ЛитМир - Электронная Библиотека

Итак, боевые братья собрались в Трапезной, чтобы насладиться мясом сочной копчёной слепуши, рыбы из тёплых подземных вод искусственных озёр Каркасона.

На резных скамьях сидели все те, кто, преодолев ворп-пространство, долетел до солнца Карка и вернулся живым. Лорд Пью тоже присутствовал на пиршестве, хотя нежная плоть рыбы у негр во рту по вкусу не отличалась от горстки пепла. Он сидел на троне за высоким столом, установленном на помосте, перед покрытым эмалью экраном с изображениями распятий. По обе стороны от его серебряного блюда, похожие на набор массивных костяных столовых принадлежностей, рядами лежали ампутированные кисти тех, кто погиб во время последней кампании, с удалённой кожей, мышцами и сухожилиями.

Если бы отряду Россомах не удалось завладеть Императорским Титаном, то Братьев вернулось бы гораздо меньше…

Лександро, ещё не остывший после наказания в нервоперчатке, сидел рядом со своими братьями-скаутами. Молодёжь из других отрядов взирала на него с чувством благоговейного уважения.

Пир, проходивший в полной тишине, продолжался до тех пор, пока не опустели каменные кружки, а на тарелке перед каждым участником трапезы не остался голый рыбий скелет размером с хороший молниемет.

Тогда пришёл черёд боевого капеллана Ло Чанга прочитать молитву, во время которой Лександро узнал о многих подробностях кампании, в которой принимал участие, в частности: о битве за Храм Стеклянных Колоколов, о шестидесяти скейтерах-смертниках, которые, подобно рою ос, напали на Братьев Четвёртой роты и забросали их испарительными бомбами; о Пятой, Седьмой и Восьмой ротах, которые с удивлением обнаружили, что на них наступают Титаны, которых остановил отряд скаутов «Россомахи» под командованием сержанта Зеда Юрона, заплатив одной человеческой жизнью, – и эта священная жертва будет увековечена. Один из мастеров ремесленников уже работал над мемориальной доской, которая будет установлена в Тевтонской часовне и останется там на протяжении двадцати лет для религиозного испытания. Если по прошествии этого времени она не поблекнет и не потемнеет, то будет удостоена чести висеть в самом Реклюзии.

Суровый и аскетичный лорд Пью подал знак Ло Чангу, и шероховатое, как лунная поверхность, лицо капеллана озарилось радостью.

Чанг провозгласил:

– Nos honoremus mortuum Omar Akbar, cuis osses sunt perditos, in pleno grado Pugni Imperatorii!

Посмертно скаут был произведён в полные десантники…

Братья ритмично начали ударять кружками о столешницы, постепенно ускоряя ритм, так, что столы и рыбьи скелеты на тарелках пришли в движение и как будто поплыли.

Лександро, охваченный буйной радостью, усмехнулся, потому что не пройдёт и несколько недель, как в его подкожном панцире проделают отверстия, к которым он будет крепить энергетическое оружие. Он станет полноправным космическим десантником и пополнит ряды боевых машин.

То же самое ожидало Веленса и Тандриша.

Лександро с улыбкой посмотрел на них. Право досрочного повышения из скаутов до полных десантников получили все три «брата».

Тандриш бросил на него подозрительный взгляд, но улыбки сдержать не смог, и это придало его вытатуированному пауку позу хищника. Стиснув кулак, он нанёс апперкот воображаемому врагу, скопировав удар, которым разнёс голову Полководцу.

Веленс тоже улыбнулся, но его улыбка получилась задумчивой, даже мечтательной. Он смотрел на Лександро с выражением озабоченности, так, как мог бы смотреть на сестру брат, которому предстоит защищать её честь. Из своей души Лександро давно изгнал подобные сантименты, но ещё умел различать их симптомы, хотя те и приняли искажённые формы.

На мгновение, впервые за много лет, в его памяти возникли образы собственных сестёр, Андрии и Фебы, которых он всегда презирал. Он правильно поступил, что бросил их, потому что единственным способом восстановить репутацию и честь семьи был тот, который он выбрал, вернее сказать, на который он был вынужден пойти. Путь Легионов Астартов, звёздных воинов. В сложном плетении Вселенной его путь представлялся золотой нитью, в то время как путь сестёр был блеклым и серым, затерявшимся в люмпеновском клубке простых обывателей. Эта безликая людская масса плодила себе подобных и умирала, не оставляя следа, в миллионах миров, но она была подобна дрожжевой закваске, без которой не смог бы развиться и созреть дух, служивший пищей Богу-Императору.

Задача десантников состояла в том, чтобы защищать эту закваску от загрязнений и порчи…

Что они и делали с помощью огня и молний.

Было ли это «высшей справедливостью», о которой что-то лепетал Веленс? Вот именно, лепетал, даже ещё с таким ханжеским видом! Когда сам Веленс ни с того ни с сего взял и бросил собственную родню! Должно быть, брат Ереми просто лицемер.

Размышляя об этом и все более раздражаясь, Лександро чувствовал, что теперь сам стал объектом лицемерия Веленса…

Феба и Андрия… Красивая парочка, внешне напоминавшая Лександро… Утончённые… Изысканные…

Даже сейчас, несмотря на каменные мышцы, покрывавшие его укреплённый керамикой костяк, Лександро оставался самим собой.

Андрия и Феба… Лица… Имена… Всё же в них не было той телесной завершённости, которую чувствовал он сам, – сильный и совершенный. Теперь, старясь представить их себе, Лександро уже не мог постичь совершенно чужой ему анатомии родных сестёр. Анатомии… женщин.

Сестра… Мать… проститутки высшего уровня, с которыми развлекались Великолепные Фантазмы… все это отошло на задний план, превратившись в поблекших призраков.

Покинутых призраков прошлого.

Лександро устремил взгляд на Веленса, и на какое-то мгновение произошло единение их мыслей. Его осенило, что Веленс никогда не покинет Лександро. Он будет преследовать его вечно в своём желании закончить какое-то невыполнимое уравнение, решением которого занят его ум. И этот ум не даёт брату Ереми покоя, заставляя его стремиться к высокому и недостижимому идеалу.

Капеллан прошёл к аналою. Из хранилища священных сосудов он извлёк позолоченный голопроектор и вставил в него кубик с записью.

В осветившемся пространстве над столами появилось изображение дворца лорда Саграмосо… повторился его взрыв, взметнувший кверху чёрный корабль.

44
{"b":"71548","o":1}