ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да. И что ты теперь будешь делать? - Девушка говорила по-прежнему сдавленно, тихо. Она смотрела в упор на Бонда и как бы сквозь него, и глаза у нее мрачно горели. Для нее нет Ларго - умелого конспиратора, мелькнуло у Бонда, а есть - убийца брата.

- Узнаю, когда бомбы поднимут на борт, - ответил он.

- Как?

- Например, с твоей помощью.

- Допустим, - сказала она спокойно, почти равнодушно. - Но как узнаю я и как сообщу? Ларго не дурак. Он сглупил только раз - взял на такое дело любовницу. Жить не может без женщины, его хозяева этого не учли...

- Когда ты едешь на яхту?

- В пять. В Пальмиру за мной придет шлюпка.

Он глянул на часы. - Сейчас четыре. Вот держи, это счетчик Гейгера, возьмешь с собой. Если покажет, что бомбы на борту, зайдешь в каюту и включишь свет. С берега за яхтой наблюдают. Потом бросишь счетчик в море.

- Нет, это не годится, - сказала она. - Днем в каюте свет зажигают разве что в глупых детективах. Давай так. Если бомбы там, я поднимусь на палубу, и с берега меня заметят. А если их нет - буду сидеть в каюте. Так Ларго ничего не заподозрит.

- Ладно, будь по-твоему. Но ты твердо решилась?

- Да. Только бы сдержаться и не придушить Ларго на месте... Но я ставлю одно условие: его непременно должны убить потом. - Она говорила совершенно спокойно, буднично, словно заказывала билет на поезд.

- Нет, это вряд ли. Скорее, всех приговорят к пожизненному заключению.

- Ладно, пусть так, - подумав, согласилась она. - Пожизненное заключение, пожалуй, похуже смерти. А теперь покажи, как работает счетчик.

Бонд показал. Она внимательно выслушала, а потом тихонько тронула его за плечо и тотчас отняла руку.

- То, что я сказала... что ненавижу тебя... Это неправда... Я просто сначала не поняла, да и откуда мне было? До сих пор не верится. Ларго преступник, убийца... Мы с ним на Кипре познакомились - красавец, женщины так и льнут, и мне захотелось его отвоевать. Он рассказал про яхту, про сокровища. Все как в сказке! И я, конечно, согласилась. Да кто б отказался? Платить за сказку я была готова... А потом появился ты. - Она отвернулась к морю. - Я уж было решила, что не поеду с Ларго, а останусь здесь и уеду с тобой. Ты бы взял меня?

- Взял бы. - Бонд погладил ее по щеке.

- Но я все-таки должна ехать на яхту... И что же теперь? Когда мы увидимся?

Этого-то вопроса Бонд и боялся. Отсылая Домино, он подвергал ее двойной опасности. Ее мог заподозрить и тут же убить Ларго. С другой стороны, "Летучая" с бомбами сразу снимется с якоря, "Манта" бросится в погоню и, вполне вероятно, потопит яхту торпедой. Самый правдивый ответ был: "Никогда", но Бонд отказывался даже думать так.

- Как только все кончится, я тебя сам разыщу. Но ты соглашаешься на очень опасное дело, подумай еще раз.

Она взглянула на часы:

- Сейчас половина пятого, мне пора ехать. Попрощаемся здесь, до машины не провожай. И не волнуйся, на яхте я все сделаю, как нужно. Пусть это будет стилет-то ему в спину. Иди сюда. - Она протянула руки.

Через несколько минут заурчал мотор, и ее машина тронулась. Бонд выждал, пока звук стих вдали, сел в свою и поехал следом. Вскоре он увидел ворота из белого камня - въезд в Пальмиру; под ними еще клубилась дорожная пыль. Догнать, сказать, что не надо на яхту... Да он с ума сошел! Бонд стиснул зубы и промчал мимо, путь его лежал к мысу Старого Форта - там, из гаража заброшенного дома, наблюдают за яхтой.

Один наблюдатель, сидя на складном стуле, читал книжку, другой, у окна, неотрывно смотрел в установленный на треноге бинокль; окно закрыто занавеской, оставлена лишь щелочка, с яхты наблюдателя заметить нельзя. На полу - переносная рация в чехле цвета хаки. Бонд дал новые указания, потом по рации связался с Харлингом. Тот передал два сообщения от Лейтера. Во-первых, в Пальмире тот ничего подозрительного не обнаружил, в эллинге лодка с прозрачным дном и морской велосипед, который, видимо, и оставил следы, а во-вторых, через двадцать минут "Манта" прибывает к причалу Принца Георга.

