ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вместо этого он находился здесь, зажатый в тесном пространстве грубо отёсанными каменными стенами.

Видеть перед собой безбрежность космоса и ползти…

Космос в основном был пространством пустоты и безликой безжизненности, внутри которого вспыхивали огоньки жизни, и то большей частью лишь для того, чтобы принести жертву смерти. Смерть! На этом языке жизнь разговаривала со Вселенной, вмещающей одновременно миллионы роящихся миров, и всё же, несмотря на это, такой пустынной… Итак, жизнь общалась со Вселенной, предъявляя собственные условия, и довольно громко, потому что жизнь участвовала в сделке с самой смертью.

Ах, эта философия!..

Пусть это будет уделом Ери!

А лидерство – уделом Лекса?

Нет…

– Впереди вижу свет, – сообщил Лекс.

– Погасить наружное освещение комбинезонов, – тотчас скомандовал сержант.

Дальний свет становился ярче и постепенно приобрёл очертания диска, похожего на водянистый лазурный глаз, наблюдавший за их приближением.

Перед внутренним взглядом Биффа возникло изображение извивающегося паука, наложившееся на далёкий глаз карминными венами. Конечности паука от нетерпения подрагивали.

Впереди послышалось слабое биение сердца, потом к нему присоединился хор других сердец. Где-то булькала жидкость.

* * *

Они вышли в помещение, которое, судя по всему, было брошенным гидропонным заводом в длинной низкой пещере, залитой голубым светом, находилось несколько сотен мелких ёмкостей, в которых пышным цветом произ-растали всевозможные растения. Пунцовые шипастые тыквы, лозы ягод славы, пёстрые кабачки, бархатные кроны мясных деревьев…

В трубках булькала вода. Тихо работали, исписанные рунами насосы. Гудел замысловатой конструкции генератор. От всей этой техники веяло незнакомым духом, словно она представляла собой синтез ума человеческого, творившего в давно позабытом стиле барокко, и инопланетного, придавшего элегантную плавность сверхъестественным формам.

Высокий сводчатый потолок и стены покрывали фрески, изображавшие военные сцены прошлого скватов. Карлики с мужественными бородами, обряженные в доспехи, увешанные цепями, талисманами и кулонами, с ремнями, застёгивавшимися золотыми пряжками искусной работы, пытались разбить полчища инопланетных воинов в одеждах арлекинов. Стройные, высокие и таинственно прекрасные, эти неведомые существа были вооружены сверкающими мечами, в то время как скваты размахивали топорами. Нагрудные панцири скватов украшали, сцены с изображением их былых героических побед или поражений. Трудно было сказать по внешнему виду. Победы трансформировались в поражения, поражения – в победы. Неподдающиеся расшифровке скватские руны, по всей видимости, были варварскими стихами.

Контраст между пышным плодоносящим садом и голыми стенами стигийского тоннеля вызвал у Тандриша приступ злобы.

Тогда открылся огромный каменный люк, откуда появились точные копии защитников родного очага в таких же доспехах со всеми полагающимися атрибутами. Казалось, что воины покинули фрески, материализовавшись в трехмерном пространстве. Единственное отличие состояло в том, что теперь они были вооружены не древними топорами, а гибридами молние– и лучеметов, и лазерных пистолетов. Бифф без промедления открыл огонь…

ГЛАВА 13

Несколько тыкв лопнуло, разбрызгав вокруг мякоть своих плодов, то же произошло и с парой скватских тел, хотя их бронированная кожура оказалась гораздо прочнее.

Тотчас последовала ответная стрельба. Плазменная струя ударила в плечо Стоссена и, расплавив его правый наплечник, вывела руку из строя. Хотя боль, возможно, и была в какой-то степени благодатна для сержанта, скафандр его, конечно, проведёт анестезию раны.

Поправ зелёную роскошь своего огородного рая, охваченные пылом битвы, скваты скрылись в его куще, пользуясь гидропонными установками и деревьями как укрытием. Не щадя ни; веток, ни стволов растений, они поливали своих противников потоками плазмы, испепеляющего света и разрывных молний, сопровождая все это руганью и проклятиями. То там, то здесь лопались гидропонные ёмкости, волной выплёскивая питательные растворы.

В проёме большого тоннеля, ведущего в пещеру, появилось ещё с полдюжины скватов. Они были одеты в охряные мундиры с алыми позументами. Потрясая молниеметами и камнерезаками, пополнение не скрывало своего намерения оттеснить десантников в глубь гидропонного завода. В ответ на это Лександро, перепрыгивая через вьющиеся лозы, бросился в атаку.

Паук перед мысленным взором Биффа, вытягиваясь, начал увеличиваться в размерах и вдруг внезапно облепил заключённую в зелёно-жёлтый панцирь фигуру Лександро.

– Нет, не ходи туда, Лекс! – закричал Бифф. – Это слишком просто! Отступи к узкому тоннелю!

Так кричать мог только Ери. Тот на самом деле мгновение спустя присоединил свой голос к голосу Тандриша, эхом повторив предупреждение:

– Отступи, Лекс!

– Трусы! – улучив момент, насмешливо бросил Лекс в их адрес.

Воины в латах, перебегая от укрытия к укрытию, вели сокрушительный огонь, избегая, однако, палить в направлении своих сородичей, облачённых в охряные мундиры. Священные фрески были заляпаны мякотью овощей.

– Давайте к Д'Аркебузу! – приказал Стоссен, как только Лекс достиг второй группы карликов. Оказавшись рядом, он вступил в рукопашный бой, пустив в ход свою силовую перчатку. Камнерезаки, встречаясь с кулаком Лекса, только пускали фонтаны искр, подобно ножам при заточке.

Как проворно танцевали карлики вокруг бронированного гиганта, уворачиваясь от его ударов и нападая на него подобно рыжим волосатым крысам, дразнящим дикого быка. Лексу, однако, удалось изловчиться и поймать одного из них. Лёгким движением пласталевых пальцев он так сжал сквату шею, что у того глаза вывалились из орбит на поросшие щетиной щеки. Поймав второго за руку, он с такой силой швырнул его о стену, что на мгновение тело жертвы стало частью фрески, прилипнув к крови и мозгам, размазанным на каменной поверхности. Казалось, картина обросла какой-то грибовидной массой. Потом труп рухнул вниз.

52
{"b":"71548","o":1}