ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вспоминал, как исповедывался перед Ло Чангом, капелланом с лицом, испещрённым лунными кратерами. Исповедь проходила в часовне, где в нише, задрапированной пурпурным бархатом, что придавало ей сходство с вертикально поставленной шкатулкой для драгоценностей, висел, ощерив зубы, большой, эллипсоидной формы череп тиранида.

Ло Чанг сидел за резной ширмой на скамье боли. Правда, использовал он её не потому, что был обязан физически страдать, выслушивая признания брата в мелких грехах… Совсем нет. Хотя возможно, что болевые ощущения, связанные с запором, приносили ему определённое удовольствие… но таким образом он мог частично прочувствовать несчастье брата, а потом пойти и облегчиться, избавив себя от ощущений душевного и физического дискомфорта, материализовавшегося в виде грубых отходов, пригодных разве что для ультразвуковой утилизации.

– Сейчас, когда я молюсь нашему Примарху, чтобы он снова открылся мне, – прошептал тогда Лекс, – я не чувствую ничего, кроме внутреннего холода… когда раньше я ощущал там присутствие духа Дорна, ощущал его тепло, его сияние… Словно Рогал Дорн лишил меня ауры своего благословения, своей милости…

* * *

Благодаря походу на Лакрима Долороса теперь стало больше известно о структуре и функционировании флота-гнезда тиранидов.

Каждый пятый корабль из общего числа вторгшихся в пределы той звёздной системы, был уничтожен или выведен из строя благодаря стараниям десантников или усиленному обстрелу крейсерами. После чего Имперские силы отступили, позволив кораблям-улиткам наброситься на дикий мир джунглей и его невежественных обитателей.

Пятая часть кораблей пришельцев по приблизительным подсчётам соответствовала примерно пяти тысячам. Если только не произошло ошибки в меньшую сторону. Вероятность такой ошибки была довольно высока. Значительная часть флота, скрытая в Ворпе, была погружена во мглу,

Часть. Всё-таки… весомая часть.

И флот передвигался очень медленно – в историческом измерении.

И довольно быстро – в космическом.

Он мог пополняться, мог из людей, обирая их детородные органы и гены, плодить рабов-монстров, создавать живую технику.

Но в целом поход, как будто, закончился успешно, разве нет? Были получены новые сведения.

Больше стало известно о Матках-Геноклеях, которые производили потомство правящего класса тиранидов, а также о полной гамме биологических конструкций, понятных этим Маткам… о Генокрадах, Зоатах… и клонированном живом оружии и живой технике, генетически выведенных на базе пленённых особей. Больше стало известно об Энергетической Коре, перекачивавшей жидкости внутри каждого корабля. Многое открылось о Сенсорных Пучках, которые преобразуют нейрохимические сигналы.

Обнаружились новые факты о Мозговых Синапсах Гнезда, которые, объединяя каждый отдельный корабль со всеми остальными, слипаются в Сверхразум, обостряют процессы восприятия тиранидов и их созданий…

– Вы разрушили мозговой синапс гнезда, – терпеливо объяснял Ло Чанг Лексу. – Орган, который связывает тиранидное судно со Сверхразумом флота-гнезда. Он объединяет проклятых тварей и их биологические создания внутри судна, настраивая всех на одну телепатическую волну восприятия. Чем ближе они подходят к нему, тем сильнее его влияние на них. Твоё собственное психическое состояние, как мне кажется, соответствовало уровню точка ноль один… Тот орган был способен увеличить чувствительность твоей психики в сотни раз. Наши Терминаторы-Библиары ощущали его силу; но Библиары прошли специальную подготовку, чтобы противостоять влиянию…

К тому же у тебя на глазах страшной смертью умер твой брат Тандриш. В непосредственной близости от тебя.

Отсюда твои страдания, и недоумение, от этих страданий.

Теперь ты непроизвольно не позволяешь ауре Дорна соприкоснуться с твоей израненной душой, чтобы защитить себя от… излишней экзальтации. Тебя все ещё беспокоит смерть Тандриша.

И Веленса тоже. Эта боль прошла по каналу неопределённой потери, который был перекрыт органом в момент его гибели.

Открой свою душу Дорну, Д'Аркебуз. Пусть свет Дорна развеет мрак смерти.

Но всё было напрасно.

Как горько было ему осознавать, что Бифф и Ери, уйдя из жизни, травмировали его душу и разум.

Лексу нужно было очиститься от этого привкуса горечи, который так тяготил его.

Ему было больно и стыдно знать, что Бифф умер героической смертью, спасая их от глупости, от обмана того Зоата. Он переживал и смерть Ери, который формально тоже умер как герой, хотя на самом деле пал жертвой навязчивого состояния, суть которого заключалась в том, чтобы уберечь Лекса от рокового для него героического поступка.

И это чувство стыда тоже коробило его,

К своему вящему удивлению, он горевал, потому что со смертью Ери и Биффа потерял частицу себя.

Было ли предположение Ло Чанга относительно стократного увеличения переживания всего лишь его догадкой? Не были ли вина и боль Лекса навеяны агонией умирающего инопланетного нервного органа?

Или он в самом деле искренне горевал по поводу утраты своих двух братьев?

Впрочем, имело ли это какое-то значение?

Как раз имело, потому что теперь он знал, что в кругу Братьев лишился братьев.

Случись это десять лет назад, как бы радовался он освобождению от этой парочки, преследовавшей его со времён Трейзиора…

Но сейчас… Он, который покинул своих настоящих родственников, двух своих глупых сестёр, был вынужден признать то, мысли о чём никогда прежде не допускал. Только ценой потери, окончательной и безвозвратной, он понял, что имел двух братьев, двойную темп, самого себя… и теперь их не стало. С их смертью он утратил собственную тень. Странно, но теперь его могучего тела, его плоти и крови ему стало недостаточно.

По настоятельному совету Ло Чанга он продолжал истово молиться, но это не приносило никаких результатов.

Пыль…

Пепел…

– Ты должен смирять свою душу в Солитории, – сказал капеллан, – оставайся там до тех пор, пока не найдёшь средство излечить её.

Капеллан вышел из-за ширмы и отправился в сторону освящённого кубрика Аблутория, чтобы облегчиться и снять с себя груз исповеди Лександро.

78
{"b":"71548","o":1}