ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При их появлении из-за стола поднялся высокий, коротко стриженный, темноволосый мальчик.

- Я их нашла, - объявила спасительница, - оказывается, это была девочка.

Мальчик кивнул.

- Добро пожаловать, джедаи, - торжественно приветствовал он гостей. - Мы Молодые.

Казалось, стены вокруг них ожили и зашевелились. Сумрачные силуэты приняли облики мальчиков и девочек, они появлялись из теней, поднимались из-за могил, собирались вокруг Оби-Вана и Куай-Гона.

Испуганный Оби-Ван обвел лица детей изумленным взглядом. Почти все они были страшно худы, одеты в лохмотья. У всех имелось самодельное оружие - оно было привязано на поясе или спрятано в кобуру на плече. Ребята с любопытством разглядывали гостей, даже не пытаясь изобразить вежливость.

Высокий мальчик сделал шаг вперед. На груди у него висела передняя половинка пластоидного бронежилета.

- Меня зовут Нильд. Я предводитель Молодых. А это Сериза.

Их спасительница откинула капюшон, и Оби-Ван увидел перед собой девочку примерно одних с ним лет. Ее медно-рыжие волосы были коротко острижены и растрепаны. У нее было узкое лицо с заостренным подбородком, зеленые глаза были холодны, как ледяные кристаллы, и сверкали даже в полумраке темного склепа.

- Благодарим за то, что спасли нас, - ответил Куай-Гон. - А теперь, прошу вас, расскажите, почему вы это сделали.

- Вам суждено было стать пешками в жестокой военной игре, - пожал плечами Нильд. - А мы хотим, чтобы эта игра прекратилась.

- Я видел на стенах надписи Молодых, - сказал Оби-Ван. - Вы мелидийцы или дааны?

Сериза покачала головой.

- Мы и те и другие. Мы едины. - Она гордо вздернула голову.

- Значит, вы хотите остановить войну? - переспросил Куай-Гон.

- Но сейчас действует прекращение огня, - напомнил Оби-Ван.

Нильд махнул рукой:

- Война начнется снова. Может, сегодня, может, через неделю, но начнется обязательно. Так всегда бывало. Даже самые старые из стариков давно забыли, из-за чего разгорелся первый конфликт. Никто не знает, почему началась война. Все помнят только одно - битвы, битвы, битвы. Строят грандиозные мемориалы и ходят туда каждую неделю, чтобы напоминать друг другу о пролитой крови. И нас заставляли ходить.

- Залы Памяти, - понимающе кивнул Оби-Ван.

- Да, вбухивают все деньги в эти Залы, а города лежат в развалинах, - с горечью продолжал Нильд. - А тем временем дети голодают, больные умирают без лекарств. Войска и мелидийцев, и даанов вытоптали все плодородные земли, негде стало пахать и сеять, земля превратилась в выжженную пустыню. А они воюют и готовятся к новым войнам.

- Все сражаются и сражаются, - подтвердила Сериза. - Ненависти нет конца.

- И кого же защищают наши славные военачальники? - спросил Нильд. - Только мертвецов! - Он обвел рукой длинные ряды могил. - Мертвецы заполонили всю Мелиду-Даан. Их стало уже негде хоронить. Это старинное кладбище, наверху много других. А Молодые хотят нормальной жизни для живых. Мы должны отобрать у них планету. Все среднее поколение перебито, наши родители мертвы. Те, кто остался жив, встали на сторону стариков и продолжают сражаться. Сейчас им доступна только одна тактика - снайперские перестрелки и саботаж, потому что в последней великой битве истрачено почти все оружие и боеприпасы.

- Даже звездолетов почти не осталось, - добавила Сериза. - И мелидийцы, и дааны тратят последние деньги на строительство оружейных заводов. Они хотят делать все больше и больше оружия. На этих заводах заставляют работать детей. Тех, кому исполнилось четырнадцать, насильно отправляют в армию. Вот почему мы ушли под землю. Нам ничего не остается - или жить здесь, или умереть там.

Оби-Ван окинул взглядом склеп, всмотрелся в лица мальчиков и девочек. Он совсем недавно прилетел на эту планету, но успел увидеть достаточно много. Он понимал, что Нилъд и Сериза правы. Старики уничтожают планету. Проверенные временем моральные законы, которые велят улучшать свой мир, чтобы оставить его в наследство будущим поколениям, здесь не действовали. Даже дети приносились в жертву ненависти. Оби-Ван восхищался решимостью ребят, отважившихся сражаться за свое будущее.

- Вот почему мы и спасли вас от Вехутти, - пояснил Нильд. - Военный совет намеревался взять вас в заложники и использовать как козырную карту в переговорах с Советом Джедаев, чтобы тот поддержал правительство мелидийцев. Они надеялись силой вынудить вас выступить в их защиту перед Галактическим Сенатом на Корусканте.

- Он плохо знает джедаев, - заметил Куай-Гон.

- А он вообще ничего не знает, - фыркнул невысокий худенький мальчик. - Он же мелидиец.

Нильд одним прыжком подскочил к мальчику, схватил его за горло и приподнял над землей. Ноги мальчика судорожно забились в воздухе, он задыхался. Глаза несчастного выкатились, он молил о пощаде. Из его горла исторгся хриплый, сдавленный стон, он отчаянно хватал воздух ртом, но не мог вздохнуть. Нильд крепче стиснул пальцы.

Куай-Гон сделал шаг вперед, но в этот миг Нильд ослабил хватку. Мальчик, тяжело дыша, рухнул на пол.

- Чтобы я не слышал таких разговоров, - спокойно сказал Нильд. - Никогда. Мы едины. А ты, Тован, за эти слова будешь три дня спать во Втором Колодце.

Мальчик покорно кивнул, прикрывая руками горло. Он никак не мог отдышаться. Никто на него даже не взглянул. Он юркнул в задние ряды и скрылся среди теней.

- Мы поможем вам найти Таллу, - сказал Нильд, как ни в чем не бывало возвращаясь к прерванному разговору с джедаями. - Но вы тоже должны помочь нам.

Оби-Ван едва удержался, чтобы не закричать: "Конечно, мы вам поможем!" Ответ должен был дать учитель. Никогда, ни в одной миссии не сталкивался он с делом, которое казалось бы столь справедливым. Их прислали сюда, чтобы спасти Таллу, но, естественно, если им предоставляется возможность расширить рамки миссии и выступить в качестве хранителей мира, они обязаны сделать это. Если им удастся установить мир на этой планете, вся галактика вздохнет спокойнее. Нильд не только поможет им выполнить первоначальное задание, но и откроет путь к прекращению войны. Оби-Ван ждал, когда же Куай-Гон заговорит. Все лица в склепе обернулись к высокому, суровому рыцарю-джедаю.

9
{"b":"71544","o":1}