ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Именно этого мы и хотим.

Глава 9

А в туннелях полным ходом шли приготовления. Нильд и Сериза сбились в кучку с остальными Молодыми, затеяли серьезный разговор. Оби-Ван тихо сидел за столом и смотрел на них. Их лица горели решимостью. Завтра на заре даанов и мелидийцев ждет неприятный сюрприз. Чем бы все ни кончилось, работа предстоит жаркая.

Куай-Гон расхаживал взад и вперед по дальнему концу зала, выказывая редкое для него нетерпение.

- Если вам нужна помощь в стратегии... - начал он.

К нему обернулась Сериза.

- Нет, - коротко ответила она. - Помощь нам не нужна.

- Выслушав мнение другого человека, вы увеличите свои шансы на победу, тихо сказал Куай-Гон.

На этот раз Сериза даже не обернулась. Нильд не поднял глаз.

- Джедай, нам не нужна ваша помощь, - отрезала Сериза куда резче, чем в первый раз.

Оби-Ван взглянул на Куай-Гона, пытаясь уловить его реакцию. Он видел, что учитель с трудом преодолевает раздражение. Но хоть иногда Куай-Гон и действовал под влиянием порыва, он никогда не опускался до мелочных обид. Раздражение покинуло его, учитель снова был внешне спокоен.

- Падаван, я пойду обследовать туннели, - тихо сказал он Оби-Вану. - Не хочется во всем полагаться на Молодых. Лучше знать дорогу самому. Ты оставайся здесь.

Оби-Ван кивнул. Впервые в жизни ему не хотелось никуда идти с Куай-Гоном. Он хотел остаться и смотреть, как Молодые составляют план битвы.

Сериза разделила молодежь на группы и распределила задачи. Действовать приходилось примитивным оружием, своими руками собранным из обломков. Самым грозным оружием была мощная праща, метающая лазерные шары. Ударившись о живое существо, такой лазерный шар мог разве что слегка обжечь, но, разбившись о твердую поверхность, взрывался с грохотом бластерного выстрела.

Весь день Оби-Ван безуспешно пытался привыкнуть к неумолчному грохоту взрывов. Военные игрушки были излюбленным развлечением и даанских, и мелидийских детей. Молодые усовершенствовали эти игрушки, чтобы те грохотали еще громче. В комнатах, отходивших вбок от главного туннеля, кипела работа над ракетами. Ребята набивали металлические трубки камешками и наполняли краской.

В уголке Сериза плела пращи. Она шлифовала толстые петли острым ножом и проверяла их точность на мягких кусочках флимсипласта. Легкие твердые шарики взмывали высоко в воздух и с убийственной меткостью поражали один и тот же выступающий камень. Сериза работала уже много часов, ни разу не прервавшись на отдых.

- Я бы хотел вам помочь, - предложил ей Оби-Ван, подходя ближе. - Не в стратегии, - торопливо добавил он. - Я знаю, у вас все продумано. Но в твоей работе я мог бы помочь.

Сериза откинула со лба прядь волос и едва заметно улыбнулась:

- Боюсь, я обидела твоего начальника, а?

- Он мне не начальник, - поправил ее Оби-Ван. - У джедаев нет такого понятия. Он скорее наставник.

- Хорошо, как скажешь. Но, если хочешь знать, старики всегда считают, что они все знают лучше всех. И вечно путаются под ногами. - Она протянула Оби-Вану нож. - Сможешь шлифовать их до такой же толщины, что и я? Тогда мы в два счета управимся.

Оби-Ван сел и начал скрести ножом податливые кожаные петли.

- Как ты думаешь, завтра у нас все получится?

- Не сомневаюсь, - твердо ответила Сериза. - Наш расчет строится на ненависти, которая пропитала оба сектора. От нас требуется всего лишь одно создать видимость битвы. Обе стороны откроют ответный огонь, не дав себе труда проверить сообщения о выстрелах из бластеров и о торпедных ракетах, Они каждую минуту ожидают войны.

- Может, ваша битва - и видимость, но опасность вам грозит невыдуманная, напомнил Оби-Ван. - У обеих сторон есть настоящее оружие.

Сериза покачала головой.

- Я не боюсь.

- Если страх не захлестнет тебя с головой, он придаст тебе осторожности и тем самым спасет, - ответил Оби-Ван.

Сериза фыркнула.

- Это одно из изречений твоего начальника-джедая?

Оби-Ван залился краской.

- Да. И я считаю, что оно верное. Страх - это инстинкт, который учит нас быть осторожными. Тот, кто говорит, что идет в бой без страха, - самонадеянный глупец.

- Можешь называть меня глупой, пада-джедай, - упрямо заявила Сериза. - Но я все равно не боюсь.

- Ясно, - с беспечностью сказал Оби-Ван. - Ты идешь в славную битву без страха, с уверенностью, что мерзкий враг падет.

Он повторял пустословное хвастовство мертвых, какое слышал в Залах Памяти, и Сериза это поняла. Она вспыхнула, как минутой раньше - Оби-Ван.

- Еще одна мудрость джедаев. Удивляюсь, как ты дожил до своих лет, если без конца указываешь всем и каждому на их глупости, - ответила наконец Сериза с кривой улыбкой. - Ладно, не сердись, я тебя поняла. Я ничем не лучше наших предков, слепо иду в бой, который мне суждено проиграть.

- Я не сказал, что ты проиграешь.

Сериза помолчала, впервые взглянув на Оби-Вана в упор.

- Ну, в день битвы мне, может быть, и станет страшно. Но сегодня - нет. Я чувствую, что я готова к бою. Это первый шаг к справедливости. И мне не терпится сделать его. Ты не знаешь какой-нибудь мудрой фразы на этот счет?

- Нет, - признался Оби-Ван. Сериза была не похожа ни на кого из тех, кого он знал раньше. - Справедливость - это дело, за которое стоит сражаться. Если бы я не верил в это, то не стал бы джедаем.

Сериза опустила пращу.

- Быть джедаем - это очень важно для тебя. Точно так же, как для меня очень важно быть среди Молодых, - заметила она, рассматривая его своими хрустальными зелеными глазами. - Но разница в том, что у Молодых нет никаких наставников. Мы сами себе указываем путь.

- Быть учеником - почетная обязанность, - ответил Оби-Ван. Но он боялся, что эти слова прозвучали слишком неубедительно. Он привык произносить их и верить в них всем сердцем. Быть джедаем - в этом всегда был смысл его жизни. Но, проведя всего несколько часов среди Молодых, он увидел такое самоотречение и преданность делу, каких никогда еще не встречал. И это не только взволновало его, но и внесло смятение в душу.

Да, конечно, среди учеников в Храме Джедаев он тоже видел примеры самоотверженности. Но кое у кого к этому чувству примешивалась гордость. В конце концов, джедаи - это сливки общества, их отобрали для обучения среди миллионов других детей.

12
{"b":"71544","o":1}