ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Запивая морковным соком...

- Ну нет, с миллионершами дружба врозь, мое любимое блюдо - суп из моллюсков.

Она удивленно взглянула:

- А вы, оказывается, знаете местное поверье?

- О том, что суп из моллюсков - любовное зелье? В это верят везде, где водятся моллюски. Такой супчик обычно подают перед первой брачной ночью. Впрочем, на меня не подействовало...

- Так вы женаты, мой рыцарь?

- Нет, - улыбнулся Бонд. - А вы замужем, моя королева?

- Тоже нет.

- Отчего бы, в таком случае, нам вместе не отведать этого волшебного супа?

- Должна заметить, мистер Бонд, что вы мало чем отличаетесь от моих менее юных поклонников - по крайней мере, в остроумии...

Бонд решил, что пора переходить к делу.

- Вы отлично говорите по-английски, но все же есть какой-то акцент. Итальянский?

- Угадали. Кстати, меня зовут Доминетта Витали. Я училась в Англии, в Королевской академии драматического искусства, родители настаивали на таком образовании. После их гибели в железнодорожной катастрофе я бросила учебу, вернулась домой и поступила на сцену. Как выяснилось, английская школа в итальянском театре не ценится, пришлось переучиваться - один язык и остался...

- Почему же богатый родственник, владелец яхты, не одолжил денег на учебу?

- Он... не совсем родственник. Скорее, опекун, друг. На Багамы приехал за сокровищами, представляете?

- Что вы говорите! Наверное, у него есть какая-нибудь пиратская карта?

- Может быть, но мне ее не показывают и в море меня с собой не берут. Спасибо, что в казино приглашают - кстати, там сегодня собираются все пайщики.

- Чем же вы целый день занимаетесь?

- Гуляю, хожу по магазинам, плаваю с аквалангом...

- Возьмите меня как-нибудь поплавать.

- Посмотрим. - Она поднялась. - Мне пора, спасибо за угощение. К сожалению, обратно в Нассау вас отвезти не смогу, мне в другую сторону. Вызовите такси.

Бонд проводил ее до машины.

- Увидимся вечером в казино, Доминетта?

- Если не будете называть меня Доминеттой. Меня обычно зовут Домино.

Колеса выплюнули гравий, и маленькая синяя машина понеслась по дорожке; на перекрестке остановилась - и повернула направо, к Нассау.

- Вот шельма! - усмехнулся Бонд и пошел расплачиваться.

XI

ЧЕЛОВЕК ИЗ ЦРУ

Бонд вызвал такси и поехал в аэропорт: в час пятнадцать прилетал сотрудник Центрального разведывательного управления - некий Ф.Ларкин. Не хотелось бы, чтоб он оказался каким-нибудь мускулистым юнцом с модной стрижкой и пренебрежительным отношением к англичанам вообще и к их маленькой отсталой колонии в частности... Впрочем, наплевать, лишь бы привез рацию для автономной связи с Лондоном и Вашингтоном, да счетчик Гейгера, тоже новейший, переносной: тем ЦРУ и ценно, что прекрасно оснащено... Так рассуждал Бонд, поглядывая в окно такси.

Нассау, столица Багам, располагается на песчаном острове Нью-Провиденс: здешние желтые пляжи считаются красивейшими в мире, но больше на острове ничего интересного нет - чахлый кустарник, казуарины, фисташковые деревья, ядовитые растения, большое солоноватое озеро. По побережью, в великолепных садах миллионеров, растут тропические цветы и пальмы, летают пестрые птицы но все это вывезено с Флориды, и в глубинной части острова из выжженной бесплодной земли торчат лишь скорбные кресты ветряков...

Сам Бонд прилетел сегодня в семь утра. Приняв душ и позавтракав, он отправился, на встречу с полицейским комиссаром, начальником таможенной службы и заместителем губернатора. Лондонские сверхсрочные и совершенно секретные телеграммы возымели действие - все трое выразили готовность к услугам, однако Бонд ясно увидел, что занятие его они считают пустым. Рыжеусый заместитель губернатора Роддик блеснул пенсне и сказал осторожно:

- По нашему мнению, капитан Бонд, Такой огромный самолет в колонии спрятать невозможно. Единственное подходящее место для приземления столичный аэропорт. Посадка же в прибрежные воды исключена - мы запросили все острова, нигде ничего не замечено. У нас постоянно работает радар...

