ЛитМир - Электронная Библиотека

Сомнений не оставалось: это был сам Господин. С обеих сторон от него в чёрных шёлковых одеждах с шурикеновыми катапультами в руках стояли карлики-охранники.

Лександро проверил крепость наручников. Хорошо поднатужившись, он ценой малых потерь мог бы вырвать левый наручник из стены. От этой нагрузки кожа и мышцы, возможно, и пострадали бы, но укреплённые керамикой кости не подверглись бы деформации. Правый наручник, похоже, не поддастся.

Он бросил взгляд на товарищей.

Бок Биффа распух и посинел, на коже вокруг раны застыли капли киновари…

Плечо Стоссена, насколько мог судить Лекс, представляло собой жалкое зрелище. Кости были раздроблены и мышцы обуглены. Лекс с пониманием отнёсся к состоянию сержанта и уважительно посмотрел на него. Тот тайком силился сорвать оковы, но у него ничего не получалось…

В бронзовой треноге тлели благовония, распространяя аромат корицы. Тихо работали невидимые вентиляторы, колыхался поднимавшийся над головой благовонный дым. В его клубах угадывались колеблющиеся очертания призрачных лиц. Они появлялись, бросая вниз гневные взгляды, и снова растворялись, чтобы через некоторое время возникнуть вновь.

Странное гортанное бормотание становилось громче, хотя в песнопении принимали участие не все скваты. Военачальник с тяжёлой золотой цепью на шее, украшенной изображениями предков, надетой поверх грудного панциря доспехов, хмуро посматривал в сторону этих…

лиц в воздухе…

Потом его взгляд упал на Фульгора Саграмоссо и, и военачальник вздрогнул.

Лекс, разбираемый любопытством, повернул голому.

ЛИЦА

Лица возникали на теле самого Саграмосо…

Мятежный правитель обладал удивительной способностью управлять мышцами своего тела таким своеобразным способом, вероятно, когда-то он работал ярмарочным акробатом на одной из грязных планеток. Поверхность его груди, живота и бёдер вздымалась и морщилась, образуя формы, отдалённо схожие с физиономиями. Очертания лиц то делались явственнее, то сглаживались и пропадали, чтобы уступить место новым.

На груди.

На животе.

На широких бёдрах.

Как такое может быть?

* * *

Не был ли Саграмосо на самом деле богом?

Некоторые из Живых Предков наблюдали за представлением с восторгом, один Белобородый взирал на спектакль с выражением нескрываемого отвращения и недоверия.

Саграмосо пристально вглядывался в аудиторию.

– Это собираются мои, собственные священные предки! – объявил он, издав гортанный рык. – Да, они собираются для того, чтобы защитить нас. Видите, как через моё тело дают они знать о себе. А вы не можете вот так же вызвать облики ваших усопших предков? Досточтимых Старцев?

Кое-кто из Белобородых действительно находился под сильным впечатлением.

– А сейчас я сам становлюсь своими предками, Преподобными! Их силы прибывают. Вскоре я таким же образом вызову и ваших самых далёких предшественников. И они будут разговаривать с вами, шевеля губами, которые разверзнутся на моём теле.

Дальше изо рта Саграмосо полилась невнятная околесица.

Казалось, он совсем не управляет собой. Но всё же он старался держаться ровно. Тем временем плоть его торса и бёдер ходила волнами от нарастающего числа безмолвных масок, стремившихся к воплощению. Тогда он потянулся к каменным глыбам, на которых, подобно зверям в ожидании кровавой расправы, распластались Лекс и его братья. Кто-то из свиты подал ему цепной меч.

Лезвие блеснуло пласталевыми зубами, появившимися сразу же, как только оружие начало функционировать.

Мятежный правитель навис над Лексом в позе шамана. Тело его били судороги, словно он испытывал родовые схватки. Целое семейство зачаточных образов рвалось на волю, каждый из них стремился покинуть породившего их хозяина первым.

Саграмосо взмахнул мечом, со свистом рассекая воздух. Лекса обдало холодом кошмара и смерти.

ГЛАВА 14

Но Саграмосо прошёл мимо Лекса и остановил свой взгляд на Стоссене. Охваченный ужасом, тот молился про себя.

Улыбка тронула губы правителя, и он кивнул головой, адресуя этот жест самому себе. Подняв тихо жужжащий меч на уровне пояса сержанта, Саграмосо исторгнул из себя поток бессвязных абсурдных звуков, словно им руководил инопланетный чревовещатель.

– Чи-хами-цзан Цуной, – бормотал он.

Что это за слова?

Бывшего правителя Каркасона била спазматическая дрожь. Лица на его теле становились возбужденнее. Голос его, когда он начал читать молитву, изменился по тембру, став высоким.

– Всемогущий Господин Судьбы, Великий Заговорщик, кто формирует жизни людей с тем, чтобы изменить курс истории, как и я, который стремится к его перемене, прими это… подношение.

Он медленно опустил цепной клинок на гранитную глыбу с прикованной к ней жертвой. Нервы у сержанта не выдержали, и он закричал. Но вскоре Стоссен затих. Кровь, хлынувшая из живота, тут же сворачивалась, застывая тёмными рубинами. Саграмосо работал мечом до тех пор, пока не рассёк сержанта на две половины.

У Лекса внутри всё сжалось. В нос ударил запах фекалий, сдобренных знакомым запахом гормонов, – кишечник сержанта, оказавшись без контроля, освободился от своего содержимого.

Саграмосо погрузил руки в испражнения, потом поднёс измазанную ладонь к лицу и лизнул.

Вокруг головы правителя возник колеблющийся ореол. Казалось, что чёрные волосы дымятся, и дым этот как будто искал возможности воплотиться в призрачную форму, которая, так и не успев родиться, тут же распалась. В области его плечевого пояса пробивались два каких-то образования. Но было непонятно, происходила трансформация под. кожей или на её поверхности.

На ладони, испачканной содержимым кишечника Стоссена, возник глаз. Его свирепый взгляд поверг в столбняк тех из Белобородых, которые доселе оставались скептически настроенными. Покинув свой трон, один из старцев, ковыляя, прошёл к кому-то из сидящих воинов, чтобы переговорить о чём-то.

– Выкуй нашу судьбу! – визгливо вскрикнул Саграмосо.

Казалось, он испытал приступ боли. Он пошатнулся и едва не уронил меч, потом резко выпрямился. Но и после этого его голова словно ушла в плечи, как будто морщинистая шея стала короче. Обе грудные мышцы приобрели чёткие формы, соски превращались в торчащие вздёрнутые носы. Над каждым из них открылось по паре желеобразных глаз, а внизу – по кроваво-красному рту, похожему на свежую рану.

56
{"b":"71548","o":1}