ЛитМир - Электронная Библиотека

Только тут Бифф понял, насколько сильно он сам опутан липкой паутиной братства…

Предположим, один брат умер. Но все они трое так тесно связаны с судьбой каждого из них в отдельности. Тогда, возможно, все трое будут обречены на смерть. Возможно, в этом есть болезненная неизбежность. «Имя – Смерть, — ясным голосом проговорил Паук у него в голове. – Смерть – имя».

Бифф услышал те же самые слова. И произнёс их не Рогал Дорн, но кто-то далёкий и позабытый. Возможно, это прозвучал голос самого Некромонда, мира смерти, откуда, как ему казалось, он убежал, и который всё же достиг его через годы и расстояния, измеряемые парсеками.

Биффа захлестнула жуткая волна суеверного страха, которая потрясла структуру его здравомыслия, стоившую ему такого огромного труда.

Свободной рукой он изобразил в воздухе знак заклинания и без особых надежд прошеитал молитву, в которой, к тому же, перепутал слова:

– Паучий дух, не предавай меня. Рогал Дорн, пролей на меня свой свет.

В мыслях он согрешил. Он додумался до немыслимого. Его чересчур проворный ум по косточкам разобрал мотивы Ери. Этим поступком он дерзнул усомниться в верховности Императора и Примарха, не так ли?

Совершив только одну замену… использовав Ереми Веленса в качестве своей воображаемой модели…

Татуировка на лице Биффа страшно чесалась, как будто её рисовали заново, обводя контуры кончиком острого ножа, едкой кислотой и краской.

«Разобрать, – подумал он с лёгким головокружением. – Разрушить. Сломать».

Искать и учиться, всеми средствами, но главным образом разрушать; чтобы накормить голодного Паука… который больше не казался ему реальным воплощением мудрости, благодаря которой Бифф постигал скрытые образы, но стал инстинктивной силой, жаждавшей во что бы то ни стало выжить, круша и проливая инопланетную кровь.

Кулаки должны проявлять смекалку.

Но ум и смекалка в конечном счёте были самообманом.

Бифф похлопал Ери по бронированному плечу.

– Не теряй веры, брат, – предупредил он. Ери, не заметивший безумной улыбки Биффа, не понял его. Иначе и не могло быть.

– Лекс никуда от нас не денется, мы не отдадим его в лапы смерти, – ответил Ери. Он говорил так, как если бы уже увлёк Биффа в своё дело, убедив его стать вторым телохранителем божественного Лександро Д' Аркебуза.

Хотя, с другой стороны, возможно, это был вполне адекватный ответ. Может быть, Ери теперь действительно имел настоящего партнёра в сохранении такого пылкого и такого презренного брата.

– Мы встретим смерть втроём, – пробормотал Бифф, а со стороны могло показаться, что он выругался.

Три тела, связанные вовеки.

Три предполагаемых трупа – в компании незримой куртизанки могучего космоса, которую нельзя было причислить ни к мужскому, ни к тому, другому, роду; тот, четвёртый, был бесполым, что как нельзя больше подходило для данного случая. Вымирание рода.

* * *

Внутри этого загадочного живого корабля многие из десантников должны были испытывать сходную душераздирающую боль. Многие из Боевых Братьев, должно быть, молились, чтобы их вера с утроенной силой берегла их.

По всему коридору теперь шли кольцевидные узоры из хряща, сочащиеся сукровицей. Повсюду глаз натыкался на светящиеся синюшные грибы, усеявшие стенки наподобие грыжевых гроздьев с нимбом из фосфоресцирующих насекомых с прозрачными крылышками. Поросший щетиной пол утопал в зловонной жиже. В липкой топи его мелководной трясины копошились длинные ленточные черви серебристых тонов. Посасывая вязкую жидкость, они, как листья, роняли сегменты своего тела, напоминающие мягкие плоские слитки. Их тут же подхватывали, унося в клешнях, крабовидные создания с медными панцирями. В воздухе пахло острым запахом уксуса и гниющих фруктов.

Бесцветное жирное брюхо на кривых костяных ножках жадно пожирало пульсирующую фиброзную опухоль, выступавшую из стены. Когда они подошли поближе, создание, взявшее на себя роль хирурга, достигло крайней степени обжорства и лопнуло, растекшись измельчённой раковой тканью, смешавшейся с жижей.

Взамен лопнувшей твари появилась другая такая же, на ломких ножках, и с жадностью набросилась на еду. От первой её отличало слипшееся брюхо, похожее на спавшиеся лёгкие. На этом участке пути им попалось ещё несколько других созданий с впалыми боками, стоявших в ожидании своей очереди.

Передвижение Кулаков сопровождали самые разнообразные звуки: шипение газа, бульканье соков, свист, глухие стуки, шелест. Но вот вся эта многоголосица по неизвестной причине стихла. Насторожившись, десантники приготовили тяжёлое оружие: ракетные установки и плазменную пушку.

На некотором расстоянии от кисты словно из-под земли выросло существо зеленоватого циста, состоявшее на первый взгляд, из одних только когтей и шипов.

Помогая себе усеянным колючками хвостом, оно устремилось навстречу Кулакам. А из кисты уже появлялась вторая аналогичная тварь…

Хвост представлял собой тугую пружину упругих мышц. Мощная толчковая нога с двумя когтями напоминала заострённое раздвоенное копыто, которое также способствовало стремительному передвижению. Из покрытого роговой оболочкой паха торчал, подрагивая, устрашающего вида длинный, острый как нож, орган. Над головой существо размахивало единственной кожистой рукой с огромной ладонью, по бокам которой выступали костяные образования. Два узловатых пальца заканчивались длинными загнутыми когтями. Один напоминал кривой турецкий ятаган, второй – страшный полукруглый крюк.

На половине торса, сплошь усеянного массивными крючковатыми клинками, выступало искажённое лицо. Зубастый рот скалился в ухмылке. Над крошечным носом безумно сверкали два близко посаженных глаза, неподвижно смотревших в одну точку.

Лицо почти гуманоидное… В тело ударили разряды молний, разорвав оскал лица. Но хвост и нога по инерции продолжали движение, грозя остриями клыков, кинжалов и когтей.

Прошелестела плазма, обдав пламенем и обуглив протянутую руку монстра. Но паховый клинок безжалостно вонзился в панцирь одного из братьев. Острый шип почти насквозь прошил сплав бронированной пластины, защищавшей пах десантника, лишь только после этого утратил силу и сник.

69
{"b":"71548","o":1}