ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я тоже! - радостно сказал Уилсон. - Я ей очень благодарен за это. Переключи её на мою линию. - Он прикрыл микрофон ладонью и, мило улыбнувшись, добавил. - Это ненадолго.

Бизнесмен недовольно кивнул, явно подавив горячее желание высказать чиновнику свое возмущение. Наглым обхождением с американскими туристами, похоже, отличаются не только местные отели. В конце концов, если американский гражданин не имеет преимущества в приеме в собственном посольстве, совершенно ясно, что с этим надо что-то делать.

В трубке раздался громкий щелчок: секретарша перключала линию - и тотчас на другом конце провода послышался голос старшей сестры больницы. Она была взволнована,

- Senhor Wilson?

- Falando. Que posso fazer p`ra Senhora?

Брови посетителя поползли вверх: он не на шутку встревожился. Похоже, ему показалось весьма странным - если не сказать непатриотичным, - что американский чиновник на рабочем месте вдруг стал изъясняться на иностранном языке - к тому же находясь на территории посольства США. Кое-кто, говорил его пылающий взгляд, узнает о столь возмутительном поведении сотрудника службы безопасности. Уилсон, читая мысли посетителя, пожалел бедного посла и подавил улыбку.

Дона Илезия помолчала и заговорила вновь.

- Мне очень не хотелось отрывать вас от дел, сеньор Уилсон, но я просто не знаю, что делать. Мне уже дважды звонили сегодня утром из штаба ВВС. Первый раз когда я пришла, а второй раз - всего несколько минут назад. О том матросе...

Уилсон нахмурился. И его хорошее настроение сразу испортилось. Его прервали на середине идиотского разговора только для того, чтобы втянуть в другой идиотский разговор. Что странно, потому что Дона Илезия отличалась отменным здравомыслием, хотя в такой день всякое возможно...

- ВВС? Матрос? - Он недоуменно уставился на телефонную трубку. - А какое отношение ВВС имеет к матросам?

- Вы не поняли, сеньор Уилсон, - терпеливо продолжала Дона Илезия. Капитан торгового судна "Санта Эужения" послал им телеграмму из Монтевидео. Он спрашивал о здоровье своего стюарда. Ну и, естественно, они перезвонили мне. Дважды. А я и не знаю, что им сказать.

Уилсон помотал головой, точно стряхивая туман или алкогольные пары.

- Вы правы, Дона Илезия. Я не понимаю. - Он крепко сжал трубку. - Раз речь идет о больнице, то единственное, что я могу понять - так это то, что матрос с торгового судна и есть ваш пациент. Но я все равно не понимаю, какое к этому отношение имеет ВВС и почему капитан корабля не связался непосредственно с больницей.

- Потому что не знал, в какую больницу отправят матроса. То есть в какую больницу направит больного служба береговой охраны. В Рио как-никак двадцать крупных клиник. Они же могли отправить его...

- Ах вот оно что, - воскликнул Уилсон, когда осколки загадочной истории наконец-то сложились в ясную картину. - Теперь я кажется понимаю, что произошло.. Итак, береговая охрана сняла больного матроса с борта торгового судна и отправила его к нам. К вам. И вот теперь капитан корабля, прибыв в порт назначения и движимый заботой о члене своего экипажа, хочет справиться о его здоровье. Что ж, это не такое уж невероятное желание. Так в чем проблема?

- Но...

- А, вас волнует вопрос безопасности. Из какой страны был этот корабль?

- Судно португальское..

- Португальское? Не советское! Ну тогда можете им сказать все начистоту.

- Но я не могу! - запричитала Дона Илезия. - Вы все-таки не понимаете. Он так и не доехал до нашей больницы. Этот тот самый, кто исчез из санитарного фургона! - В её голосе позвучал упрек. - Как же вы забыли, сеньор Уилсон. Вы же присутствовали на собрании попечительского совета, когда я вошла и рассказала о случившемся.

- Да... А, так этот тот самый?. - Наконец-то все прояснилось. Но почему же она не могла ему сразу все рассказать? Он поразмыслил над её словами и добавил. - Теперь ясно. Конечно, это довольно щекотливое дело, но нельзя же это держать в секрете.. Во всяком случае, больше уже нельзя. Надо им просто сказать, что матрос не доехал до больницы. Не могут же они возложить на нас за это ответственность. Ясно, что он по своей воле сбежал из фургона. Вот и скажите им... - Он осекся и нахмурился, пытаясь сформулировать свой ответ в дипломатичной форме.

