ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Флеминг Ян

Операция 'Гром'

Ян Флеминг

Операция "Гром"

I

"ОТДЫХАЙТЕ, МИСТЕР БОНД!"

Джеймсу Бонду было худо. Как говорят картежники, точно у тебя все мелкие, а на чужой руке четыре туза.

Похмелье... Прежде всего - стыдно, а стыдиться Бонд не привык. Раскалывается голова, болит все тело. Он закашлялся, в глазах зарябило, заиграло черными точками - будто по зеркалу пруда прыснули головастики. А ведь и сам чувствовал, что пьет лишнее. Поданный в роскошной, на улице Парк-Лейн, квартире очередной бокал виски с содовой - а он уже выпил десять таких - пошел тяжело, во рту от него загорчило. Он понял, что хватит, пора домой, и решил напоследок сыграть еще роббер. Пять фунтов за сто очков, и разойдемся, предложили ему. Он согласился. И попался, как дурачок. Он живо представил: вот круглолицая, с непроницаемой, как у Моны Лизы, улыбкой пиковая дама победно бьет его валета... "Кто ж так играет!" - ругается партнер, и Бонд садится без взятки, записывает четыреста в минус и на круг проигрывает 100 фунтов, деньги немалые.

Бонд еще раз промокнул тампоном порез на подбородке и презрительно глянул на мрачную физиономию в зеркале над умывальником. Идиот, тупица!.. А глупит от безделья. Больше месяца перекладывает бумажки - листает бредовые инструкции (да еще галочку поставь напротив своего номера - прочел, мол!), строчит отчеты. Озвереешь! Недавно ни за что ни про что наорал на подчиненного - тот заикнулся было Бонду поперек. Да еще заболела гриппом секретарша, и ему прислали на время какую-то дуру, и к тому же уродину; его она называла "сэг-г" - церемонно и шепеляво... И вот снова понедельник, в окно барабанит майский дождь. Впереди целая неделя. Бонд проглотил две таблетки, потянулся за третьей, и тут в спальне зазвонил телефон. Зазвонил по-особому, громко, отчетливо - связь со Штабом прямая.

x x x

Джеймс Бонд подвинул стул и сел. Сердце бешено колотилось. Он мчался через весь Лондон, потом долго ждал лифт, злился - но все же, отчего так колотится? Он посмотрел в знакомые бесстрастно-презрительные серые глаза сидящего напротив. Что в них скрыто?

- С добрым утром, Джеймс. Не взыщите, что вызвал так рано. Сегодня я весь день буду занят, вот и решил первым делом поговорить с вами.

Бонд сразу поскучнел. М. назвал его "Джеймс", а не "007" - значит, ничего интересного, не новое задание, а так, что-нибудь личное. И говорит М. спокойно, смотрит по-дружески, чуть ли не добродушно. Бонд буркнул что-то в ответ.

- Давно вас не видел, Джеймс. Как жизнь, как себя чувствуете? - М. взял со стола какой-то бланк. Что за бумага? И вообще, в чем же дело?

- Я здоров, сэр, - настороженно сказал Бонд.

- А врачи считают, что не совсем, - мягко произнес М. - Вот результаты последнего обследования. Послушайте-ка...

Бонд сердито глянул на листок в руках у М.

- Я слушаю, сэр.

М. пытливо посмотрел на него и начал читать:

"Указанный сотрудник практически здоров, однако в последнее время он придерживается совершенно недопустимого образа жизни: по собственному признанию, ежедневно выкуривает 60 балканских, с повышенным содержанием никотина, сигарет и выпивает примерно полбутылки крепкого алкоголя. Мы многократно, но безуспешно предупреждали его, что организм рано или поздно отреагирует на постоянное отравление. В ходе настоящего обследования выявлены настораживающие признаки: язык обложен, давление несколько повышено, в трапециевидных мускулах имеется спазм, прощупываются так называемые "фиброзные узелки"; сотрудник страдает от частых болей в затылке. Агенту 007 рекомендуется отдых и умеренность в течение двух-трех недель этого, на наш взгляд, хватит для восстановления его прежней безукоризненной формы".

М. положил листок в папку с надписью: "Исходящее", оперся ладонями о стол и строго взглянул на Бонда:

- Видите, сколько у вас болячек, Джеймс?

- Сэр, я абсолютно здоров, - пряча раздражение, ответил Бонд. - У кого ж иногда не болит голова? Аспирин - отличное лекарство...

