ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что делать Тандришу? Будет бедняжка в отчаянии размахивать своим огромным кулачищем.

– Тандриш, твой черёд наступит в том случае, если всё остальное оружие подкачает. Конечно, если мы ещё будем живы. Д'Аркебуз, прекрати болтовню. Имперским Кулакам отчаяние неведомо. Акбар!

– Правое плечо. Оборонный лазер панциря. Я не… уверен. Впечатление какой-то зажатости, тяжести. Нет полного ощущения. С трудом поддаётся вращению.

– Почему бы не вскарабкаться наверх и не смазать маслицем?

Только ухо Лаймена было способно уловить такой тихий шёпот.

– Мне кажется… у меня нет полного слияния. —

– Тогда просто попытайся открыть огонь, когда начнут стрелять твои Братья, Акбар.

Было видно, что один из отошедших на некоторое расстояние Полководцев повернулся вполоборота…

… так как Императорский Титан судорожно дёрнулся, управляемый неподготовленным Принципом, впервые севшим за его контрольный пульт. Ракетная установка на голове Полководца осторожно развернулась в сторону дрожащего Императора.

Вихревой снаряд…

… создаёт вихрь испепеляющей энергии…

… у нас единственный вихревой снаряд. Сработает ли он?..

– О Дорн, рассвет нашей сущности, не оставь нас, озари нас, – взмолился Юрон.

Монотонно заработали двигатели. Императорский Титан неуклюже подался вперёд и с грохотом опустил правую ногу, потом вторую. Кресло Ереми, хотя и установленное на гидравлических амортизаторах, заходило ходуном, так что он едва не выстрелил раньше времени. Тело покойного Модерата перекатывалось с боку на бок. Амулет соскользнул с шеи в пустую черепную коробку.

Гигантская машина содрогалась и спотыкалась до тех пор, пока Юрон не подобрал подобие нужного ритма движения..

Показался дальний конец арены. Панели из стеклосплава взлетели вверх, и взору предстал вид искорёженной войной местности. Заподозривший было недоброе, Полководец поспешил присоединиться к своим могущественным механическим товарищам, выстроившимся в одну линию, чтобы встретить десантников и не оставить от них и мокрого места.

ГЛАВА 10

Вся правая рука Биффа, включая ладонь, была помещена в эластичный рукав из тонких с выступали сенсоров обручей, соединённых между собой элестопластом. Тяжесть надетого на него костюма не ощущалась благодаря противовесу трансмиссионных кабелей, змеями уходивших под потолок. В состоянии покоя рука Биффа парила в воздухе; ему казалось, что он находится в одном из отделений Апотекария с подвешенной на вытяжку конечностью…

Он в отчаянии сжал кулак.

На ярко освещённом экране бокового обзора он увидел, что огромный силовой кулак – не меньше танка величиной – послушно сжался, превратившись в неправильной формы шар из адамантия. В голубовато-зеленоватом свете мерцали очертания искусственных сухожилий, а по нижней, части экрана пробегали контрольные огоньки. Система проводила самодиагностику, но в значении получаемых данных Бифф не был уверен на все сто процентов.

Поглощение сырого мозгового вещества противника не давало исчерпывающего ответа на все вопросы.

Подключение к силовому кулаку и в самом деле создавало ощущение небывалой мощи. На его ладони предыдущий пользователь краской нарисовал морду скалящегося зверя. С его зубов капала вязкая красная жидкость.

В этом тоже не было ничего хорошего. Какая-то безысходность.

Полководцы уже покинули пределы арены. Пока сержант Юрон не предпринимал никаких действий, а только вёл слегка покачивавшегося Императора за ними следом.

Поднять ногу, поставить, поднять, поставить.

– Нам нужно спешить, парни. Нежелательно, чтобы арена закрылась, пока мы не успели выйти, – объяснил он своё поведение скаутам.

Конечно. Он все делал правильно.

Но даже потом, когда Император вышел в непроглядную тьму, пронзаемую вспышками огня, он позволил Полководцам пересечь площадь.

Шагавшие плотной шеренгой Полководцы представляли собой отличную мишень. Силуэты фениксов, инкрустированные в мостовую, казались золотыми отпечатками их тяжёлых ног.

– Сэр, – заговорил Д'Аркебуз из своей контрольной будки. – Долго ещё, сэр?

По голосу можно было подумать, что этот хлыщ почти не владеет собой и, того и гляди, сорвётся.

– Ещё не сейчас!

Бифф произвольно разжал кулак.

На своём главном экране при сильном увеличении он видел то, что творилось впереди Полководцев. Там, отряд за отрядом, шли в наступление Имперские Кулаки. Некоторых из них прикрывали наземные рейдеры и «носороги», остальные передвигались перебежками, пользуясь то одним жестоко обороняемым укрытием, то другим.

Целый район города превратился в плоскую равнину из стеклосплава. Кое-где все ещё торчали тонкие шпили, поддерживавшие эбеновые зонтики. В остальном архитектура стала невыразимо однообразной, ограничившись плоскими крышами башен чернильного и густо-синего тонов, откуда вёлся огонь неприятеля. Местные пехотинцы устраивали засады, притаившись в лабиринтах чёрных городских траншей, образованных в местах стыка панцирных щитов телескопического города, или внезапно появлялись из бронированных люков, которыми были напичканы крыши зданий, опустившиеся теперь до уровня улицы.

Защитников города постепенно теснили назад. На мгновение в неясном мареве увеличения Биффу показалось, что он увидел боевой штандарт Кулаков. Значит, командир Пью находился в самой гуще событий и сам вкушал огонь и дым сражения, не имея возможности ощущать вкус чего-либо другого.

– Они как раз подставили нам спины!

– Ну да, а из-за того, что они идут такой плотной шеренгой, их вакуумные щиты перекрывают друг друга! Не знаю, усиливает ли это их защитные свойства – не могу расшифровать эту информацию, – но уверен на сто процентов, что в случае чего, они заслонят друг друга! В конце концов они должны разойтись. Непременно должны.

– А нам нельзя дать залп по самому щиту? – спросил Бифф. Он даже не осознал, что снова непроизвольно сжал кулак и взмахнул им в воздухе.

– Если они откроют огонь, продолжая следовать плотным, строем, мы так и сделаем.

– О, наш сержант – настоящий тактик, – прокомментировал с ухмылкой Д'Аркебуз.

40
{"b":"71548","o":1}