- И ночью? - перебил Бонд.

- Резонный вопрос, - вступил в разговор полицейский комиссар Харлинг, подтянутый, военного вида мужчина. - Ночью, действительно, за радаром никто не следит, рейсы у нас все дневные, работники в основном из местных, сами понимаете... Да честно говоря, и на радар-то надежда плоха - старенький, маломощный...

- Комиссар, капитану Бонду вряд ли интересны наши внутренние проблемы, - поспешно перебил Роддик. - Мистер Питман, что вы можете сказать о гостях острова?

Начальник таможенной службы, холеный багамец с живыми карими глазами, тронул лежащий на коленях портфель:

- Вы просили представить данные за последние две недели

- вот, все анкеты у меня с собой... Подозрительных лиц нет.

- Меня интересует группа людей, европейцев, внешне ничем не выделяющихся, вполне благопристойных. Но держатся они, скорее всего, вместе, возможно, есть свое судно или самолет, - сказал Бонд.

- Такой группы не припомню... Разве что очередные искатели сокровищ?

- Бросьте, Питман, - поморщился Роддик. - Обыкновенные богатые бездельники...

Но Бонд все же ухватился за эту ниточку, прочел, обращая особое внимание на обитателей яхты, все анкеты и пошел погулять по городу...

Приехав на такси в аэропорт, он купил "Нью-Йорк Тайме": заголовки кричали о пропаже "Защитника", Бонд увлекся передовой, и тут ему в самое ухо шепнули:

- Вас приветствует агент 000...

Бонд порывисто обернулся - да это же Фэликс Лейтер, старый знакомец! Копна белокурых волос, широченная улыбка, вместо правой руки - металлический протез.

- Феликс, старина!.. Ты знал, что работаешь со мной?

- Пора запомнить: ЦРУ знает все!

Лейтера ждала заранее заказанная в бюро по прокату машина. За руль сел Бонд: Лейтер, видите ли, еще не привык к "проклятой английской манере водить машину задом наперед", как он обозначил левостороннее движение.

- Ну, выкладывай, Феликс, - потребовал по дороге Бонд, - ты же в частные сыщики ушел, почему спять в ЦРУ?

- Очень просто - призвали. В резерв ЦРУ, Джеймс, не записывают только в одном случае: если на грани провала не сожрал шифр-блокнот... Протрубили, понимаешь, тревогу: все бросить, явиться в двадцать четыре часа. Я уж думал, русские напали. Явился, а мне говорят: кидай в чемодан плавки, картишки и лети в Нассау. И что мне там делать, спрашиваю, играть в бридж и плясать танец "ча-ча-ча"? Нет, отвечают, работать с Бондом. Ну, я спорить не стал, раз этот ваш любимый Н. или М. послал тебя, значит, жареным пахнет. Рад тебя видеть, чтоб ты пропал!..

В гостинице "Королевская Багамия", в лейтеровском номере, они спросили два сухих мартини и меню. Обед, дорогой и невкусный, принесли только через полчаса.

- Это не отбивная, а подметка, и притом старая! - возмущался Лейтер. А от луковых колец по-французски француза бы просто стошнило. Что будем делать, Ястребиный Коготь? - Он смотрел воинственно.

- Обедать где-нибудь в городе. - Бонд встал. - А сейчас - не посетить ли нам "Летучую"? Проверим, нет ли радиации. Ты счетчик-то привез?

- А как же! - Лейтер раскрыл чемодан. - Смотри: вроде бы обыкновенный фотоаппарат в футляре и столь же обыкновенные часы. Вешаешь фотоаппарат на левое плечо, надеваешь часы, проводочки от них тянешь вверх под рукавом, потом вниз вдоль тела и через дырку в кармане выводишь наружу, втыкаешь в гнезда аппарата. - Он расстегнул футляр. - Объектив, как у настоящего, даже кнопка есть, а начинка, конечно, другая. Эта штука реагирует на радиацию, а дополнительная стрелка на часах показывает, сколько единиц. Старые счетчики надо было слушать чуть не в наушниках, а тут - только посмотреть, который час... Короче, садимся в "Трясучую" и едем на "Летучую"...

- Трясучей" человек из ЦРУ обозвал моторную лодку, что давали на прокат при гостинице.

XII

13
{"b":"71541","o":1}