ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да уж, рекламу можно делать. Но почему он посылает в этот сумасшедший дом именно меня?

- Ценит тебя, сам знаешь. Как прочитал результаты обследования - велел заказать тебе комнату. Джеймс, а правда, зачем ты столько куришь, пьешь? Вредно же... - Она смотрела по-матерински заботливо.

- Пью, чтоб жажду утолить, а курю, чтоб руки занять, - процедил Бонд.

Какой же мерзкий у него сегодня голос! Все, хватит болтать, срочно нужно выпить двойной бренди с содовой.

- А девушки наши жалуются, что тебе руки занять - раз плюнуть, упрекнула мисс Пеннишиллинг.

- Все, Пенни, отстань! - окончательно разозлившись. Бонд направился к двери, но на полпути обернулся. - И попробуй только пришли еще инструкцию "для ознакомления"! Вернусь из санатория - так отшлепаю, за машинку не сядешь.

Мисс Пеннишиллинг невинно улыбнулась:

- А вот поживи две недели на орешках да лимонном соке - посмотрим, кто кого отшлепает.

Бонд скрипнул зубами и бросился вон.

II

САНАТОРИЙ "ЛЕСНОЙ"

Джеймс Бонд забросил чемодан в багажник коричневого такси допотопной марки и уселся на переднее сиденье рядом с нагловатым прыщавым пареньком в черной кожаной куртке.

Паренек вытащил из нагрудного кармана гребешок, неторопливо причесался, убрал гребешок и только тогда включил зажигание.

Бонд понял так: не больно-то ты, пассажир, мне нужен со своими деньгами. Весь послевоенный молодняк такой - заносятся на пустом месте. Взять этого мальчишку - прилично зарабатывает, на родителей плевать хотел, бредит ковбоями. Впрочем, что ж, он родился в богатой стране, в эпоху атомных бомб, космических полетов и высокого спроса на рабочую силу - вот и живет припеваючи.

- А до "Лесного" далеко? - спросил Бонд.

- За полчаса доберемся. - На перекрестке водитель дал газу и четко, но довольно рискованно обогнал грузовик.

- Ловко ты со своей Синей птицей управляешься.

- Управляйся не управляйся - все равно старое корыто. А папаша говорит: "Я двадцать лет на ней ездил, и ты еще двадцать поездишь". Так что я сам деньги коплю. Половину уже скопил.

"Славный парень, - подумал Бонд, даром, что сначала выкаблучивал."

- А на какую копишь? - спросил он.

- На "Фольксваген". До самого Брайтона буду возить.

- Здорово. Дело денежное.

- Это точно! Я туда съездил разок, привез в Лондон двух лошадников, со шлюхами... Десять фунтов плюс пять шиллингов чаевых. Конфета!

- Неплохо. Но в Брайтоне держи ухо востро, шпаны там хватает. О банде "Миска крови" слыхал?

- Во всех газетах писали... - Пареньку говорилось легко, как с ровесником. - А вы а "Лысый" лечиться или в гости?

- Почему это - "Лысый"?

- А там и леса-то настоящего нет. Обычно туда ездят всякие толстухи да старые козлы. Только и зудят: не гони, да не тряси, а то у них в заднице какой-то ишиас, или как его... Вы-то совсем другой...

Бонд рассмеялся:

- Но тоже еду. Ничего не поделаешь, придется отдохнуть.

Машина свернула с Брайтонской дороги; вскоре по правую руку мелькнул указатель: "Санаторий "Лесной". Путь к здоровью. Первый поворот направо. Просим соблюдать тишину". Показалась высокая стена, вычурный, с башенками и зубцами въезд, сторожка; из трубы, теряясь меж тихих деревьев, тянулся к небу дымок. Гравийная дорожка петляла в густых зарослях лавра. Справа открылась лужайка: аккуратным бортиком высажены цветы, чинно прогуливаются больные... Поодаль высилось огромное старинное здание из красного кирпича, с застекленной террасой.

Затормозили у величественного подъезда. Подле лакированной, обитой гвоздями двери поблескивала высокая урна; над ней надпись: "В помещении не курят. Просим выбросить сигарету". Бонд вышел из машины, вытащил из багажника чемодан. Чаевых он дал десять шиллингов. Паренек принял как должное:

- Спасибо. Захотите поразвлечься - звоните. У нас тут и девочки есть. А в чайной на Брайтонской дороге прилично кормят. Ну, пока. - И дал задний ход.

