ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну, простите, милочка, я спешил. А вам, сэр, - чуть свысока обратился он к Бонду, - я весьма признателен. У вас хорошая реакция. А теперь прошу меня извинить... - Он сел в автомобиль и уехал.

- Я тоже опаздываю! - воскликнула девушка, и они с Бондом пошли к зданию.

По дороге разговорились. Она работает в "Лесном" уже три года. Ей нравится. А не скучает? Нет, катается на машине, гуляет. Здесь красивые места. И столько новых, интересных людей! Например, этот граф Липпе, он так увлекательно рассказывает о Востоке, Китае... Сам он из Макао, это рядом с Гонконгом, верно?

"Вот почему приподняты уголки глаз, - подумал Бонд, - китайская кровь. И, возможно, португальская, раз из Макао".

Они вошли в натопленную приемную.

- Я побегу. Спасибо вам еще раз. Надеюсь, вам у нас понравится, - она улыбнулась и быстро зашагала по коридору.

Бонд посмотрел на часы и спустился по лестнице в процедурную "Для мужчин"; там его встретил мускулистый массажист в майке. Бонд разделся, обмотался вокруг пояса полотенцем и зашел в одну из кабинок, разгороженных между собой пластиковыми занавесками. В кабинке - два стола для массажа, на одном беспомощно колышется под мощными ударами молодой, очень толстый мужчина. Бонд размотал полотенце, лег лицом вниз...

Так сильно его еще никогда не массировали. Болели мускулы, каждая косточка, шумело в голове, но он все же различил, что толстяк сошел с соседнего стола, и место занял другой. Тому, новенькому, сказали:

- Извините, сэр, но часы придется снять.

Знакомый, хорошо поставленный вкрадчивый голос ответил уверенно:

- Чепуха, милейший. Я здесь не первый раз и часов никогда не снимаю.

- Извините, сэр, - вежливо, но твердо сказали ему, - у меня пациенты всегда снимают часы. Иначе при массаже нарушится ток крови в руке. Разрешите...

Граф Липпе помолчал. Бонд почти физически ощутил, как тот разъярен.

- Снимайте... - наконец с ненавистью прошипел Липпе.

Бонду даже стало смешно. "... Черт вас возьми!" - ясно читался конец фразы.

- Благодарю, сэр.

Странный спор, подумал Бонд. У массажиста всегда снимают часы. Почему граф противился? Как ребенок...

- Перевернитесь, пожалуйста, сэр, - это уже ему самому. Бонд повиновался. Посмотрел направо. Граф Липпе лежал на спине, со стола свисала левая рука, загорелая, с белой полоской вокруг запястья. На белой коже четко выделялась татуировка: молния с двумя вертикальными черточками. Так вот что он прятал... Интересно, кто же носит такой знак? Не позвонить ли в Архивный отдел?..

Прошел час. Бонда как будто выпотрошили, выжали все соки. Он оделся и, проклиная М., с трудом потащился наверх - точно из царства грубо-телесного варварства к утонченной цивилизации. Зайдя в одну из двух стоящих у входа в главный зал телефонных будок, он соединился через коммутатор со Штабом, попросил Архивный отдел; в трубке характерная пустота - значит, подслушивают. Назвавшись, он задал свой вопрос. На том конце велели подождать и через несколько минут снова заговорили:

- Это знак группы "Красная молния". Члены, как правило, чистокровные китайцы, никаких религиозных мотивов, исключительно преступные акции. Станция Х однажды столкнулась с этой группой. Сама станция находится в Гонконге, а штаб на другой стороне залива, в Макао, поэтому за большие деньги была организована курьерская связь с Пекином. Все шло без сучка, без задоринки, переправлялась важная информация - и вдруг страшный провал, высшее руководство станции рассекречено! Оказалось, что один из сотрудников вел двойную игру, работал на "Красную молнию". Потом группа всплывала в делах о наркотиках, контрабанде золота в Индии, торговле рабами. Группа мощнейшая, будем рады выслушать любое сообщение о ней.

- Спасибо за информацию, - сказал Бонд. - Пока сообщать нечего, но если что- нибудь узнаю, свяжусь с вами. До свидания.

Бонд в раздумье повесил трубку. Так что же этот тип делает в "Лепном"? Бонд вышел из будки и в соседней заметил графа Липпе; тот стоял спиной и как раз снимал с рычага трубку. Долго ли он стоит? А вдруг слышал, что Бонд сказал в конце разговора? Или даже, о чем спрашивал? Скверно... Но делать нечего. Бонд посмотрел на часы - половина восьмого - и отправился "ужинать"...