- Так что им сказать, сеньор Уилсон?

- Я думаю... Скажите, что этот матрос...

Выражение его лица мрачнело по мере того, как до него доходил смысл переданной ему старшей медсестрой информации. Его взгляд упал на стену, но не замечал ни небрежной работы маляров, ни грязной абстракционистской кляксы в раме, выбранной женой посла. Матрос? Снятый с судна вертолетом береговой охраны? Доставленный на берег и посаженный в санитарный фургон без ведома иммиграционной службы и полиции? И благополучно исчезнувший по пути в больницу?

- Сеньор Уилсон? Вы меня слышите?

Он очнулся, но мысли его путались. Одной рукой он крепко держал телефонную трубку около уха, а другой потянулся к карандашу и блокноту.

- Не говорите им ни слова! Ни слова! Я сам этим займусь. - Он понизил голос и спросил с притворным безразличием. - Кто вам звонил из ВВС?

- Какой-то... Сейчас, я записала. Вот. Майор Барбоза. Служба береговой охраны. Их штаб находится на военной базе недалеко от аэропорта Галеао. Вам продиктовать номер телефона?

- Да, пожалуйста - Уилсон записал цифры и подчеркнул их жирной чертой. Покачав головой, он снова поднес трубку к уху. А как имя матроса?

- Боюсь, у меня его нет. Майор Барбоза не...

- Ну ладно, не беспокойтесь. Это не так важно. Как фамилия капитана судна? Того, что послал телеграмму. И напомните, как называется судно.

Дона Илезия совсем смутилась, почувствовав желание Уилсона помочь ей выпутаться из затруднительного положения.

- Извините, но и фамилии капитана у меня нет. Но я помню, что судно называлось "Санта Эужения". Они не смогли зайти в Рио из-за шторма, но теперь они стоят в Монтевидео, и капитан - ах, как же это я не запомнила его фамилию! - хотел справиться...

- Понятно, - Уилсон вежливо остановил поток слов с другого конца провода. Потом взглянул на свой блокнот, размышляя, какую бы ещё информацию можно из неё выудить, но решил, что и так довольно. - Пожалуй, этого будет достаточно. Я этим займусь. Спасибо.

- Это мне надо вас благодарить, сеньор Уилсон. Я вам так признательна. Я и впрямь не знала, что сказать этому майору. Вы же пнимаете, за все время существования "Больницы страждущих" это первый такой случай...

- Не сомневаюсь, - поспешно бросил Уилсон. - Спасибо..

Но Дона Илезия ещё не закончила.

- И я бы ни за что не стала вас беспокоить, так как знаю, сколько у вас в дел в американском посольстве, но я сначала звонила сеньору Уэлдону, а мне сказали, что он играет в гольф...

- Как всегда, - заметил хмуро Уилсон. И осознав, что на этом завершать этот разговор не стоит, откашлялся и веско произнес. - Ни о чем не беспокойтесь, Дона Илезия, этим как раз и должны заниматься попечители. Наконец-то мы выясним, так ли это, подумал он, кладя трубку на рычаг.

Уилсон повернулся в вертящемся кресле и уставился в стену. Итак, матроса с приступом аппендицита сняли с судна в открытом океане, на вертолете доставили на берег, перенесли на носилках к санитарному фургону... Все это вполне логично и правдоподобно: иностранный матрос с воспалившимся аппендиксом просто испугался операции в чужой стране. С другой же стороны, все могло быть совсем не так. В любом случае, обо всем надо поставить в известность капитана Зе да Силву. Он потянулся к телефону и тут вспомнил, что в кабинете у него посетитель. Джентльмен из Зении, штат Огайо, громко кашлял, выражая свое полнейшее возмущение столь бесцеремонным поведением чиновника посольства, забывшего о его существовании. Уилсон одарил его сладкой улыбкой и снял трубку.

- Мэри, свяжись, пожалуйста, с капитаном да Силвой.

- Связаться с этим красавчиком? Мистер Уилсон, я бы с удовольствием, да как он на это посмотрит?

14
{"b":"71550","o":1}