Бонд взял чемодан, с тоской поднялся по ступеням, толкнул тяжелую дверь.

В просторной, отделанной дубом приемной было жарко и тихо. За столом сидела хорошенькая девушка в белом накрахмаленном халате. Он расписался в книге прибывающих, и девушка повела его обставленными темной мебелью залами, а потом белым стерильным коридором в заднюю часть здания. Оттуда они прошли во флигель, длинный и низкий, выстроенный явно на скорую руку. По обе стороны - двери с названиями цветов, растений. Девушка завела его в "миртовую", сказала, что директор примет через час, то есть в шесть, и ушла.

Комната была самая обычная: яркие занавески, одеяло с электрическим подогревом. На столике подле кровати - ваза с тремя маргаритками и книжка "О природном методе лечения". Бонд выключил отопление, распахнул окно. В глаза бросились ровные рядки безымянных травок. Он распаковал чемодан, устроился в кресле и принялся читать о выведении из организма вредных веществ. Добрался до главы о многочисленных видах и подвидах массажа, и тут зазвонил телефон: через пять минут мистер Вейн ждет его в консультационной "А".

Мистер Вейн велел Бонду раздеться до трусов.

- Боже, да вы настоящий воин! - воскликнул он, увидев многочисленные шрамы.

- Да, я воевал, - равнодушно ответил Бонд.

- Война - штука страшная... Ну-с, дышите поглубже.

Пока Бонд одевался, мистер Вейн что-то быстро писал за столом. Закончив, он сказал:

- Ничего серьезного я не нахожу. Давление немного повышено, легкое остеопатическое повреждение верхних позвонков - оттого и голова у вас болит - и правая подвздошная кость несколько смещена назад. Вы, вероятно, когда-то сильно ушиблись.

- Вероятно, - согласился Бонд и подумал, что "ушибся" он, прыгнув на полном ходу с поезда во время венгерского восстания в 1956 году.

- А посему вот что: строгая диета в течение одной недели, массаж, горячие и холодные ванны, остеопатическое лечение, растяжение - и вы здоровы. И, конечно, отдыхайте, мистер Бонд, расслабьтесь, забудьте о службе. - Он поднялся и протянул Бонду листок. - Через полчаса открываются процедурные, так что приступайте прямо сегодня.

- Спасибо, - Бонд заглянул в листок. - А что такое растяжение?

- Процедура на механическом устройстве для растягивания позвонков, любезно пояснил директор. - Кое-кто из больных называет устройство "дыбой". Но вы не тревожьтесь, это местная шутка.

Бонд вышел в коридор. Всюду пожилые люди, в основном женщины - многие в уродливых стеганых халатах. Жара, духота - Бонду нестерпимо захотелось на воздух.

Вдыхая кислый запах лавра и "золотого дождя", он уныло брел по узкой аккуратной дорожке. Выдержит ли он тут две недели? Он глубоко задумался и вдруг почти нос к носу столкнулся с девушкой в белом халате - она выскочила из-за поворота, скрытого густым кустарником. Девушка смущенно улыбнулась и пошла было своей дорогой, но тут из-за того же поворота вылетел легковой автомобиль - еще мгновение, и она была бы под колесами... Бонд прыгнул, поймал ее за талию, провел неплохую "веронику" и вывернул девушку буквально из-под капота. Автомобиль с визгом затормозил. А грудь у нее упругая - это он успел ощутить. Девушка ойкнула и изумленно уставилась на него.

- Спасибо... - выдохнула наконец она и обернулась к подошедшему водителю.

- Простите меня, пожалуйста, - безмятежно начал тот. - Вы не сильно ушиблись? - Тут он как будто узнал девушку, и голос его стал вкрадчив. - Ба, да это же наша милая Патриция! Здравствуйте, Пат! Вы по мне скучали?

Красавец-мужчина. Бронзово-смуглый, изящные усики, рот вычерчен гордо. Наверняка сердцеед. Правильные черты лица - испанец или латиноамериканец - и смелые, живые карие глаза; уголки глаз странно или, как сказала бы женщина, таинственно приподняты. Высок, крепок, отлично одет. Блестящий мерзавец, подвел черту Бонд, покоряет всех женщин подряд, а может, еще и живет за их счет.

Девушка окончательно опомнилась.

- Ездить нужно осторожнее, граф Липпе, - сказала она строго. - Тут гуляют больные. Если бы не этот джентльмен, - она улыбнулась Бонду, - вы бы меня просто задавили.

2
{"b":"71541","o":1}