочешь получить?

- Помоги ему, он же умрет! - прохрипел Олег.

- О себе подумай! Как только Васька, Мишаня и Антон разыщут медведя, мы тебя ему в жертву-то и принесем! - Человек злорадно рассмеялся и добавил: - Ну что, Олежек, страшно тебе, небось, а? Поджилки-то трясутся, поди?

- Игорь, не спи, открой глаза... - снова забормотал Олег.

- Тьфу, упрямый! Может, пристрелить тебя, а?

- Дядя Саша, дядя Олег, я принес траву! - раздался запыхавшийся голос Кирилла.

- Кирюха, а ты откуда здесь взялся? - удивился человек с резким голосом. - Ты разве с отцом не пошел?

- Я... вернулся... Дядя Олег, вот трава, что с ней делать?

- Листок оторви... пожуй, чтоб в кашицу... выплюнь на ладонь... Теперь надо добавить каплю моей крови... Саш, дай Кирюхе нож.

- Я сам. Порежу тебя с превеликим удовольствием!

Игорь услышал шаги, какую-то возню. Громко охнул, а потом застонал Олег. Кирилл всхлипнул и прошептал:

- Дядя Саша, зачем же так-то?..

Игорь попытался пошевелиться и открыть глаза, но черные волны вдруг вцепились в него, превращаясь в жуткую зловонную трясину, а свет впереди обернулся беспощадным опаляющим огнем.

- Скорее, Кирюх... - поторопил прерывистый голос Олега. - Намешай туда же его кровь... из раны возьми... немного, несколько капель... Теперь впихни ему в рот... подальше, в гортань пропихни, чтоб сглотнул... Игорь, глотай, кому говорят! Не вздумай выплюнуть, понял?! Хорошо, молодец... Ты, молодец, Игорь... Мы с Кирюхой тебя вытащим... непременно вытащим... Кирюха, жуй еще траву и смешивай с кровью...

Игорь раз за разом ощущал во рту противные склизкие комки и послушно глотал, сдерживая тошноту. Глотал, потому что так велел настойчивый голос Олега. Вскоре вернулась саднящая боль в спине, дико заболела голова, но убийственный огонь отступил, и черные волны небытия ослабили свою хватку.

Игорь открыл глаза. Мир вокруг снова был лишен цвета, но наполнен запахами и звуками. Шатун чувствовал, что его реакции обострились, а восприятие стало четче. Даже не поворачивая головы, он охватил разом всю картину. Он сам лежал там же, где упал. Над ним склонился Кирилл. Олег был прикручен к дереву по соседству, а человек с карабином сидел на валуне и, скептически ухмыляясь, наблюдал за возней Кирилла.

Шатун встретился взглядом с мальчиком. Тот обрадовано дернулся, но Игорь чуть-чуть повел глазами: дескать, погоди, помолчи пока; и шевельнул рукой, проверяя на месте ли нож. Ножа не было.

Кирилл дожевал очередную порцию травы и подошел к Олегу, вроде за каплей его крови, а потом вернулся к Игорю и одними губами прошептал:

- Он велел, ждать...

- Саш, дай воды попить, будь человеком, - попросил Олег мужчину с карабином.

- А я не человек, - откликнулся тот. - Я оборотень. И нечего повторять мне шаманские бредни, что оборотни - люди. Мы не люди. Мы стоим выше этого жалкого людского стада. Мы не боимся убивать. Охота для нас естественный образ жизни...

- Охота на людей, - покачал головой Олег.

- А чем люди лучше овец? - рассмеялся оборотень. - Только тем, что умеют говорить? Оборотни - вершина эволюции, пойми ты наконец! Мы должны править миром, а люди, если хотят остаться в живых, должны подчиняться нам и бояться нас!.. Олег, вот ты был нашим вожаком. Ты стал им по праву сильнейшего. Я сам долгое время признавал твою власть, я уважал тебя! Но твое стремление во что бы то ни стало оставаться человеком... Это глупо, пойми! Ты не человек, ты - оборотень!

24
{"b":"71455","o":1}