ЛитМир - Электронная Библиотека

– Эта голова не ушибла тебя? – спросил он. В голосе его, кроме обвинения, прозвучала ещё и искренняя озабоченность.

– Ушибла меня… – эхом отозвался Лекс, едва понимая вопрос Ери. Шок, который он испытал, возможно, даже превосходил тот, что ощутил сам Бифф в свой последний час. В лицо Лексу дохнула смерть бывшего подонщика, его «брата».

– Ушибла меня?..

Да, у него была ушиблена душа. Внутри себя он ощущал такую безысходную пустоту, которую мог испытать разве что сам Бифф, когда обнаружил, что внезапно лишился тела. Лекс чувствовал потустороннее присутствие, ему казалось, что возле него парил призрак. Растворяясь и уменьшаясь в размерах, он вскоре превратился в уходящее эхо далёкого крика.

– Вот так, – твёрдо сказал сержант и в знак подтверждения своей мысли пнул истерзанное тело Зоата. – Наверное, он и в самом деле попал в безысходную ситуацию. Ему во что бы то ни стало нужно было остановить нас. Тандриш доказал свою правоту, хотя это и стоило ему жизни. Спас нас от совершения роковой ошибки. Спас нас от смерти. Да пребудет с ним Дорн вовеки. – Произнося это, он случайно уронил взгляд на Лекса. Ери нахмурился.

– Спас тебя? Спас для чего? – зашипел на Лекса рассерженный Ери. – Скорее, обрёк тебя на куда более страшную смерть.

Эта перспектива, казалось, завораживала Лекса. Презренный бывший подонщик «переплюнул» своих двух братьев, поднявшись над ними в смерти. Следовало немедленно восстановить правильную иерархию.

Как же? Бифф даже разоружил Лекса… в определённом смысле. Как предусмотрительно с его стороны было поймать голову брата. Мудрый Зоат.

Лекс быстро поднял оружие.

– Если ты так уж озабочен, то мог бы, по крайней мере, подать мне хотя бы это, – сердито бросил он Ери. – Сэр, – обратился он к сержанту, – должно быть, мы совсем рядом с главным органом. И его никто не охраняет.

– Сначала мне нужно доложить об этом «посланнике» и о том, что он говорил.

Включив связь с командованием, сержант опустил забрало. Он не хотел, чтобы его солдаты ещё раз услышали упоминание о Силах Хаоса, которые оказались всего лишь хитроумной уловкой Зоата.

Лекс, рассерженный минутной задержкой, мерил помещение шагами.

Юрон снова поднял забрало. Лицо его было мрачным.

– Мы должны вывести главный орган из строя. Библиар Гренцштейн мёртв. Так что, в путь, парни.

* * *

По клоачному коридору направились они к пульсирующей двери. Пурпурные мышцы её были судорожно сжаты. Не желая впускать пришельцев, она была готова сопротивляться до конца.

В вязкой синей жиже валялись тела нескольких мёртвых десантников и убитых тиранидов. Трупы людей и инопланетян уничтожали мусорщики, существа, питающиеся падалью. Они представляли собой кожистые мешки с огромными, острыми как бритва, челюстями, и передвигались с помощью дюжины проворных ног. Кроме них, тут же извивались трубчатые змеи-отсосы и сновали колченогие транспортёры с перепончатыми крыльями.

Мешки прокусывали кожу тиранидов и расчленяли трупы инопланетян. Полученные сегменты они проглатывали целиком.

Раздувшись, они вперевалку ковыляли к разинутым губам с тонкими стенками, покрытыми сетью капилляров, которые заглатывали полные мешки. Всё это сопровождалось шипением газа, что свидетельствовало о наличии за этими отверстиями пневматического канала. К Кулакам в комбинезоны заползали змеи, чтобы убрать попавшие туда остатки мяса и костей. Хлопая крыльями, летали транспортёры, перетаскивая в когтях куски плоти.

Одна змея, подпрыгнув, вцепилась в ствол молниемета скаута Дитриха. Он попытался стряхнуть её, но она держалась мёртвой хваткой и не отпускала, а только плевалась едкой дымящейся слюной, забрызгав перчатку скаута.

Тогда сержант Юрон рассёк её энергетическим мечом, ему пришлось ударить рептилию второй раз, но челюсти она так и не разжала. Едкая жидкость на глазах разъедала ствол, он стремительно терял привычные очертания.

– Брось оружие, Дитрих!

Но было уже поздно. Перчатка скаута тоже расползалась.

Десантники передвигались бегом. Под ногами суетились проворные мешки и змеи. Иногда кто-нибудь наступал на ка'кое-нибудь существо или сбивал летающие транспортёры. Наконец они оказались перед упрямой дверью, не желавшей отворяться. Юрон, применив лазер, бесцеремонно распахнул её. Бифф мёртв. Бифф мёртв. Разум Лекса начал постигать кровавую реальность случившегося. Кончина подонщика вызывала у него припадок буйной радости. Подумать только – оторвали голову! Эту примитивную, варварскую и такую самонадеянную голову… Вечно что-то соображавшую… С этой жутко безобразной татуировкой… Негодование вызывало ещё и то, что его так вознесли, сделав из подонщика Боевого Брата. Но это событие также вызывало дикую, непереносимую боль, щемило душу. Острое переживание ампутации… Чувство пустоты внутри… потеря паразита, присутствие которого в конце концов, как это ни странно, оказалось ценным и необходимым. Бифф всегда был своего рода противовесом благочестивой жизни Лекса. Значимым было уже само его противостояние.

Да, проклятие, значимым!

За клочьями разрезанной умирающей двери их взорам предстало лоснящееся глянцем голубое помещение.

На полу распласталась гигантская зелёная… железа? Словом, какой-то важный орган тела корабля…

Бесформенная гора плоти. С обеих сторон, присосавшись к полу, её удерживали огромные, вывернутые наружу , присоски. Пол состоял из множества копошащихся трубок, похожих на личинки. По их периметру шли более толстые трубки, которые, в свою очередь, присоединялись к узелковым наростам пульсирующей железистой массы. Красно-пунцовые образования на органе выделяли гормоны. В воздухе стоял густой запах мускуса и сероводорода, тухлых яиц и парфюмерии.

По зелёной органической ткани десантники открыли огонь из молниеметов, орган съёжился и запузырился гнойной сукровицей. Из образовавшихся в его поверхности прорех показались пучки извивающихся щупалец. Были оторваны нервные окончания, спрятанные в глубине пола,

И Лекс почувствовал боль ампутации, словно рвались связи между его частями тела, рвались безнадёжно и бесповоротно. В этот момент ему показалось, что до сих пор Бифф был соединён с ним, слившись плотью и душой, а теперь его снова отрывали от него, и делали это с ещё большей жестокостью… чтобы навсегда бросить в непроглядную тьму безумия.

75
{"b":"71548","o":1}