ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть I

ТРИ БРАТА ТРЕЙЗИОРА

ГЛАВА I

Говорят, что на Некромонде рано взрослеешь.

Или рано умираешь, если угодно.

Чтобы повзрослеть в городах-муравейниках, которыми этот мёртвый мир усыпан, как папулами, коростой покрывающими лицо чумного трупа, самое разумное – вступить в одну из городских банд. Хотя, с другой стороны, это не даёт гарантии выживания.

Мы, кажется, сказали папулы? Неужели эти города-муравейники – не что иное, как простые прыщи? Так оно и есть, с точки зрения продовольственных барж, приходящих на их орбиту из глубин космоса, или с точки зрения транспортного корабля, принадлежащего Имперским Кулакам Космического Десанта. На Некромонде во Дворцовом муравейнике они содержат крепость-монастырь…

Но по мере приближения к ним эти прыщи превращаются в исполинские термитники. Чем меньше становится расстояние, тем отчётливее проступают детали. Постепенно конусы муравьиных куч, вздымающиеся из золы и пепла, приобретают очертания гигантских шпилей, способных пронзить самые высокие облака. Теперь уже с трудом верится, что они могут быть творениями рук человеческих. Более вероятным кажется, что обитаемые горы выросли из осадочных пород и, подобно раковой опухоли, расползлись по нищенскому ландшафту, бросая вызов силе тяготения. Для каждого из мириад его обитателей каждый муравейник является отдельным миром, расположенным по вертикали.

Обитаемый, мы, кажется, сказали?

Да, в высшей степени так это представляется юному Лександро Д'Аркебузу, родившемуся на привилегированном высшем уровне шпиля Оберон муравейника Трейзиор.

Примерно так – его сверстнику Ереми Веленсу, сыну техников, проживающих на более низком обитаемом уровне Трейзиора.

Ни в коей мере – Биффу Тандришу из подонщиков, влачащих существование в грязном нижнем городе, для которых законы не писаны!

Пути этой троицы, к четырнадцати годам уже достаточно закалённой и битой жизнью, но раз скрещивались, и эти встречи носили беспощадно жестокий характер…

* * *

Отец Лександро, Максимус, служил Расчётчиком при лорде Спинозе, клан которого владел фабриками нижнего обитаемого уровня. На них производились наземные поезда исполинсжого класса для пересечения пепловых пустошей. Поезда эти были на гусеничном ходу и оснащались тяжёлым вооружением, чтобы отражать нападения бесчисленных кочевников.

Естественно, что Д'Аркебуз-старший никогда сам лично не марал рук или, если хотите, своего взора, спускаясь вниз с телохранителями из поместья Спинозы для наблюдения за производственным процессом, за который отвечали кланы технов. Но его сына ничуть не заботили столь прозаические подробности. Тех-ны его интересовали лишь в той мере, в какой могли позабавить и его самого, и его приятелей из банды Великолепных Фантазмов…

Часто Фантазмы – в масках демонов, благоухающие дорогими ароматами, в одеждах из блестящего шелка с аппликациями эротического содержания – с оглушительным рёвом проносились на своих реактивных трициклах по широким проспектам верхнего города, по почти безлюдным ночным моллам в поисках острых ощущений от схваток с другими подобными бандами. Ещё они любили вломиться в какой-нибудь модный бар или элегантный бордель, где на несколько часов становились полновластными хозяевами и откуда исчезали за секунды до прибытия Судебного патруля.

Когда же Фантазмам приходилось спускаться со своих родных верхних уровней на территорию фабрик технов, или те отваживались предпринимать прогулки в глубинные соты мерзкого нижнего города, схватки подростков были далеки от шутейных. Вооружённые лазерными пистолетами, которые скрывали под своими шёлковыми нарядами, они непременно хотели, как они выражались, «вызвать ожог».

Рафаэло Флоринборк, предводитель Фантазмов, шутил, что выражение, возможно, следовало бы понимать буквально. В сердце Трейзиора, как и в любом другом обитаемом муравейнике Некромонда, пронзая кору планеты до ядра, проходила труба из пластали. Шириной в несколько километров и со стенами толщиной в сотни метров, этот тоннель предназначался для подачи внутреннего планетарного тепла, на котором работали многочисленные электростанции, сооружённые в его стенах, начиная от технического уровня и выше. Тепло преобразовывалось в энергию. Этот исполинский полый термоштырь служил для муравейника своеобразным якорем.

– Вот было бы здорово, – заявил Рафаэло, – получить доступ к тепловому колодцу. Проделка получилась бы на славу, если бы удалось поймать какого-нибудь зазевавшегося предводителя одной из банд технов или одного из оборванцев нижнего города и сбросить его в сам тепловой колодец – спустить или столкнуть, чтобы в свободном парении летел он вниз десятки и десятки километров в самое чрево преисподней. Интересно, вызовет ли трение во время падения ожоги на теле жертвы? Сварится ли она заживо? Спекутся ли её лёгкие и вылезут ли из орбит глаза, а кожа покроется ли волдырями и растрескается ли прежде, чем он пролетит хотя бы сотню метров? Достигнут ли хоть какие-то останки несчастного клокочущей на дне расплавленной магмы? Представьте себе его ощущения, когда мы запустим его! – нараспев протянул Рафаэло.

Великолепные Фантазмы прыснули со смеху, похлопывая себя по бокам, обтянутым расписным шёлком, благоухающим экзотическими ароматами.

– Вот это будет ожог! – не могли не согласиться они.

Подходы к электростанциям, а следовательно, и к тепловому колодцу, ревниво охраняли банды энергетических кланов. Древние уровни муравейника, расположенные ниже работающих фабричных уровней, были давно покинуты и преданы забвению. В удушающей грязи и мерзости отбросов нижнего города рыскали только банды, промышляющие мародёрством и падалью. Там тоже имелись древние порталы, дававшие когда-то доступ к тепловому тоннелю. Большей частью скрытые под горами мусора, но кое-где ещё свободные, ворота эти тысячу лет назад были заварены. Но сварка в отдельных местах, как слышал Рафаэло, уже изрядно проржавела.

В ту ночь в зловонном, отравленном гниющими отбросами нижнем городе Великолепные Фантазмы столкнулись с бандой технов, направлявшейся в сторону центрального теплового колодца. Технобанды, подобные этой, были своего рода пограничниками, охранявшими границу, отделяющую сложную цивилизацию наверху от звериной бесчеловечности внизу. Всё же эта общественно-полезная служба, добровольно взваленная ими на свои плечи, для Великолепных Фантазмов не имела большого значения. В качестве своей жертвы они с одинаково спокойной душой могли выбрать как техна, так и подонщика.

2
{"b":"71548","o":1}