ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет…

Ибо Гайстлер снял чернильную ткань, и всеобщему взору предстал герметичный ящик с увеличительными стёклами вместо стенок, в каких обычно хранятся живые органы и ткани.

– Если вы когда-нибудь нарушите данную клятву, вас живьём будут окунать в кислоту, чтобы облезла кожа и мясо и остались одни кости, только делаться это будет очень медленно. Потом каждую из ваших косточек покроют проклятиями и ваши скелеты выбросят в открытый космос, где они будут плавать миллионы, а может и больше лет, пока, к своему страху и ужасу, их не обнаружит какой-нибудь инопланетный корабль. Тогда, может быть, инопланетяне, подберут их и вывесят у себя в храме как безделушки для отпугивания злых сил.

Внутри ящика хранилась… правая кисть Дорна, кости .пясти и запястья и фаланги, сплошь исписанные геральдическими знаками.

Настоящая рука Дорна, принесённая из Реклюзия…

Только теперь Лекс понял, как близки они были к гибели, с тех пор как переступили порог Изолятора. В случае запятнанности злыми силами их ждала почётная эвтаназия. Но существовало ещё два варианта возможностей: вернуться к исполнению своих обязанностей в полном беспамятстве, что, вероятно, повлекло бы за собой переучивание… или вернуться как есть, самими собой. Последнее могло произойти только после принесения торжественной клятвы.

Гайстлер поднял прозрачный ящик, крепко прижимая его к себе. Тем временем к нему по очереди подошли три брата, приложив к его поверхности ладонь правой руки, всего в нескольких дюймах от священных костей Рогала Дорна.

Каждый повторил вслед за капелланом: Per ossibus Dotni silencium atque taciturnitatem fide-liter promitto…

Только после этого выпустили их из Изолятора… и они прошли мимо камеры хирургического допроса, где себе под нос нёс всякую несуразицу Живой Предок…

* * *

Крепость-монастырь, как и прежде, год за годом неслась по бескрайним просторам неизмеримого пространства пустоты и бесконечной ночи, только звезды слегка меняли своё положение по отношению к ней.

Тем временем в большой общине жизнь шла своим чередом по давно заведённому распорядку. Любая деятельность там сопровождалась ритуалом, подобно тому, как в узор простого гобелена вплетается золочёная нить.

Освоение оружия и учебная практика. Молитвы. Болевые машины. Пиршества. Дуэли чести. Экспедиционные вылазки отрядов и рот.

Ери стал первым из трех братьев, кто принял участие в дуэли в зале Кружек, обутый в неподвижные сапоги. Он сражался в защиту чести Лекса, к большому смущению последнего. В ходе состязания ему рассекли подбородок. После этого у Ери появилась привычка выдвигать вперёд подбородок, чтобы демонстрировать почётный шрам как доказательство его преданности Брату…

Бифф, к его собственному удивлению, первым из трех братьев испытал потребность заняться ручным творчеством. Прежде, на протяжении многих лет, его часто можно было увидеть в келье, занятого то одной поделкой, то другой. То он трудился над древним кинжалом, полируя его шершавым куском засохшей кожи ящерицы, то наводил последние штрихи на фаланговую кость, придавая ей блеск с помощью глянцевального круга из непрошитого муслина, то обрабатывал костные поры, заливая их расплавленным парафином. Гораздо приятнее было ему ощущать в своей ладони прикосновение древнего лезвия, чем мудрёный силиконовый карбид инструмента для нанесения гравировки.

Искусство вызывало в Биффе давно забытые чувства. Наведение на изделие окончательного глянца пробуждало ассоциацию с собственной персоной, зрелое совершенство которой было достигнуто за счёт кропотливой работы над его костями, мышцами и мозгом. Его плоть была подобна мрамору с прожилками из молока и вина, сравнимая с ним же по крепости. Могучий тонкий интеллект и чувства балансировали на крепком мозговом хребте…

Первая миниатюра, созданная Биффом на кости пальца, изображала Библиара в костюме Терминатора, пробивавшего себе путь среди карликовых воинов. Миниатюра заслужила право быть выставленной на серебряном подносе в нише для реликвий в Коридоре Неустрашимой Храбрости. Лександро коварно наметил, что сцена, изображённая Биффом, «слишком близко располагалась к краю».

Трое братьев в составе Первой Роты летали на искусственное тело, напоминавшее видом корпус корабля огромных размеров. По сообщению капитана одного грузового судна, объект дрейфовал в космосе, приближаясь к процветающей звёздной системе. Там они уничтожили логово генокрадов, опасаясь, как бы эти загадочные и дикие инопланетные племена не высадились на планетах той звезды и не расплодились там, смешавшись с местным населением…

Трое братьев принимали участие в ликвидации пиратов человеческого происхождения и зелонокожих чужаков…

Они помогли восстановить власть свергнутого правителя, Вендрикса, подобно тому, как когда-то помогли свергнуть лорда Карка…

* * *

Тем временем Астропаты Библиария осуществляли божественный контакт с Землёй, которую космическим десантникам не суждено было когда-либо увидеть, даже если бы они смогли прожить более четырех сотен лет.

Земля! Колыбель человечества не желала расставаться с тяжким бременем контроля над миллионами разбросанных миров, каким бы призрачным он ни представлялся. Некоторые из особенно удалённых планет удостаивались внимания метрополии раз в десять, а то и сто лет. Бывало, что целые гроздья звёзд светили незамеченным и на протяжении жизни целого поколения. Но это касалось только тех солнц, на планетах которых проживали представители человечества. Миллионы других звёздных миров были на карте всего лишь координатами, точности которых никто не мог гарантировать.

Прошло десять лет.

Что значат десять лет для Империи или галактики? Миг, один только миг.

Для Лекса, Ери и Биффа он ознаменовался кусочком стального стержня, ввинченного в лобную кость… так скромно… так незаметно… всё же стальной стержень отмерял время, равное пяти с четвертью миллиона минут, проведённых в пределах интерната.

Минуты очищения, молитвы и боли, минуты преданной веры и минуты смертельных схваток.

61
{"b":"71548","o":1}