- Ошибаетесь, Джеймс! - резко сказал М. - Таблеткой вы лишь заглушаете симптом, не искореняете болезнь, а загоняете ее вглубь. Химические лекарства вредны - они противны нашей природе. Как и многие пищевые продукты например, белый хлеб, рафинированный сахар, пастеризованное молоко. Кстати, - М. достал блокнот, заглянул. - Вам известно, что содержится в хлебе, помимо перемеленной в пыль муки? Мел, перекись бензола, соль аммония, алюминий - и в огромных количествах. Что скажете?

- Я редко ем хлеб, сэр...

- Да дело не только в хлебе! А вот часто ли вы пьете йогурт, едите свежие овощи, орехи, фрукты?

- Почти никогда, - улыбнулся Бонд.

- Напрасно улыбаетесь. - М. предостерегающе постучал по столу. Попомните еще мое слово. Здоров лишь тот, кто не противится природе. А вы больны. - Бонд собрался было возразить, но М. жестом остановил его. - Да-да, больны, и все оттого, что неправильно живете. Ученые давно уже бьются над тем, как помирить человека с природой, а вы, конечно, впервые об этом слышите. Впрочем, не вы один... К счастью, приверженцы природного метода работают и у нас, в Англии. Путь к здоровью открыт и для нас! - Глаза М. оживленно блеснули.

Джеймс Бонд озадаченно смотрел на него. Что такое со стариком? Не годы ли сказываются? Но выглядел М., пожалуй, бодрее обычного: холодные серые глаза чисты и прозрачны, от властного морщинистого лица так и веет силой. Даже седины в стальных волосах как будто поубавилось. Что же за чепуху он несет?

М. потянулся за папкой "Входящее" и положил ее перед собой.

- У меня все, Джеймс. Мисс Пеннишиллинг уладила все формальности. За две недели вас приведут в порядок - вернетесь как новенький.

- Откуда, сэр?!

- Из санатория "Лесной". Это в Суссексе. Директора зовут Джошуа Вейн в научных кругах человек известный. И вообще, замечательный человек, в свои шестьдесят пять выглядит на сорок. Вас там подлечат. Новейшее оборудование, лекарственные травы, живописные окрестности... А о службе на две недели забудьте. Отдел я передам пока агенту 009.

Бонд ушам своим не верил.

- Но сэр... Вы серьезно предлагаете мне... в санаторий?

- Я не предлагаю, - холодно улыбнулся М. - Я приказываю. Если, конечно, вы хотите по-прежнему работать в отделе 00. Сотрудники этого отдела должны быть надежны на сто процентов. - М. взялся за пачку бумаг. На Бонда он больше не смотрел - беседа окончена.

Бонд молча поднялся, пересек кабинет и вышел, с преувеличенной аккуратностью прикрыв за собой дверь.

В приемной ему обворожительно улыбнулась мисс Пеннишиллинг.

Бонд подошел и так ахнул кулаком по столу, что подскочила пишущая машинка.

- В чем дело, Пенни?! - взревел он. - Старик что, спятил? Я никуда не поеду!

- Я говорила с директором санатория, - как ни в чем не бывало улыбалась мисс Пеннишиллинг. - Он был очень любезен. Тебя поселят во флигеле, в "миртовой" комнате. Комната очень хорошая, окнами на участок лекарственных трав.

- К черту "миртовую" с травами! Ну Пенни, будь другом, - взмолился Бонд, - растолкуй, какая муха его укусила?

И мисс Пеннишиллинг сжалилась: втайне она боготворила Бонда.

- Я думаю, - зашептала она заговорщицки, - это сумасшествие скоро пройдет. А ты, бедняжка, просто под горячую руку попал. У него же навязчивая идея - повысить эффективность нашего Управления. То мы все поголовно спортом занимаемся, то он психоаналитика приглашает - полного идиота. Ты-то в это время был за границей. Представляешь, все начальники отделов рассказывали ему сны. Ну, психоаналитик выдержал недолго:

верно, сны у начальников страшные... А месяц назад у М. случился прострел, и его приятель по Пиковому клубу, - мисс Пеннишиллинг скривила хорошенькие губки, - напел ему про этот санаторий. Человек, мол, что автомобиль - время от времени ставь в гараж, ремонтируй. А М. обожает всякие новшества; съездил на недельку и просто влюбился в этот санаторий. Вчера битый час мне его расписывал. А сегодня утром получаю по почте банки с патокой, пшеницей и еще черт знает с чем. Куда их девать, ума не приложу. Пуделю что ли, бедняжке, скормить? Вот такая история... Но, между прочим, выглядит старик потрясающе.

1
{"b":"71541","o":1}