ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ларго неспешно нырнул сладом, поплыл спокойно, размеренно. Бонд достиг дна и запетлял между рифами. Белая песчаная полоса под ним скоро разделилась надвое, и, подумав, он двинулся узким коридорчиком, между двумя коралловыми стенами. Там его и накрыла черна") тень. Ларго не стал протискиваться в коридорчик, а поплыл, выжидая, сверху. Бонд посмотрел на него, и тот ухмыльнулся в ответ, сверкнул зубами: никуда, мол, не денешься! Бонд сжал ослабевшие пальцы; куда ему против Ларго, могучие жилистые ручищи скрутят его, как куклу...

Впереди высветилась лагуна, коридор обрывался, дальше - свободная вода, укрыться негде; но не повернуть и назад, слишком тесно. Ловушка... Бонд остановился. Пусть лучше Ларго зайдет сюда. Тот скользнул поверху к лагуне и, окутываясь воздушными пузырьками, опустился на песок, вытянул руки и двинулся навстречу. Шагов за десять он посмотрел на коралловый откос, сдернул с него что-то и снова вытянул руку - на ней извивалось теперь восемь пальцев. Осьминог! Ларго скова весело сверкнул зубами и свободной рукой выразительно постучал по маске. Бонд нагнулся и подобрал замшелый камень. Когда залепляют маску осьминогом, противно, но и когда разбивают - не легче. Осьминог - ерунда, вчера Бонд бродил между сотен таких тварей; длинные руки Ларго - вот что страшно.

Тот сделал еще шаг, второй. Бонд пятился, чиркая аквалангом о стены, обдирая костюм... Вдруг у Ларго за спиной, в лагуне, мелькнула фигура. "Свой!" - с мгновенной надеждой подумал Бонд. Но нет, на человеке не было черного резинового костюма, светилось белое, голое тело. Еще один враг...

Ларго ринулся вперед.

Целя острым камнем в живот, Бонд нырнул у него под рукой, но Ларго ударил его коленом в лицо, шлепнул осьминогом по маске и, ухватив обеими руками за шею, поднял перед собой, как ребенка.

Бонд ничего не видел. Скользкие щупальца облепили лицо, обвили мундштук трубки, потянули ее изо рта; горло ему сжимали все теснее, он терял сознание...

Медленно он опустился на колени. Что случилось? Почему ослабла мертвая хватка на горле? Он приоткрыл глаза и увидел свет. Осьминог, копошащийся у него на груди, оттолкнулся и перепрыгнул на риф. Рядом лежал, подергивая ногами, Ларго, из шеи у него торчала стрела. И еще стоял кто-то маленький в руках пневматическое ружье, длинные волосы развеваются вуалью. Бонд с трудом встал. Шагнул, но колени подогнулись, в глазах потемнело. Он прислонился к рифу, зубы у него чуть разжались, и в рот засочилась соленая вода. "Держись..." - приказал он себе.

Его взяли за руку. Глаза у Домино были равнодушные, пустые. Что с ней? Бонд сразу пришел в себя. Тело у нее в крови, в каких-то пунцовых пятнышках. Надо подниматься, иначе погибнут оба... Он обнял ее и через силу зашевелил ластами; ничего, все-таки ноги слушаются. Еще немного, здесь же неглубоко... Вот и она заработала ластами, помогает.

Они вынырнули, легли на воду распластавшись, и их ласково качнуло волной.

Бледное небо медленно разгоралось; день обещал быть славным.

XXIII

"ОТДЫХАЙТЕ, МИСТЕР БОНД!"

Феликс Лейтер зашел в белую, стерильно-чистую палату и тихонько прикрыл за собой дверь. Подошел к кровати, где в полудреме лежал Бонд:

- Ну как ты, старик?

- Ничего, сплю все время...

- Доктор к тебе никого не пускает, но надо же рассказать, чем дело кончилось.

- Валяй, - сказал Бонд неохотно. Не хотел он про это слушать, вот если б ему рассказали про Домино...

- Значит, так: мы взяли обе бомбы. Спектровцы - ребята серьезные, боевики из СМЕРШа, мафии, гестапо... Кто остался жив - арестован. Только главарь, Блофельд, на свободе гуляет. Этот большая умница - организация работает всего пять-шесть лет, а в банке у них уже миллион. После этой операции собирались разойтись, "Спектр" распустить - и все было бы шито-крыто... Цель для второй бомбы мы угадали - Майами.

- Что, все счастливы?

