ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Биффа что-то встревожило, и он пробудился от транса расщеплённого сознания.

Но пока он всё ещё ощущал себя животным организмом. Ещё мгновение над логикой и разумом господствовало чувственное восприятие: зрительные образы, вкус и запах.

Он был подонщиком, превратившимся в зверя.

Потом в пробудившееся сознание, к которому постепенно возвращалось единство, хлынули слова. Целые и невредимые, вернувшие свою понятную суть.

– Здесь есть кто-то ещё, – всполошился он. – – Здесь давно присутствует кто-то посторонний. «Не следует так перенапрягаться с образованием, – подумал он. – Иначе я лишу себя животного восприятия окружения, своих старых инстинктов обитателя дна… Меня запутают те чувственные образы, которые воспринимаются любым зверем, с его врождённой способностью немедленно реагировать на посторонние вибрации.

Возможно, этот щёголь был прав в том, что насмехался над прилежной усидчивостью Биффа в Скриптории…

* * *

В дальнем углу подвала они обнаружили четвертованного узника. Лишённый рук и ног, его могучий торс был вертикально установлен в массивном бронзовом котле. В эту ёмкость он был вмурован с помощью свинца, который, по всей видимости, был залит в котёл в расплавленном виде, а потом затвердел вокруг ягодиц.

Глаза с подшитыми веками не закрывались, и он, не мигая, смотрел на гигантскую голову Саграмосо, которая по размеру почти точно соответствовала нынешнему уменьшенному состоянию его тела. Место, откуда росли руки, окрашивали пятна застывшей киновари. Губы его были зашиты тонкой чёрной полоской кожи, взятой, по-видимому, от хлыста, завязанные концы которого свисали наподобие усов.

Когда скауты подошли к ампутированному поближе, они увидели, что своим весом он пытается раскачать котёл. Это слабое трение, вызванное его сверхчеловеческой попыткой, и было тем посторонним звуком, который различил звериный мозг Биффа.

Человек – вернее то, что от него оставалось, – смотрел на них широко раскрытыми глазами. Он дышал. Его крупный подбородок судорожно двигался.

На теле были заметны слабые росчерки древних операционных шрамов… Три отверстия на лбу свидетельствовали о прошлом наличии стержней, которые по всей видимости вытащили щипцами…

Это был – когда-то – космический десантник.

Его щеки украшала ярко-красная татуировка, изображавшая миниатюрные кубки, до краёв наполненные пролитой в сражениях кровью.

Сержант Юрон приказал Биффу подать ему свой боевой нож. Петля хлыста, сомкнувшая и связавшая рот изувеченного десантника, имела тиснёный бордюр в виде повторяющегося рисунка кабалистических гексов. Пробормотав молитву, чтобы обезвредить их злокачественное влияние, Юрон, продев тончайшее лезвие ножа между губами покалеченного и кожаным шнурком, лёгким движением разрезал его.

Рот тотчас открылся, и обнажились длинные и острые, как звериные, резцы и клыки пленника. Полые клыки напоминали шприцы для подкожных впрыскиваний, вырезанные из слоновой кости.

Человек издал несколько хриплых звуков, понять смысл которых не представлялось возможным. Его большой и неповоротливый язык, пурпурной массой смутно виднелся за изгородью жутких зубов и толстыми усами перерезанного хлыста. Горло было пересохшим, как пыль.

Юрон поднёс к растрескавшимся губам свою флягу и начал впрыскивать в сухую глотку тонкую струйку воды. Человек вытянул шею вперёд и широко раскрыл рот, обнажив зубы, словно хотел ухватить сержанта за перчатку и прокусить её, но почему-то не сделал этого.

– Кто ты? – командным голосом спросил Юроч.

– Кровопийца… Десантник… Лейтенант… Тесла… – едва различимо прошелестело в ответ.

Бифф бросил быстрый взгляд на командира, тот в знак подтверждения кивнул.

– Славное Десантное Братство. Я много о них слышал. Как вы попали сюда… сэр? – спросил он ампутированного, нижняя часть тела которого, включая ягодицы и пах, была вмурована в свинец.

Кровопийца с огромным трудом попытался заговорить снова:

– Исследовательский корабль… Отряд из десяти… Повреждён в схватке с инопланетянами… Навигатор скончался… Спасаясь, мы приземлились на этой лояльной планете… Оказалась не лояльной… Они обманули нас… Они стравили нас с Титаном… на арене из стеклоброни. Титаны! У них здесь титаны!

У Юрона вырвалось проклятье:

– Сколько Титанов?

– Думаю, штук шесть класса «Полководец» и один Императорский Титан… Вам это известно?

– Проклятье, ничего подобного. – Сержант сжал пальцами выведенный из строя передатчик, висевший на портупее, и снова выругался. Из-за того, что он являлся командиром скаутов, шлема с встроенным переговорным устройством на нём не было… – Меа culpa! – воскликнул он. – Да простит меня Дорн!

Благодаря усердной работе в Скрипториях, Бифф оценил всю серьёзность ситуации в той же мере, что и бывший техн Веленс. Титанами назывались тяжеловооружённые механические воины с непробиваемой броней, высотой в семьдесят и более футов. Этими вооружёнными монстрами управляли команды из трех-четырех человек. Оружие направлялось мозговыми импульсами… Значит, в чреве города Саграмосо скрывалось семь таких свирепых созданий, готовых выступить против десантников. Как только сотни хорошо подготовленных Кулаков вступят в город, они немедленно попадут в ловушку.

Ловушка, несомненно. Бифф усёк… Бифф подумал, что хорошо понял ситуацию. Тысячи солдат Имперской Гвардии, высадившихся на планете, вполне способны противостоять лояльным войскам Сил Планетарной обороны, которых, должно быть, насчитывалось несколько десятков тысяч. Возглавляемые командиром, лордом Пью, Кулаки сумеют пробить себе дорогу в город, коварный город, способный перестраиваться как машина, с тем, чтобы заманить их в ловушку. Тогда из засады выпустят семёрку Титанов, и они вырастут на пути, подобно вулканическим конусам на платформе из стеклосплава или появятся внезапно из-за массивной чёрной стены, которая незаметно и тихо отодвинется в сторону.

Сколько десантников смогут вывести из строя семь Титанов, оснащённых плазменным оружием, макропушками, снарядами, да даже, если будут сражаться только силовыми кулаками?

34
{"b":"71548","o":1}