ЛитМир - Электронная Библиотека

Покидая судно, Кулаки в эту многокамерную истекающую соком матку, плодящую чудовищ, вложили мощные заряды замедленного действия. Вскоре до них доберутся мусорщики и попытаются ликвидировать. Выпустив едкую слюну, приведут бомбу в действие.

Лександро ожидал, что из-за Ери его снова захлестнёт боль лишения, спазм пустоты.

Но на этот раз всё было по-другому. Осознание утраты выстраивалось на уже существующем фундаменте боли по поводу смерти Биффа, от которой он никак не мог избавиться.

Лекс не почувствовал, точного момента гибели второго брата. Но к нынешнему часу он точно знал, что Ереми Веленса тоже больше нет на свете.

* * *

Потерявшего сознание лейтенанта Вонретера, которого они надеялись забрать на обратном пути, десантники нашли наполовину съеденным корабельными макробами. К счастью, его грудная клетка оказалась нетронутой, и брат Малер, знакомый с искусством хирургов, извлёк из неё прогеноидные железы.

Можно было сказать, что в определённом смысле жизнь лейтенанта продолжится.

В отличие от Ереми…

В отличие от Биффа; обезглавленное тело которого стало пиршественным столом для переливающихся жучков, быстро расплодившихся внутри скафандра, лежавшего все в том же помещении, где он бросил вызов Зоату. Обдав останки огненной струёй, сержант, пропустив руку через шею, сунул снаряд в грудную клетку трупа. Кроме голых рёбер, осколков чёрного внутреннего панциря и хрупких жучков, там ничего не было.

И они отступили. Отступили.

* * *

Из девяти сотен человек, проникших в чрево корабля тиранидов, только шестьдесят один вернулся на торпеду…

… которая через анальный сфинктер вынесла их обратно в чистую звёздную пустоту космического пространства.

Из других отверстий этого огромного, выцветшего судна, похожего на наутилус, выплывали остальные торпеды. То же происходило и на других кораблях.

Тут инопланетное судно, вторжение на которое они совершили, беззвучно затряслось. Это взрывались заложенные ими снаряды.

Но его не разнесло. Несмотря на это, Имперские военные корабли начали обстрел других свёрнутых в спираль гигантских судов.

* * *

Как элегантно проплывали мимо корабли человеческого флота, выпуская в противника пульсирующие шипящие шары плазмы. То были вертикальные города с бойницами и остроконечными верхушками, призрачные в смете далёкой Лакрима Долороса, – города, расположенные на копьеобразных палубах с подвесными ворп-килями, на четыре километре выступающими вперёд. Почти такой же объём массы приходился и на нижнюю часть судна, так что казалось, что корабли, отражаясь и гладкой поверхности, плывут по ртутному озеру.

Бомбы с дистанционным управлением взрывались, приходя в соприкосновение с высоким корпусом инопланетного корабля. Взрыв разрушал его стенки, обнажая внутренние камеры.

Внутрь врывались струи ослепительно белого ионизированного газа, сжатого в силовом поле, превращая все в горящий ад, где закипала атмосфера. Сконцентрированная энергия направленного действия разносила внутренности вдребезги.

Но пришельцев насчитывались тысячи, и из зияющих ртов самых исполинских из раковин заструился поток белых корабликов-деток, каждый из которых по размеру не превышал небольшой корвет. Быстро набирая скорость, они направлялись в сторону своих обидчиков. В безвоздушном пространстве плыли они, напоминая белые зародыши окаменелостей.

Прошло немного времени, и с палубы и башен кафедральных крейсеров ударил огонь, прочертив в пустоте трассирующий след.

Некоторые из белесых зародышей занялись огнём.

Всё же им не было числа.

Часть из них попадала на палубы. Безмятежное величие городов-воинов потрясли взрывы. Они срывали с них элегантное кружево пласталя, обнажая полости, откуда взрывной волной выбрасывало обломки оружия и останки тех, кто его обслуживал…

* * *

Битва велась на пространстве, превосходящем по объёму несколько кубических мегакликов, обойдя стороной желтоватый газовый гигант с его бледнолицыми лунами.

Всё же даже в разгар ночи дикие варвары на Лакрима Долороса III, даже если бы очень захотели, и то не смогли бы заметить самые яркие пожары величайшего из побоищ. Слишком большое расстояние, оцениваемое в сотни миллионов кликов, отделяло их спокойный, поросший девственным лесом мир.

ГЛАВА 20

В галерее Солитория, расположенного на обратной стороне крепости-монастыря, преклонив колени, в одиночестве стоял Лександро и искал душевного успокоения.

Он не замечал ни разлитой в небе туманности, ни десятков тысяч звёзд, горевших крохотными синюшными лампадами или свирепыми карбункулами, застывшими в пустоте. С пренебрежением смотрел он на пастельные пятна звёздного света, сочившегося сквозь витражные стекла расположенных в нишах окон.

Лейтенанта Кроффа Теслы, лишившегося рук и ног, давно не было. Он вернулся к своим Братьям Кровопийцам. Домой его забрал фрегат братства сразу после завершения Собрания Командиров, предшествовавшего походу на Лакрима Долороса.

Лександро был один.

Но память об изувеченном Кроффе Тесле в его коляске, сделанной в форме чаши, с парой обслуживающих сервов, осталась.

Какой стойкий человек!

Однажды его посетили три «брата». Они пришли к нему просто так, из любопытства…

Тогда Ери поинтересовался, не жалеет ли Тесла о своём спасении. Лекс каламбурил, чтобы одержать над Ери верх. Он тогда ещё спросил, правда ли, что Братья этого экзотического кроволюбивого Братства пьют друг у друга кровь. Это оказалось вторжением в частную жизнь Теслы, что вызвало гнев лейтенанта, гнев, смешанный с тоской.

Тоской по оставшимся вдали братьям, тоской по утраченным конечностям.

Теперь и Лександро, оставшись один, перенёс духовную ампутацию. Он никогда не думал, что такое может с ним случиться, никогда не думал, что будет так страдать. Все его молитвы к Рогалу Дорну были ничто, пыль и тлен. Его не покидало чувство безнадёжности и тщетности, и эта пропасть была глубже и разрушительнее любого теплового колодца.

77
{"b":"71548","o":1}