ЛитМир - Электронная Библиотека

… появилась широкая голова из вольфрамовых пластин…

… на которой горели оранжевым огнём глаза, утопленные в орбитах, обрамлённых для надёжности пласталем, производя впечатление очковых оправ.

Трубчатые ноздри мощно втягивали пыль.

Нездоровый свет, отбрасываемый монстром, исходил от двух прожекторов, установленных на его надбровных дугах.

Это, вне всякого сомнения, был амбулл. Это чудовищное создание для придания ему ещё большей мощности и силы было подвергнуто радикальной кибернетизации. Оно использовалось для создания тоннелей.

Так как его продвижение прекратилось из-за попавшегося на пути обширного кармана пустого пространства, амбулл принялся поглощать осколки породы, приводя в порядок место вокруг созданного им отверстия. Десантники замерли в неподвижности, словно заворожённые чудовищем, и не спешили открывать огонь.

Пила и отбойный молоток, вставленные в локтевые суставы, заменяли амбуллу настоящие конечности. Его покрытое панцирными и. пластинами тело обвивали провода управления, создавая впечатление искусственных сухожилий; от его естественной морды тоже мало что уцелело…

Но самым замечательным было то, что искусные техники сделали существо практически неслышным, создав вокруг него шумопоглощающее поле. Производимые им подземные работы почти не сопровождались характерным оглушающим рёвом. Единственным звуком доносившимся от него, был звук крошащейся и рассыпающейся породы.

А что касалось осколков, которые существо собирало в свою просторную пасть…

Почему бы и нет? Его глотка запросто могла соединяться со вторым пищеводом искусственного происхождения, который, возможно, представляет собой своеобразные мини-ворп-ворота, проходя через которые, распылённое вещество попадает в другое пространство, где подвергается аккумуляции или утилизации.

Ещё одна вещь представляла интерес: за счёт чего видоизменённое существо продвигалось по тоннелю, который само же прорубало в скале, одновременно уничтожая за собой отходы?

Всё это свидетельствовало о высоком уровне техники и передаваемой из поколения в поколение древней магии.

От преобразованного, подчинённого чужой воле амбулла воняло горелым машинным маслом, горячей вулканизированной резиной, потом незнакомого зверя и отвратительным дыханием, дыханием чуть ли не самого Ворпа.

Несмотря на искусственно укороченные передние лапы, приближаться к зверю всё равно было опасно. Его массивные задние конечности, хотя и были короткими, имели пугающих размеров когти…

Когда существо наклонило голову, на его спине десантники увидели наездника, позади которого непроницаемым пологом висела чернота тоннеля.

Инженер размещался в седле на нижней части хребта амбулла, сразу за выступающим бугром полированной кости с медными кнопками управления. Это костное образование на позвоночнике амбулла было следствием искусного хирургического вмешательства. Изрядно потёртую одежду карлика из коричневой кожи украшали крошечные стальные заклёпки и бахрома с нанизанными на неё оловянными бусинами. Его сальные огненные волосы были зачёсаны назад и стянуты в короткий конский хвост. Ноги, обутые в форменные ботинки, опирались на стремена-педали, торчавшие из рёбер его скакуна.

К тому же он был хорошо вооружён.

Из правого плеча амбулла торчала какая-то роговидная скоба. Можно было предположить, что в мирное время она использовалась как крюк для подвешивания других вспомогательных инструментов. Теперь к ней прикреплялось охряное знамя с кистями и молоточной руной. На рог опирался тяжёлый молниемет…

Но инженер и воин – это не одно и то же, потому что воин никогда не рискнул бы появиться в незнакомом месте, прежде не забросав его смертоносными зарядами.

Гладкие лоснящиеся камни пещеры вдруг пришли в движение, превратившись в шафрановые силовые доспехи. По наезднику и его фантастическому зверю ударили очереди огня.

Одетый в кожу карлик, отброшенный назад попавшими в него снарядами, вылетел из седла ещё до того, как они разорвали его в клочья.

Амбулл взвыл и рванулся вперёд. Его пила взвизгнула, и челюсти, чиркнув искрами, с лязгом захлопнулись, успев, однако, выпустить из бездонной пасти залп гальки, которая со свистом ударилась о доспехи Биффа. Но зверь уже получил смертельный заряд, уничтоживший его внутренние органы. Механические составляющие его организма тоже полыхнули коротким замыканием…

Прожектора во лбу померкли… и амбулл распластался у проделанного им выхода из тоннеля.

Лекс первым вскарабкался на его спину и осмотрелся.

Новый коридор, извиваясь, терялся в непроглядной тьме, которую не в силах был пробить луч вмонтированного в комбинезон прожектора.

– Достаточно просторный, – протянул он, докладывая обстановку и, несколько согнувшись, осторожно двинулся вперёд.

Следующим в подземный проход вошёл Ери, словно желая оставаться в непосредственной близости от того, которого он по-прежнему презирал, но тем не менее внешне проявлял обходительность и братскую дружбу, закалённую в бою. Да, презирал, и поэтому считал необходимым охранять, иначе как мог он сохранить мишень для своей желчи? Путеводную звезду своей ненависти?

Во всяком случае, так это представлялось Биффу…

Но, когда Бифф трудился над созиданием собственной личности, у него не было времени для подобной софистики. Пораскинуть мозгами – это пожалуйста. А ковыряться в душе и чувствовать себя обиженным, зачем? Ему больше не хотелось возврата назад. Знания и образ для подражания – вот что виделось ему в липкой паутине космоса, которая рано или поздно опутывала и поглощала всех своих обитателей. Узнать, как пройти Путь Рыцаря.

Без крови, конечно, не обойтись. Без священного пролития крови врагов.

Кровь амбулла, обрызгавшая камень, была ржаво-оранжевого цвета.

Возможно, странное отношение Ери к Лексу имело для первого определённый смысл, и в этом был его образ жизни.

До слуха Биффа донёсся механический голос сержанта Стоссена, который приказал ему прикрывать тыл. Как было видно из поведения сержанта, он не возражал, чтобы Лекс оставался во главе.

50
{"b":"71548","o":1}