ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Оби-Ван! - закричал Нильд. - Решайся скорее! Выбирай!

По грязным щекам Серизы, оставляя белесые следы, текли крупные слезы. Она ничего не говорила. Только плечи вздрагивали, как у обиженного ребенка. Неподалеку закричал от боли какой-то малыш.

Оби-Ван понял: он уже сделал свой выбор. Он не мог повернуться спиной к их страданиям. Не мог покинуть друзей в беде. Даже если ради них он потеряет все, что у него есть. Он отдаст и это, и еще гораздо больше.

- Я вернусь, - пообещал Оби-Ван и убежал.

Глава 19

Падаван бежал, не останавливаясь. Надо добраться до звездолета раньше Куай-Гона. Он не хотел идти на открытое столкновение с учителем. Что делать, если Куай-Гон попытается его остановить? Он отбросил эту мысль. Надо, непременно надо прийти туда первым. Талла замедлит продвижение Куай-Гона.

Но он недооценил решительность и быстроту двух рыцарей-джедаев. Сбегая вниз по тропинке, ведущей через каньон, он издалека увидел, как Куай-Гон убирает последние из ветвей, которыми был накрыт звездолет. Талла, наверное, уже на борту.

Куай-Гон заметил мальчика, и Оби-Ван замедлил шаг. На лице учителя мелькнуло радостное облегчение. Куай-Гон решил, что мальчик вернулся, чтобы лететь вместе с ним обратно в Храм. Рыцарь выжидающе стоял у трапа.

Но Оби-Ван не дал Куай-Гону заговорить. Ему невыносимо было бы услышать слова приветствия.

- Я здесь не для того, чтобы лететь обратно, - с ходу выпалил он. - Я пришел взять звездолет.

Радостная улыбка на лице Куай-Гона поблекла. Черты лица застыли.

- Талла уже на борту, - ответил учитель. - Я везу ее на Корускант.

- Я верну корабль, - пообещал Оби-Ван. - Он нужен мне немедленно, но ненадолго. Подождите здесь...

- Нет, - рассерженно ответил Куай-Гон. - Нет, падаван. Я не стану облегчать для тебя предательство. Если решишься на такой шаг, знай, что он труден.

Ни один из них не сдвинулся с места. Но все-таки Оби-Ван понял, что Куай-Гон готов драться. Так же, как и он сам. Вокруг них клубилась Сила, но она была ни светлая, ни темная - просто растревоженная. Оби-Ван попытался призвать ее на помощь, но не смог. Он будто бы старался удержать в ладони горсть мелкого песка, но тот неумолимо утекал сквозь пальцы.

Ничего другого не оставалось. Вокруг Оби-Вана шел к погибели целый мир. Он должен его спасти. Для этого нужно драться с Куай-Гоном.

Оби-Ван достал световой меч. Куай-Гон помедлил долю секунды. Но двигался он быстрее, поэтому мечи вспыхнули в руках джедаев в один и тот же миг.

В сероватом утреннем свете ярко заблестел зеленый луч в руках Куай-Гона. Оби-Ван чувствовал, как меч пульсирует в его руке. Куай-Гон не сводил глаз с Оби-Вана.

Страшный миг настал. Теперь нужно сделать шаг вперед и бросить вызов учителю. Сделать хоть одно движение, которое будет истолковано как сигнал к атаке. И вспыхнет бой.

Оби-Ван встретился глазами с Куай-Гоном и увидел в них ту же муку, какая терзала его самого. Внутри у мальчика что-то надломилось, прежняя решимость медленно покинула его. Он не может вступить в бой с учителем.

Оба джедая одновременно опустили оружие. С тихим жужжанием световые мечи погасли.

Наступила такая тишина, что Оби-Ван услышал, как завывает ветер в глубоком ущелье.

- Выбирай, Оби-Ван, - тихо сказал Куай-Гон. - Можешь лететь со мной, можешь остаться. Но знай: если останешься, ты больше не джедай.

Больше не джедай. Готов ли он к этому, самому тяжелому, шагу? Неужели он до этого дошел?

Оби-Ван молчал. Ему казалось, что прошла вечность. Время остановилось. Неужели это происходит на самом деле? Он умолял Куай-Гона взять его к себе в падаваны, мечтал учиться у него, стремился защищать его и поддерживать, а теперь обнажил против него меч. Этого не может быть. Как он здесь очутился? Что делает?

Но тут в своей смятенной душе он увидел горящие решимостью глаза Серизы, услышал полные жара слова Нильда. Ощутил запах дыма и битвы, услышал отчаянные крики раненых детей. Увидел баррикады на улицах, стариков, ослепленных ненавистью, не замечающих, что они уничтожают свою планету, убивают свое будущее. Убивают собственных детей.

Он мог бы рассказать Куай-Гону о битве, которая идет в эти минуты на улицах города. Мог бы попробовать. Но он уже пытался. Куай-Гон прав. Надо выбирать.

Оби-Ван ухватился за каменное ядро своей убежденности и почувствовал, что смятение в его душе отступает. Здесь, на Мелиде-Даан, он столкнулся с реальностью, которая оказалась сильнее, чем все науки Храма.

- Здесь я нашел нечто более важное, чем кодекс джедаев, - медленно произнес Оби-Ван. - Дело, за которое стоит не только сражаться, но и умереть.

Оби-Ван протянул Куай-Гону световой меч.

- Можете лететь, Куай-Гон Джинн. Я остаюсь.

Этими словами он будто наотмашь хлестнул Куай-Гона по лицу. Тот поморщился, словно от боли. Не произнося ни слова, посмотрел на световой меч Оби-Вана в своей руке. Могучее тело рыцаря-джедая сотрясалось в мучительной внутренней борьбе.

Оби-Ван нанес учителю страшную рану. Мальчику до смерти захотелось взять свои слова обратно. Но поздно. Слово вылетело - не поймаешь. Он говорил искренне.

Куай-Гон не поднял на него глаз. Не сказал ни слова. Повернулся и пошел к трапу, поднялся в звездолет.

Оби-Ван отступил на шаг. Включились мощные ракетные двигатели. Звездолет плавно оторвался от дна ущелья и мгновенно взмыл в верхние слои атмосферы.

Оби-Ван долго стоял и смотрел вслед, пока звездолет не исчез из виду. Потом повернулся и пошел. Он шел по тропе через ущелье, обратно в Зеаву, к друзьям, к новой жизни.

Его ждали Сериза и Нильд.

26
{"b":"71544","o":1}