ЛитМир - Электронная Библиотека

Ещё до того, как Юрон отдал приказ открыть огонь по Титану, сгоревшему в вихре электромагнитного взрыва, Лександро обратил внимание ещё на одну опасность. Несколько снарядов он выпустил по лазерной пушке другого Титана, прицельный луч которой угрожающе плясал по броне их Императора.

Теперь по ним били со всех сторон. Повернувшиеся к ним лицом Титаны бомбили их снарядами, плазмой и молниями.

Необузданное веселье охватило все существо Лександро. «Хотя ты пролетишь через сплошной огонь», – казалось, услышал он…

Да, он почти что летел – так высоко над землёй несла его исполинская машина. Энергетические щиты снаружи испытывали удары взрывов и конвульсии супержара. За обшивкой Титана бесконечной чередой возникали свирепые чудища, которые рождались только для того, чтобы тут же умереть, потому что ещё не настало время для их существования.

Умереть в этом бою Лександро не собирался. Не умереть, а трансформироваться. Скоро его щит не выдержит. Пройдёт ещё немного времени, и ослепительные спазмы разрывов и бушующей снаружи злобной силы пробьются к нему, чтобы разорвать на части, испарить его ткани. И его плоть превратится в кипящую плазму.

И всё же дух его, объединившись в этой изысканной агонии боли, в этом оргазме смерти с духом Дорна, трансформируется в материю кипящего ионизированного газа. В этой фирме и воспарит он над полем боя, а потом опустится вниз, чтобы окутать неприятельских солдат и поглотить их наподобие того, как огонь в топке поглощает жир, чтобы их дым благовонием поднялся к небу, коснулся янтарных ноздрей Дорна, и посредством этого пути через пространство и время, поправ смертную плоть, проникнет в органы обоняния, а оттуда в мозг самого Богоравного Императора, так, чтобы Божественный в своём золотом троне на долю секунды оторвался от вечного созерцания Космоса и мысленно воскликнул: «Что это за чудный аромат? Как? Это запах сгоревших врагов человеческой Империи». И на секунду Император заметит по крайней мере след бренного существования Лександро… когда тот ещё был во плоти и крови.

Но происходящие события вернули его в реальность. В наушниках Лександро различил чей-то голос, взорвавшийся болью. Или это было всего лишь выражение удивления?

Вопль заглох, превратившись в сдавленное шипение, как будто жертва мёртвой хваткой железного капкана закусила нижнюю губу.

– Вышел из строя правый передний щит, – бесстрастным голосом объявил Юрон. – Не работает демпфер обратной связи. Сгорел защитный лазер и отрезал энергоснабжение Акбара.

Резкое шипение, напоминавшее треск статического электричества, внезапно прекратилось.

Хотя это вовсе не означало, что в плечевой кабине Акбар уже не корчился в агонии псевдотравмы – ужасных ожогов и слепоты, – стараясь справиться с приступом невыносимой боли. Он испытывал ощущения, которые мог бы воспринимать лазер, будь он из плоти и крови. Он терпел, если только не был уже мёртв.

Едкий дым сгоревшей изоляции…

Горький запах лимона, характерный для расплавившегося пласталя…

Запах рыбы, свойственный разжижённому адомантию… Свежесть озона, образовавшегося в воздухе под воздействием электрических разрядов…

И жар, нестерпимый, испепеляющий жар. Уцелевшие вакуумные щиты продолжали служить верой и правдой, отражая огонь неприятеля и превращая сгустки энергии в тепло. Но шквал огня был настолько плотным, что теплу не хватало времени, чтобы рассеяться. Внутри Императора становилось жарко, как в аду.

Лопасти потолочного вентилятора дышали раскалённым жаром, приносимым извне. В свою очередь, вентиляторы, вмонтированные в пол, отсасывали прохладный воздух. Охлаждающее устройство, не справлявшееся с нагрузками, работало с завыванием и перебоями. Лександро закашлялся и сплюнул в сторону повреждённого Титана, который по-прежнему маячил в перекрестье его прицела. Плевок прилип к стеклу, исказив истинный вид черепашьей головы исполина. Теперь казалось, что эта часть головы врага кипела и из правого глаза тёк гной.

Охваченный божественным предчувствием, он снова принялся обстреливать ослабленного исполина, метя в обозначенную слюной цель.

Титан с обгорелым знаменем из стороны в Сторону крутил головой как жвачное животное, одолеваемое досадливыми насекомыми, роль которых играли выпускаемые им пушечные снаряды.

Вдруг один вытаращенный глаз взорвался.

Титан закрутился на месте, судорожно дёргаясь. Должно быть, бился в агонии его раненый Принцип. Лазерная и плазменная пушки полыхнули короткими вспышками молний, лизнувших соседний Полководец. Только тут Модераты осознали допущенный промах.

Металлический гигант, сделав несколько па, рухнул как подкошенный.

Макропушка Лександро по всей вероятности перегрелась, потому что заглохла. Его правую ладонь в перчатке свело судорогой, так что он даже не мог пошевельнуть пальцем.

А может, в магазине пушки не осталось больше снарядов. Он тратил их не скупясь.

– Макропушка заглохла, – доложил он.

Прицелившись в соседний Титан, он снова смачно плюнул на экран и застыл в неподвижности, ожидая, когда выйдет из строя его вакуумный щит… а также своего ослепительного превращения в плазму.

* * *

Ереми до боли в глазах всматривался в Титанов, орудия которых могли направить свои стволы в сторону их умолкнувшей макропушки на броне или на левое плечо, в кабине которого сидел Д' Аркебуз.

Д 'Аркебуз не должен умереть преждевременно.

Только не это.

Увидев, что в запретном направлении движется оборонный лазер противника, Ереми оживился и, воодушевлённый, выпустил серию залпов раскалённых добела плазменных шаров. К его великой радости вакуумный щит угрожавшего Д'Аркебузу орудия был пробит, по-акульему тупорылый ствол поник, и с него закапало, как если бы это был сопливый нос.

– Ха! На этот раз я спас тебя, Лекс! – воскликнул он вслух, забыв, что находится в открытом радиоканале.

– Спас меня? — послышался бестелесный голос. – От моего золотого преобразования?

Что это за чушь несёт там этот Д' Аркебуз?

– Ты негодяй! Прихвостень! Холоп!

42
{"b":"71548","o":1}