ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если магистр Йода замечал в ком-то из учеников гордость, он находил пути выявить ее и наставить ученика на правильный путь. Гордость часто основывалась на высокомерии, а этому чувству не было места среди джедаев. Одним из принципов обучения джедаев было уничтожение гордости. Ее место должны были занять уверенность в себе и смирение. Сила процветала только в том, кто чувствовал свою связь со всеми живыми существами во вселенной.

Здесь, в туннелях, Оби-Ван встретил душевную чистоту, какую видел только в магистре Йоде во время кратких бесед да еще в Куай-Гоне. И этой чистотой были наделены люди его возраста. Им не приходилось прилагать усилий для ее достижения. Она давно укоренилась в их душах. Может быть, потому, что дело, за которое они боролись, было не просто истиной, вложенной им в головы. Оно впиталось им в плоть и кровь, родилось в страданиях.

Оби-Ван почувствовал себя уязвленным, как будто Сериза подвергала сомнению его преданность делу джедаев.

- Но у Молодых есть вожак - Нильд, - указал он. - Значит, у вас тоже есть начальник.

- Нильд лучше всех нас разбирается в стратегии, - ответила Сериза. - И еще нам нужен человек, который организует нас, чтобы мы не распались.

- И наказывает вас? - спросил Оби-Ван, вспомнив, как Нильд чуть не придушил мальчика.

Сериза неуверенно замолчала. Ее голос стал тише:

- Нильд может показаться грубоватым, но без этого не обойтись. Ненависти нас научили раньше, чем ходить. Чтобы перешагнуть через эту ненависть, приходится быть твердыми. Наше представление о новом мире воплотится в жизнь только тогда, когда мы разучимся ненавидеть. Мы должны забыть все, чему нас учили. Должны начать все сначала. Нильд понимает это лучше остальных. Может, потому, что ему в жизни досталось больше, чем другим. Он выстрадал это знание.

- Что с ним случилось? - спросил Оби-Ван.

Сериза вздохнула и отложила пращу.

- Та последняя голограмма, которую он включал. Над которой смеялся. Это был его отец. Он ушел на войну вместе с тремя братьями Нильда. Все погибли. Нильду было всего пять лет. Через месяц его мать начала готовиться к следующей великой битве. Она оставила его с дальней родственницей, девочкой, которая была ему как сестра. Мать ушла на войну, и ее тоже убили. Потом мелидийцы напали на его деревню. Родственница спаслась бегством и забрала его с собой в Зеаву. Там он прожил несколько мирных лет, но потом дааны напали на мелидийский сектор, и родственнице пришлось сражаться. Ей было семнадцать лет - достаточно, чтобы ее призвали на войну. Она тоже погибла. Нильд остался один на всем белом свете и вынужден был уйти на улицы, чтобы прокормиться. Ему было восемь лет. Находились люди, которые хотели ему помочь. Он не хотел жить ни с кем, но принимал кров и пищу, когда нуждался в них. Он не хотел опять попасть в зависимость от кого-то. Ты можешь его за это упрекнуть?

Оби-Ван представил себе всех людей, которые любили Нильда. И все они умерли, один за другим.

- Нет, - тихо ответил он. - Мне не в чем его упрекнуть.

Сериза вздохнула.

- Дело в том, что меня с детства приучили считать даанов чудовищами, зверьми в человеческом облике. Нильд был первым дааном, с которым я познакомилась. Именно он объединил всех сирот - мелидийцев и даанов. Он ходил в детские приюты, собирал детей, обещал им свободу и мир. Потом освобождал их. Те, кто оставался в детских приютах, рано или поздно попадали под призыв.

- Под призыв? Что это такое? - спросил Оби-Ван.

- И у мелидийцев, и у даанов дети-сироты были обязаны работать на военных заводах. А тех, кто постарше, мобилизовали в армию, - грустно ответила Сериза. - Или работать, или сражаться. В столичных приютах всегда полным-полно детей. В городах - поменьше, а в деревнях дети просто-напросто убегают.

- Куда же они идут?

Сериза угрюмо сдвинула брови.

- Бродят по окрестностям, подбирают объедки. За городскими стенами живут целые племена детей-бродяг. Нильд много сделал, чтобы организовать их тоже. Они поддерживают связь с помощью краденых коммутаторов. Они не хотят войны. Сериза обернулась к Оби-Вану. - Ты спросил меня, каковы наши шансы на успех, и я тебе ответила. Но на самом деле мне не хочется взвешивать все "за" и "против". Мы победим, и все. По-другому быть не может. Оби-Ван, наш мир превращается в выжженную пустыню. И только мы можем это остановить.

Оби-Ван кивнул. Он начал понимать Серизу. За ее внешней резкостью таились глубокие чувства.

- Ваша помощь нам бы очень пригодилась, - продолжала Сериза. - У вас есть контакт с Советом Джедаев, есть связи на Корусканте. Вы могли бы показать всей галактике, что наша борьба справедлива. Поддержка джедаев очень много значит для нас.

- Сериза, я не могу обещать тебе поддержку джедаев, - тихо произнес Оби-Ван и, удивившись своей храбрости, накрыл ее руку своей. - Могу обещать только одно: я сам буду вас поддерживать.

Сериза пристально заглянула ему в глаза.

- Может быть, пойдешь завтра со мной и Нильдом? Мы отправляемся в первый набег на территорию даанов.

Оби-Ван задумался. Все-таки он оставался учеником джедая и поэтому не мог согласиться на такое, не спросив разрешения у Куай-Гона. Это было бы нарушением правил. Но, если спросить, Куай-Гон наверняка откажет.

Он и так уже нарушил правила, пообещав свою поддержку Серизе и ее делу. Это обещание может помешать выполнению миссии джедаев.

Но Оби-Ван ничего не мог с собой поделать. Дело Молодых вызывало в его сердце горячее сочувствие. Джедай лишен возможности сражаться за свою семью, за свой мир, за свой народ. Он должен вести борьбу там, где укажут магистр Йода и Совет Джедаев. И Куай-Гон.

Сериза и Нильд сами нашли цель для своей борьбы. Оби-Вана кольнула глубокая зависть. Он много лет провел среди тех, кто старше его. Привык прислушиваться к их мудрым советам. А теперь его отчаянно тянуло нечто совершенно иное. Здесь он может стать частью общества, войти в большую дружную компанию; до сих пор он не сознавал, как ему не хватает общества таких же, как он, мальчишек и девчонок.

Под его ладонью лежала теплая рука Серизы. Ее пальцы были тонки и нежны. Вдруг она перевернула ладонь, сплела свои пальцы с его и крепко сжала. Он ощутил силу ее руки.

13
{"b":"71544","o":1}