- Кроме меня. То прими сообщение, то отправь - от нас с рацией уже пар идет! Тебя, между прочим, тоже пачка шифровок дожидается. Слава Богу, вечером прилетают чины из ЦРУ и вашего Управления, вот пусть и расхлебывают, шевелят мозгами - что сказать журналистам, как быть с преступниками, лордом тебя сделать или лучше герцогом, а меня - президентом, что ли, выбрать? Слушай, а Домино-то какова! Вот девчонка молодец! Выследили ее со счетчиком, мучили, мерзавцы, - так она ни словечка не вымолвила. Потом каким-то образом выбралась через иллюминатор, нашла акваланг, ружье - и в воду. Ларго прикончила, тебя выручила, вот тебе - "слабая женщина"! - Лейтер вдруг насторожился и мягко шагнул к двери. - Доктор топает, черт его дери. Исчезаю. - Повернул ручку, прислушался и выскользнул в коридор.

- Феликс, подожди! - отчаянно крикнул Бонд, но дверь уже захлопнулась. Свирепея, он уставился в потолок. Лейтер не сказал главного - что с Домино, где она? Болтал целый час о пустом! А может, она... Бонд испугался.

Дверь отворилась, на пороге встал кто-то в белом и Бонд подскочил на постели:

- Что с Домино? - заорал он. - Говорите, что с ней? Стенгеля не зря почитали в Нассау - он и в самом деле был хорошим доктором. Ему, еврею, пришлось бежать от Гитлера, а то заведовал бы сейчас солидной клиникой где-нибудь в Дюссельдорфе. Но не привела судьба - заведовал багамской; впрочем, выстроенная благодарными пациентами, она была ничуть не хуже. С миллионеров он брал дорого, местных лечил за гроши. Болезни богатой старости, слишком большая доза снотворного - таков был круг обычных забот; и вдруг - множественные ушибы, страшные рваные раны, а в ране еще и яд. Кто эти страдальцы - старинные рыцари? Приказ губернатора, подписка о неразглашении... И доктор Стенгель не стал больше расспрашивать ни о раненых, ни о мертвецах, а последних было: шестеро с американской подводной лодки и десять человек, включая самого владельца, с красавицы яхты, долго и мирно стоявшей в гавани...

- Мисс Витали вне опасности, - спокойно ответил он Бонду. - Сейчас ей нужен отдых.

- Но что с ней?

- Сильное переутомление. Ей нельзя было спускаться под воду.

- Нельзя? Почему?

Доктор взялся за ручку двери.

- Вам тоже нужно как следует отдохнуть. Каждые шесть часов вам будут давать вот эти таблетки. Сон - прекрасное лекарство, вы быстро встанете на ноги. Главное - отдыхайте, мистер Бонд!

Где-то он уже слышал эту дурацкую фразу, сговорились все, что ли! Бонд вдруг разъярился, соскочил с постели и бросился к Стенгелю.

- Что вы заладили - отдыхайте, отдыхайте, черт бы вас всех побрал! Скажете вы мне или нет, что с девушкой?! Где она? В какой палате? - Он орал, даже тряс кулаками, но доктор и бровью не повел, знал, что сейчас подействует снотворное.

Наконец Бонд уронил руки и тихо попросил:

- Ну скажите же, доктор, пожалуйста. Мне очень нужно...

- Извольте, скажу. С мисс Витали обошлись весьма жестоко, у нее множество болезненных ожогов. Лежит она рядом, в четвертой палате, можете зайти к ней, но буквально на минутку. Потом вернетесь к себе и ляжете, договорились? - Стенгель открыл дверь.

- Доктор... Спасибо. - Бонд вышел в коридор; ноги слушались плохо, голова кружилась. Он толкнул дверь соседней палаты и с излишней тщательностью, как пьяный, притворил ее за собой. Стенгель зашагал по коридору. Ничего, пусть увидятся, этим двоим как раз и нужен нежный взгляд, ласковое слово.

Палата была совсем крошечная, на окне жалюзи, пол и стены расчерчены солнечными полосками. Бонд подошел к постели, опустился на колени. Домино повернулась, запустила руку ему в волосы. - Только не уходи, - хрипло попросила она. - Останься, ладно? Слышишь, Джеймс? Не уходи... Она почувствовала, как он дернулся, и разжала пальцы. Осторожно приподнялась посмотрела: он уже спал на коврике возле постели, подложив руку под голову. С минуту она вглядывалась в смуглое, суровое лицо. Потом передвинула подушку к краю - так в любой момент можно посмотреть - и закрыла глаза.

30
{"b":"71541","o":1}