Обычные подводные лодки прогонисты и изящны; "Манта" же с виду была неповоротлива, тупорыла, неуклюжа. Она осторожно приближалась к причалу; ее огромный округлый нос был укутан брезентом - вдруг кто из багамцев подглядит устройство радара - и не верилось, что этакая толстобрюхая махина может лететь, как утверждал Лейтер, со скоростью сорок узлов.

- У капитана таких сведений ни за что не выпытаешь, - говорил он. Там, на лодке, куда ми плюнь - все кругом засекречено, сколько толчков в сортире, и то не добьешься. Сам увидишь, морячки на секретности малость сдвинулись.

- А ты что же, все знаешь о "Манте"? - спросил Бонд.

- Кое-что знаю. Капитану мы, конечно, в этом не признаемся, но сотрудникам ЦРУ даже о секретных атомных лодках немного рассказывают - иначе и агенту не растолкуешь, что выведывать, и сам его донесений не поймешь. Водоизмещение "Манты" четыре тысячи тонн, экипаж около ста человек, стоит примерно 100 миллионов долларов. Плыви на ней, сколько душе угодно, пока жратва да топливо не выйдут - реактор заправляется сразу на 100 тысяч миль. Вооружена шестнадцатью вертикальными пусковыми установками, две батареи по восемь, для твердотопливных ракет "Поларис". Дальность полета - тысяча двести миль. Экипаж называет установки Шервудским лесом, потому что выкрашены в зеленый цвет, стоят, как деревья. Запускают ракеты прямо из глубины. Лодка на это время останавливается, замирает, координаты цели автоматически закладываются в ракету, оператор нажимает на кнопку и ракета выстреливается сжатым воздухом. При пересечении поверхности воды взрываются ступени с твердым топливом, и ракета летит дальше. Оружие отличное!

- А поменьше-то что-нибудь есть? В "Летучую", если придется, чем будут стрелять?

- Есть шесть торпедных установок и, кажется, пулеметы. Только согласится ли капитан стрелять в безоружное гражданское судно, да еще по приказу двух штатских? Не говоря уж о том, что один из них - англичанин?

Огромная лодка осторожно коснулась бортом причала. Бросили конец, спустили трап; из сдерживаемой полицейскими толпы приветственно закричали.

- Здрасьте, причалились, - сказал Лейтер. - А нам с тобой, Джеймс, и встретить нечем. Шляпу бы бросить - так нету шляпы. Я, пожалуй, поклонюсь, а ты уж изобрази реверанс.

XIX

СТАВКА СДЕЛАНА

Они поднялись по тралу на верхнюю палубу, спустились по настоящей лестнице внутрь лодки. Просторно и тихо, стены мирно отблескивают бледно-зеленым, лишь под потолком, нарушая почти домашний уют, бегут яркие разноцветные провода. Воздух приятно прохладен. Вслед за дежурным офицером они прошли всю лестницу донизу. Офицер повернул налево и постучал в дверь с табличкой: "Капитан П.Летерсен. ВМФ США".

Капитану было на вид лет сорок. По-скандинавски крупен, седеющие волосы острижены коротко, взгляд веселый и мягкий, а подбородок тяжел, упрям. Он сидел за металлическим столом и раскуривал трубку. На столе - аккуратные стопки бумаг, пустая кофейная чашка, блокнот. Капитан поднялся, пожал гостям руки, указал на два стула и обратился к дежурному офицеру:

- Стентон, принесите, пожалуйста, кофе, а эту радиограмму срочно отправьте. - Он вырвал из блокнота верхний листок и отдал офицеру. - Что ж, господа, рад видеть вас на борту. А вас, капитан Бонд, особо - как представителя английского Военно-морского флота. На подводных лодках ходили?

- Ходил, - сказал Бонд. - Но только как ценный груз - я служил в разведке ВМФ.

- Понятно, - засмеялся Петерсен. - А вы, мистер Лейтер?

- А я ни разу не ходил. Правда, была у меня когда-то собственная лодочка, управлялась резиновой грушей и трубкой. Жаль, в ванне было тесновато - так на полную мощность и не испробовал.

- Я свою лодку тоже никак не испробую, только разгонишься - стрелка уже на красной линии. Не дают нашему брату моряку разгуляться. Ладно, рассказывайте-ка, что тут у вас. Меня забрасывают совершенно секретными и сверхсекретными радиограммами, после Кореи такого не было.

24
{"b":"71541","o":1}