В день ему полагался стакан теплого лимонного сока, тарелка овощного супа и две чашки чая. И, конечно, массаж, ванны... А на третий день прибавилось "остеопатическое лечение и растяжение". Вяло, безропотно (он тут совсем раскис - думал только, чего бы съесть) он толкнул дверь процедурной; за ней наверняка ждет очередной здоровяк с волосатыми ручищами. И застыл на пороге. У койки стояла Патриция - девушка, с которой он встретился в первый день.

- Не может быть! - сказал Бонд. - На такой тяжелой работе - и слабая женщина?

- Женщин на нашей работе двадцать процентов, - ответила она сухо: надоели вечные мужские комментарии! - Раздевайтесь. Очень скоро Бонд убедился, что сил у девушки хоть отбавляй - у него только суставы похрустывали. Она управилась с ним, тренированным, мощным, играючи.

- А теперь полчаса порастягивайтесь, - сказала она под конец.

Бонд взял одежду, вышел вслед за девушкой в коридор и едва не столкнулся с кем- то. Граф Липпе! Бонда он будто и не заметил, а Патриции улыбнулся и сказал с легким поклоном:

- Иду к вам на заклание. Может, сегодня будете чуточку понежнее? Глаза у него искрились.

- Разденьтесь пока, пожалуйста, - сказала Патриция. - Я сейчас вернусь, только отведу мистера Бонда на растяжение. - И она пошла по коридору, Бонд следом.

Заведя его в небольшую комнатку, она велела положить одежду на стул и отодвинула пластиковую занавеску. За занавеской оказался хирургический стол, обитый кожей, поблескивающий алюминием, - зрелище не из приятных. Бонд с подозрением оглядел медицинское чудище. На полу - электрический мотор с табличкой "Механическое растяжное устройство "Геркулес", сам же стол разделен натри секции с ремнями, каждая соединена с мотором отдельным приводом. Возле приподнятого подголовника - круговая шкала тяги, размеченная до двухсот единиц. Начиная со ста пятидесяти цифры красные. К подголовнику приделаны рукоятки; кожа на них в темных пятнах, наверное, от пота.

- Ложитесь лицом вниз, - девушка держала ремни наготове.

- И что будет?

- Потянет немного спину, - нетерпеливо пояснила она. - Это очень полезно и совсем не больно, даже наоборот, приятно, многие засыпают.

- Ну уж я не засну! - уверил Бонд. - А сильно будет тянуть? И почему цифры красные? Не разорвет?

- Что вы!.. Сильно тянуть, конечно, опасно, но мы-то с вами начнем всего-навсего с отметки девяносто. Минут через пятнадцать я зайду и прибавлю до ста двадцати. А теперь ложитесь. Меня ждет больной.

Бонд неохотно улегся, голова его утонула в мягкой кожаной подушке и он пробормотал:

- Разорвет - подам на вас в суд.

Заурчал мотор. Ремни то натягивало, то отпускало - Бонда словно мял великан в огромных, но нежных лапищах.

- Ведь хорошо, правда?

- Хорошо.

Он слышал, как за Патрицией захлопнулась дверь. Под щекой его мягкая подушка, спину приятно потягивает, мотор гудит мирно, усыпляюще. А он-то, дурак, боялся!

Минут через пятнадцать снова хлопнула дверь, отодвинули занавеску:

- Ну, как вы тут?

- Отлично.

Девушка потянулась к переключателю. Бонд поднял голову: стрелка подползала к ста двадцати. Потянуло сильнее, мотор загудел громче.

- Еще пятнадцать минут, - сказала Патриция.

- Ладно, - неуверенно ответил он, примериваясь к окрепшему великану. Задернули занавеску, и хлопка двери он уже не различил в шуме мотора... И скоро привык к новому ритму.

Еще через пять минут щеку вдруг обдуло ветерком, и Бонд приоткрыл глаза. К переключателю тянулась мужская рука. Жмет на рычажок... И тут рвануло, дернуло так, что он завопил от боли, его словно вздернули на "дыбу". Рука выпустила рычажок: мелькнула маленькая красная молния с двумя вертикальными черточками. И в ухо ему шепнули:

3
{"b":"71541","o":1}