ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Еще один Зал Памяти, - с отвращением бросил Нильд. - Это был последний бассейн открытой воды на многие тысячи километров вокруг. А теперь он отдан мертвецам.

Налетевший ветер взъерошил темные волосы Нильда. Отвращение на его лице сменилось печалью, и Куай-Гону подумалось, что мальчик вспоминает о том, как хорошо было купаться в этом озере. И вдруг его полоснула по сердцу горестная мысль: ведь Нильд еще совсем молод! Под землей он вел себя как хозяин, и эти повелительные манеры помогали ему казаться старше, но ведь на самом деле он примерно одних лет с Оби-Ваном!

Куай-Гон бросил быстрый взгляд на Серизу. Ее красивое худое лицо было бледным, почти изможденным, но джедай все равно сумел разглядеть в ней маленькую девочку, какой она когда-то была. "Они еще так молоды, - с грустью подумал Куай-Гон. - Слишком молоды для тяжелой задачи, которую они на себя возложили, - остановить кровопролитие, затянувшееся на века, спасти мир, изнемогающий от ненависти и боли".

- Пойдемте, - сказал Нильд. - Послушаем, как говорят мудрые мертвецы.

Он размашисто зашагал вперед, остальные последовали за ним, Нильд распахнул каменные двери и быстро пошел по проходу, оставляя позади памятник за памятником. Он включал голограммы, но не останавливался послушать их рассказы. Огромный зал наполнился голосами, они гулко отдавались эхом, снова и снова повторяя призывы к ненависти и отмщению. Нильд побежал, нажимая на стенах выступ за выступом, вызывая к жизни призраки войны.

Наконец он остановился перед последней из включенных голограмм. Она изображала рослого воина с волосами до плеч, в бронированных доспехах.

- Меня зовут Микао, я сын Теранди из Гарта, из Северной страны, - сказал голографический воин. - Я был еще мальчишкой, когда мелидийцы напали на Гарт и согнали мой народ в лагеря. Многие умерли там, и в том числе...

- А почему мелидийцы пошли на вас войной, дубина ты стоеросовая? насмешливо спросил Нильд у воина, монотонно перечислявшего список убитых. - Не потому ли, что даанскиесолдаты в Северной стране без предупреждения напали на поселки мелидийцев и вырезали сотни людей?

Воин продолжал свой рассказ.

- ...А моя мать погибла в тот день, не успев даже воссоединиться с моим отцом. Отец погиб в великой Битве за Равнины, отомстив за страшное оскорбление, нанесенное нам мелидийцами в битве на Севере...

- Которая произошла лет сто назад! - насмешливо фыркнул Нильд.

- ...И сегодня я иду в бой бок о бок с моими тремя старшими сыновьями. Мой младший сын еще слишком мал и не может воевать вместе с нами. Сегодня я сражаюсь за то, чтобы он рос, не зная войн...

- Жди-пожди! - выкрикнул Нильд.

- Мы хотим не мести, но справедливости. Вот почему мы непременно одержим победу. - Воин взметнул кулак, потом раскрыл его в миролюбивом жесте.

- Дураки и лжецы! - в сердцах заорал Нильд и отвернулся от голограммы. Пошли отсюда. Не могу больше слушать их тупые призывы.

Они вышли на воздух. В небе громоздились свинцово-серые тучи, вода почернела. Огромный черный куб, паривший над озером, отбрасывал длинные сумрачные тени. Трудно было различить, где кончается здание и где начинается вода.

- Видите? - спросил Нильд у Куай-Гона. - Они никогда не остановятся. Вся надежда этого мира - на Молодых. Я знаю: джедаи - мудрые люди. Вы должны понять, что наше дело - правое. Разве мы не заслуживаем помощи?

Золотистые глаза Нильда пылали благородным рвением. Куай-Гон бросил взгляд на Оби-Вана. Он видел, что слова Нильда тронули душу мальчика, глубоко взволновали его.

От этого Куай-Гону стало не по себе. Джедай - такой же человек, волнение может коснуться его сердца, однако он обязан всегда хранить спокойствие и беспристрастность. А на этой планете ситуация сложная и неустойчивая. Чтобы управлять ею, нужна ясная голова. Инстинкт подсказывал Куай-Гону не становиться ни на чью сторону.

Но оставалась еще одна нерешенная проблема: Талла. Прежде всего джедаи должны были спасти ее. Нильд обещал помочь. Выполнит ли он свое обещание?

- Я знаю, где держат Таллу, - сказал Нильд, будто прочитав мысли Куай-Гона. - Она жива.

- Ты можешь отвести нас туда? - спросил Куай-Гон.

- Сериза может, - ответил Нильд. - Это место хорошо охраняется. Но у меня есть план. Я смогу его осуществить. Пока вы спасаете Таллу, Молодые устроят неожиданную атаку.

- Не уверен, что атака получится в самом деле неожиданной. Ведь мелидийцы знают, что джедаи находятся на свободе, - возразил Куай-Гон. - Они будут ждать нападения.

- Но они не будут ждать нападения даанов.

- Разве дааны планируют нападение?

- Нет, - ответил Нильд. - Но мелидийцы-то этого не знают. Наш план таков: мы устроим диверсионные нападения одновременно в мелидийском и даанском секторах. Мелидийцы решат, что на них напали дааны, и пошлют на улицы оборонительные войска. То же самое сделают дааны. Воцарится смятение и суматоха. Тогда-то вы и освободите Таллу.

- Но у вас нет оружия, - сказал Оби-Ван. - С чем вы будете нападать?

- У нас есть план, - таинственно ответил Нильд. - От вас мы просим только одного: оставаться в склепе и не вступать в контакты с мелидийцами. Сейчас они ищут вас повсюду. Пусть их силы будут отвлечены на эту выдуманную атаку, тогда мы сможем сделать все, что задумали.

- Видите, как легко мы согласились помочь вам? - сказала Сериза. - От вас мы просим только одного: не делайте ничего. Не мешайте.

- Мы сами займемся диверсиями, - продолжал Нильд. - А вы займетесь Таллой. Мне известно, что раны ее тяжелы. Ей нужна медицинская помощь.

Рассерженный Куай-Гон, чтобы выиграть время, долго вглядывался в воду. Он понимал, что Нильд его шантажирует, вынуждая подчиниться своей воле и в ответ на это обещая помочь Куай-Гону выполнить его миссию. Ребенок сумел перехитрить его, старого джедая!

А Оби-Вану, видел он, это нравится. По спине Куай-Гона опять пробежал холодок дурных предчувствий.

Он обернулся к Нильду и Серизе.

- Хорошо, - сказал он. - Мы с Оби-Ваном будем ждать, когда вы приведете нас к Талле. Наша главная задача - спасти ее. После этого можете делать все, что хотите, на свой страх и риск. Договорились?

Нильд усмехнулся.

11
{"b":"71544","o":1}